Екатеринбуржцы рассказали в Facebook о серийном мошенничестве

Екатеринбуржцы рассказали в Facebook о серийном мошенничестве

Екатеринбуржцы рассказали в Facebook о серийном мошенничестве

Валентина Гофенберг — довольно заметный персонаж светского Екатеринбурга

Редкий пост в уральском сегменте Facebook находит такую популярность, как вчерашняя публикация екатеринбургского девелопера Никиты Попова. Рассказ Попова об истории его знакомства с Валентиной Гофенберг собрал сотни лайков, комментариев и репостов. Вчера и сегодня его обсуждают не только в социальной сети, но и при личных встречах.

Все началось с того, что екатеринбургский предприниматель Никита Попов решил отпраздновать свадьбу. Будучи общительным человеком, он рассказывал об этом многим, в том числе своей неблизкой знакомой – руководителю рекламного агентства «Мания величия» Валентине Гофенберг (раньше они немного переписывались в Facebook). Гофенберг предложила свои услуги по организации мероприятия, Попову ее идеи понравились, и в середине мая 2014 года они договорились о сотрудничестве.

Свадьба состоялась 19 июля. Она прошла неплохо, но затем начались проблемы. От людей, задействованных в организации мероприятия, Попов узнал, что Гофенберг до сих пор не расплатилась с ними. При этом в разговорах, рассказывает Никита в Facebook, Валентина объясняла невыплаты тем, что с ней, дескать, не рассчитался заказчик. Фотограф Слава Филиппов, например, не получил €3500 за свадебные снимки, рассказывает предприниматель (Филиппов это подтверждает).

Пост Никиты Попова стал одним из самых популярных в уральском сегменте Facebook

Попов решил встретиться лично со всеми подрядчиками, провел расчеты и выяснил, что в итоге ему не было оказано услуг примерно на 1,5 млн рублей. Предприниматель полагает, что теперь Гофенберг должна вернуть ему эти деньги. У него на руках остались ее расписки в получении наличных. Крупную сумму она осталась должна и самым подрядчикам. Сама Гофенберг на связь не выходила, перестала отвечать на звонки, заблокировала бывшего клиента в Facebook.

Когда Попов стал обсуждать ситуацию со знакомыми, выяснилось, что не он один остался недоволен общением с Валентиной Гофенберг. Стали всплывать похожие истории то с одной, то с другой стороны. Попов попросил свою службу безопасности составить досье на Гофенберг, а сам начал собирать информацию о своей обидчице. В итоге 16 сентября он опубликовал в Facebook большой пост. который прокомментировали сотни екатеринбуржцев. Многие из них вспоминали свои истории взаимоотношений с Валентиной Гофенберг.

Валентина Гофенберг предложила Никите Попову заняться организацией его свадьбы

Среди прочего, Попов рассказал о директоре винотеки Le Terroir Анне Мухиной, которая заплатила Валентине Гофенберг 400 тысяч рублей за мероприятие под названием «Мальчишник», однако в итоге оно так и не было проведено. Он также перечислил имена нескольких екатеринбургских бизнесменов, политиков, журналистов, светских героев и названия организаций, которые пострадали от деятельности Гофенберг.

Анна Мухина рассказала Znak. com, что Валентина Гофенберг должна была организовать для Le Terroir мероприятие стоимостью 400 тысяч рублей. Деньги ей были выплачены, говорит Мухина. «Я ей доверяла. Если зайти к ней на страницу в Facebook, видно, что у нее много друзей, известных в городе людей, она со всеми обедает, ужинает. Мы же судим о человеке по его кругу общения». За три дня до мероприятия Валентина заявила, что устала от общения (использовалась нецензурная лексика) и мероприятие нужно отменять. «Я сказала, что раз так, пусть вернет деньги. Валя пообещала снять сумму со счета и отдать мне. Но после этого она сразу же пропала, перестала отвечать на звонки и выходить на связь», – говорит Мухина. По ее словам, она встретила Гофенберг у клиники Linline и попыталась узнать у нее, когда та вернет деньги. «Она просто сбежала от меня. Я записала видео, – рассказывает девушка. – Тактика у нее такая: пока вы работаете и все в порядке, вы лучшие друзья. Как только что-то происходит, она принимается поливать вас грязью перед общими знакомыми, чтобы потом на ваши обвинения можно было отмахнуться. Другим людям, которым она должна, Валентина говорила, что не отдает, так как это мы с Никитой Поповым не платим ей».

