Игорь Золотусский: никакой душевной болезни у Гоголя не было

Игорь Золотусский: никакой душевной болезни у Гоголя не было

Игорь Золотусский: никакой душевной болезни у Гоголя не было

Душевной болезни у Гоголя не было, убежден его биограф, литературный критик Игорь Золотусский. В интервью РИА Новости Золотусский рассказал о собственном видении фигуры Гоголя, новых открытиях исследователей жизни и творчества писателя и развеял ряд мифов, связанных с именем Гоголя.

— Игорь Петрович, вокруг Гоголя существует множество мифов и слухов. И мы понимаем, что настоящего Николая Васильевича совсем не знаем. КакимЧеловеком былГоголь, какие черты характера были определяющими для его личности?

— Знаете, это долгий разговор, но я попытаюсь сказать коротко. Гоголь прежде всего — наблюдатель, исследователь, он очень умен и все видит. И он — человек сильной воли. Уезжая в Петербург, он говорил провожающим: «Или вы обо мне ничего не услышите, или услышите нечто весьма хорошее». И через три года вся аристократия нашей литературы приняла его не только как писателя, но и как равного себе.

Но в душе Гоголя до конца жизни оставалось что-то детское. С одной стороны, он был очень закрытый человек, никто из друзей не знал, что происходит в его душе. С другой стороны, когда эти переживания накапливались, Гоголь мог публично объясниться с читателем. При жизни он публикует свое завещание — начало книги «Выбранные места», где он пишет, как его надо похоронить, как распорядиться вещами и так далее. Такая открытость у большинства образованных людей того времени вызвала непонимание, казалась дерзостью неимоверной. Вообще Гоголю всю жизнь приходилось оправдываться за свои произведения. Ряд таких серьезных душевных переживаний. вы знаете, они чем закончились.

— Вы имеете в виду тяжелую душевную болезнь, которая была у Гоголя?

— Ни шизофрении, ни психопатии — ничего подобного у Гоголя не было. В его душе горел один огонь — огонь любви к искусству. Из-за этого он отказался от семьи, от всего, чтобы отдаться искусству целиком.

— Правда ли, что в свое время Гоголь был учителем истории и хотел даже издать учебник «Всеобщей истории» в девяти томах?

— У него были геркулесовы планы в отношении истории. Он хотел издать историю Малороссии, давал объявления в газету, чтобы ему присылали летописи. Он действительно хотел издать и «Всеобщую историю». Потом он преподавал девицам в Патриотическом институте, занимался историей в Петербургском университете, но все это ему быстро надоело. Он написал всего несколько исторических статей, которые опубликованы в его сборнике «Арабески». Сказать, что они представляют самостоятельное историческое значение, нельзя, хотя в них много интересных наблюдений.

— Считается также, что Гоголь всерьез увлекался ботаникой, собирал всевозможные сведения о травах, даже хотел издать сборник «Народная ботаника». Так ли это?

— Это, скорее, был интерес ко всему, что есть в жизни. Действительно, Гоголь собирал травы, запоминал их названия — но скорее ради знания России. Он все-таки родился на Украине, а действие его главной книги, «Мертвые души», происходит в центре России, как он пишет, «недалеко от обеих столиц». В этом смысле он был человек придирчивый по отношению к себе: он все хотел знать досконально.

— В школе у многих «отбивают» желание читать Гоголя. В каком возрасте стоит начинать читать Николая Васильевича и с какого произведения?

— От обаяния гоголевского смеха уйти невозможно. Оружие Гоголя — юмор. Ему казалось, что «Ревизора» поняли как фарс, как сатиру на Россию, что Хлестаков – это плут, негодяй, который всех обманул. Хлестаков – это простодушное, но талантливое дитя, это гений вранья. Когда он начинает врать, все ему верят, как верили Гоголю, кстати сказать, потому что он писал Ивана Александровича отчасти с себя.

Я думаю, что в центре «взрослого» Гоголя, которого стоит начать изучать в школе, должна стоять «Шинель». Это самая понятная человеку в любом возрасте повесть. Когда над Акакий Акакиевичем издеваются его сослуживцы, он очень тихим голосом говорит: «Зачем вы обижаете меня?». А в этих словах, пишет Гоголь, слышны другие слова: «Я же брат ваш». Неужели это будет непонятно? Каждый из нас в детстве испытывал недопонимание, и может быть, даже насмешки. А мы ведь братья. И надо «Шинель» так прочитать, чтобы это прочувствовать. Педагогической работы для этого не требуется — надо сердце иметь, вот и все.

