Жительница Тюмени утверждает, что ее залечили психиатры, и взывает к справедливости

Жительница Тюмени утверждает, что ее залечили психиатры, и взывает к справедливости

Жительница Тюмени утверждает, что ее залечили психиатры, и взывает к справедливости

Елена в августе 2015 года, уже после операции, во время которой ей имплантировали «батареечку»

В редакцию Znak. com обратилась жительница Тюмени Елена Третьякова, которая утверждает, что стала жертвой местных врачей-психиатров. По словам Елены, ее, в прошлом – сотрудницу УФСИН, гражданскую активистку, дееспособную женщину, затравили нейролептиками до состояния «овоща». Чудом женщине удалось спастись от «карательной психиатрии», хоть и с тяжелыми для здоровья последствиями. Теперь Третьякова пытается добиться справедливости – наказать врачей и доказать всем, что это была их ошибка.

Сегодня, 15 октября, в Тюмени прошел пикет в поддержку Елены Третьяковой. Несколько гражданских активистов выстроились у здания областного правительства и развернули плакаты в поддержку женщины. Сама Елена долго стоять не может – после пройденного курса «лечения» большую часть дня ей приходится проводить лежа.

Елена обратилась в Областную клиническую больницу №2 в 2012 году. Ее, недавно вернувшуюся из отпуска, стали мучать сильные боли в области малого таза, как считают сейчас ее представители – последствия серьезной простуды. Но врачи ОКБ не смогли после обследования поставить женщине диагноз. И, не найдя другого решения, отправили ее на осмотр в отделение пограничных состояний Областной клинической психиатрической больницы. До обращения к врачам Третьякова работала в региональном управлении ФСИН, управляла автомобилем, у нее была лицензия на владение оружием. Замужем, двое детей: недавно вернувшийся из армии сын и маленькая дочка. Словом, полноценный член общества.

«После обследования мне сказали, что это «очень тяжелый случай» и необходимо лечение, – рассказывает Елена. – Меня положили в стационар и начали поить таблетками. Это продолжалось до февраля 2015 года».

За это время женщина утратила всякую связь с реальностью. Как выяснилось позднее, ей поставили диагноз «шизофрения», а для «лечения» применяли сильнейшие нейролептики и антидепрессанты.

«Меня буквально превратили в овощ, – говорит Третьякова. – Я ничего не соображала и никак не могла себя защитить».

Елена Третьякова до болезни, изменившей ее жизнь

Представитель Елены, тюменский адвокат и правозащитница Любовь Сафаргалиева утверждает, что ее клиентка к этому моменту оказалась в крайне тяжелом состоянии. «Елена была таким классическим примером безнадежно больного человека – она не могла ходить, ее сотрясали судороги, изо рта текла слюна, – рассказывает юрист. – Ее показывали студентам-медикам во время обходов».

Как рассказывает сама Третьякова, ее спас муж. «Он буквально выкрал меня из больницы, – вспоминает Елена. – И через некоторое время привез на прием к другому врачу, профессору Приленскому. Тот провел свое обследование и пришел к выводу, что врачи из психиатрической больницы поставили неверный диагноз. Через некоторое время я попала на прием к московскому нейрохирургу Владимиру Шабалову, который сделал мне операцию – провел к двум полушариям мозга электроды, которые вывел наружу и подсоединил к батареечке. От этой батареечки сейчас зависит моя жизнь».

«Батареечка» – это система хронической стимуляции мозга, имплантат. Она вживлена Елене под кожу в районе груди.

Любовь Сафаргалиева говорит, что столичный гений Шабалов увидел Третьякову в коридоре во время своего визита в тюменский нейрохирургический центр. Женщина была в таком состоянии, что от судорог ее голова выгибалась, фактически запрокидываясь на спину. «Срочно на стол, она же умрет сейчас», – приказал хирург и спас Третьяковой жизнь.

Борис Приленский – завкафедрой медицинской психологии и психотерапии Тюменской государственной медицинской академии, профессор, доктор медицинских наук, академик Международной академии психологических наук. В разговоре с корреспондентом Znak. com он подтвердил слова Третьяковой. «Да, конечно, я помню тот случай, – рассказал Борис Юрьевич. – Считаю, что Третьяковой необоснованно назначили серьезные медицинские препараты, которые вызвали у нее нейролептический синдром. Анализируя ее историю болезни, я не нашел убедительных данных для постановки диагноза «шизофрения». Я пришел к выводу, что симптоматика ее заболевания говорит о наличии соматического расстройства неглубокого невротического уровня. Сейчас она уже полгода не принимает антипсихотические препараты, лечится у уролога. К сожалению, последствия приема лекарств все еще остаются».

Сегодня у здания регионального правительства группа гражданских активистов выступила с пикетом в поддержку Елены Третьяковой

Профессор Приленский, говоря о причинах направления пациентки в психиатрическую клинику при неустановленном диагнозе, объяснил, что это стандартная практика.

«Если не могут диагностировать, значит, что-то психиатрическое, такая логика, – сказал ученый. – К тому же многое зависит от врачей. Вывеска «Отделение пограничных состояний» не соответствует содержанию».

Сейчас Елена оформляет инвалидность и хочет одного – восстановить справедливость. «Они должны признать, что это была ошибка, халатность, что из-за неверно поставленного диагноза со мной произошло все это», – говорит женщина. «Мы также требуем возбуждения уголовного дела в отношении заведующего отделением пограничных состояний Сергея Шулепова, – добавляет адвокат Третьяковой. – Насколько мне известно, он до сих пор не понес никакого наказания».

По словам Третьяковой и Сафаргалиевой, они неоднократно пытались добиться правды в департаменте здравоохранения Тюменской области, но старания пока не пошли впрок. Елена не может даже добиться записи на личный прием к куратору социальной сферы Наталье Шевчик. «Когда тюменские журналисты попытались получить комментарий в правительстве, им отказали, сославшись на врачебную тайну пациента, – говорит адвокат. – Сказали – пусть Третьякова сначала признает себя недееспособной, оформит опекуна и тот даст согласие на публикацию персональных данных. Но это же бред – она вменяемый человек и в состоянии отвечать за себя сама».

При этом из департамента потерпевшей все же прислали официальное письмо, суть которого сводится к тому, что, возможно, врачи действительно ошиблись. Но официальным признанием этот документ тем не менее не является, так как диагноз не оспорен. Возбудить уголовное дело тоже не получается – для этого нужно доказать вину врача, а ее можно установить только после назначения следователем медицинской экспертизы. Но экспертизу, в свою очередь, не назначают из-за того, что нет уголовного дела. «Это замкнутый круг, разорвать который мы не можем, – объясняет юрист. – А из городской прокуратуры, куда мы обращались с заявлением, нам уже пришел отказ».

Заключение профессора Приленского – он не нашел подтверждения шизофрении

Пресс-секретарь департамента здравоохранения Тюменской области Вадим Квасюк заявил Znak. com, что ему известно о «деле Третьяковой», однако он не понимает – каким образом власти могут мешать восстановлению справедливости. О том, что представители департамента требуют признать Елену недееспособной и назначить ей опекуна, господин Квасюк, по его словам, слышит в первый раз. Он попросил составить официальный запрос в департамент и пообещал, что на него будет дан ответ, предупредив, правда, что для этого может понадобиться некоторое время. Znak. com опубликует Позицию ведомства . как только она будет сформулирована.

По теме:
Метки: , , , , , , , , , , , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.