— Скажите, много ли еще открытий в судьбе и в творчестве ГоголяПредстоит сделать? Есть ли архивы, которые по каким-то причинам пока закрыты для изучения? И что представляет наибольший интерес гоголеведов?

— Архивы Гоголя богаты. Очень многие книги из библиотеки Гоголя после его смерти попали на Украину — сейчас они находятся в Научной библиотеке Киевского университета и в библиотеке Украинской академии наук. Есть рукописи Гоголя в Москве — в Румянцевской библиотеке, в отделе рукописей. Есть рукописи и в Пушкинском доме, там хранится огромный архив Вильегорских — это семья, в которую Гоголь был вхож, к дочери Вильегорских он сватался. Так что там есть что найти.

В Пушкинском доме хранится и единственная фотография Гоголя. Это подлинный дагеротип 1844 года. На нем изображен Гоголь среди художников в Риме. Там же хранятся волосы Гоголя. Это светлые волосы, хотя на портретах Гоголь кажется темноволосым. И волосы очень мягкие — это говорит о том, что Гоголь был очень мягкий человек.

Вообще еще недавно казалось, что о Гоголе уже все известно. Но буквально на днях нам позвонили из церкви Симеона Столпника и представили документы о том, что отпевали Гоголя именно здесь. До сих пор считалось, что Николая Васильевича отпевали в церкви Святой Татьяны — а на самом деле там с ним просто прощались.

И когда мы первый раз были в Васильевке (Васильевка, ныне Гоголево — родовое имение Гоголей-Яновских на Украине, прим. ред. ), внучатая племянница Гоголя рассказала, что существует предание, будто Гоголь закопал второй том «Мертвых душ» на холме недалеко от имения. Вдруг эта рукопись действительно где-то существует?

А недавно позвонила женщина и сказала, что у нее есть мебель Гоголя из московской квартиры. Так что юбилей начинает вытаскивать эти необычные открытия. Кстати сказать, главное событие в этот юбилейный год — восстановление креста и Голгофы на могиле Гоголя.

— Рассказывают, что камень с могилы Гоголя сейчас находится на могиле Булгакова. Что вы по этому поводу думаете?

— Это довольно известная история. Я допускаю, что такое могло случиться, но доказать это невозможно. Когда прах Гоголя в 1931 году выкопали, с могилы исчезли и Голгофа, и крест. Вполне возможно, что Голгофу бросили в каменоломню Новодевичьего кладбища, и Елена Сергеевна Булгакова выбрала именно этот камень.

— Мы знаем, что совместно с каналом «Культура» вы снимали 10-серийный фильм о Гоголе. Будут ли в фильме какие-то неизвестные факты?

— Не скажу в какой стране, но мы сняли автографы Гоголя, которые он оставил на камне. У него была такая привычка — расписываться в известных местах.

— Каким же образом он это делал?

— Просто камнем на камне выцарапывал: «Гоголь». Так что, как видите, в Европе есть автографы Николая Васильевича. Почему бы там не сохраниться и его бумагам? Ведь Гоголь прожил там много лет.

— Фильм называется «Оправдание Гоголя». Скажите, перед кем и за что его надо оправдывать?

— Конечно, Гоголь ни в каких оправданиях не нуждается. Ни с кем из критиков, которые не понимали Гоголя, мы не спорим. Но всю сознательную жизнь Гоголь искал оправдания у Бога. Да, он сжег второй том «Мертвых душ» — но это сделал мастер, который был недоволен своим творением. Он пришел к Богу с чистым сердцем, он умер во сне, как умирают праведники. И у его постели тогда был один человек, теща историка Погодина, — фамилия этой женщины была Гудчайлд, то есть «доброе дитя». Вот такое странное совпадение. Я считаю, что Бог принял и любил его.

— Говорят, что, работая с Гоголем, делая постановки по его произведениям или снимая фильмы, обязательно сталкиваешься с чем-то мистическим. Приходилось ли вам наблюдать подобное?

— Простите меня, о какой мистике может идти речь, если мы говорим об истинно верующем человеке? Да, существует и противник Бога – дьявол, и Гоголь это чувствовал. Во втором томе «Мертвых душ» Гоголь как никто другой изобразил его — в образе юрисконсульта. Какая же тут мистика? Гоголь жил в объемном мире чувств, где есть и добро, и зло.

Когда мы снимали фильм, никаких пароксизмов и трагедий не было. Это было все равно как приближаться к большой звезде: ты можешь разбиться о нее, можешь лишиться сил и потерять собственное «я». Так что сближаться с ним непросто. Зато как отрадно то, что получаешь от него, и то, что благодаря этому начинаешь расти, меняться. Вообще я к нему отношусь как к живому человеку. Для меня Гоголь жив.

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.