Для Анны Мухиной (на фото) Валентина Гофенберг обещала организовать мероприятие за 400 тысяч (фото Geometria. Ru)

Чтобы вернуть предприятию 400 тысяч, которые были выплачены за организацию сорвавшегося мероприятия, Анне Мухиной пришлось взять кредит. «Теперь я собираюсь пойти в суд и в полицию», — говорит она.

Со ссылкой на юриста Попов привел информацию об арбитражных процессах рекламного агентства «Мания величия», которым владеет Валентина Гофенберг. В одном из процессов было установлено, что рекламная кампания с героями фильма «Бриллиантовая рука», которую «Мания величия» делала для СКБ-банка, прошла без заключения прав на воспроизведение фрагментов из фильма. По этому иску «Мания величия» осталась должна заказчику 1,3 млн рублей.

«Развеем слухи о Вале. Все персонажи в ее жизни вымышленные, – пишет Попов. – Моя служба безопасности неделю проверяла ее вдоль и поперек, никаких влиятельных родственников у нее нет, ни в ГУВД, ни в следственном комитете, ни в налоговой (многие из-за этого ее боялись, не хотели связываться)». Попов также пишет, что у Валентины нет «мужей-олигархов», о которых она нередко рассказывает своим знакомым, а ее отец, которого она представляет некой влиятельной персоной, – на самом деле обычный человек. Мать, на лечение и похороны которой, по рассказу Евгения Ройзмана, Валентина когда-то собирала деньги, жива.

(Ройзман описывал эту историю в своем блоге так: А в это время у Вальки была подружка Ирина Чернова. Валька даже пыталась объявить, что они с Ириной сестры. У Ирины мама умерла от рака. И через некоторое время заболела Валькина мама. И Валька обратилась к Ирине за помощью. А у Ирины были деньги, она копила на квартиру. Мало того – она только что потеряла маму, поэтому она полностью вгрузилась в ситуацию, и не жалела для Валькиной мамы ничего. В результате Валька получила с нее на лекарства, химиотерапию и т. д. порядка двух миллионов! Но ничего не помогло, и мама все-таки умерла. И Валька горько плакала, уткнувшись Ирине в плечо. И Ирина тоже плакала. И Валька взяла еще немножко денег на похороны. А потом вдруг случайно Ирина узнала, что Валькина мама. жива, здорова! И даже не болела вовсе, а работает в гимназии, и вообще нормальная тетушка») .

То же самое – с рассказами о дорогих автомобилях и квартирах, утверждает Попов: «Нет никаких “Cayenne мужа”, у нее красный Mini Cooper, который сейчас забрали за долги. Ездит она на такси. Живет в простой хрущевке. Все фотографии домов и квартир – чужие», – предупреждает Попов.

Никита Попов, пообщавшись со знакомыми Валентины, изложил «схему развода по пунктам»: «втереться в доверие любыми способами», в том числе через постоянные комплименты и «лайки» в Facebook, «рассказывать всем, какие вы с ней друзья», максимально часто светиться с вами на людях и в сети, «рассказывать про порчу и сглаз, привести к своей гадалке Юле, которая так же обрабатывает вас по своей теме». Потом, когда речь зайдет о деловых вопросах, – «не подписывать с вами договор, максимально дотянуть до часа «икс», чтобы времени не было на подписание, дальше работать с вами за наличку». Вслед за этим выполняется лишь часть работы, и заказчику предлагается самому оплатить часть работ подрядчикам по ряду отговорок («Сбербанк не проводит транзакцию», «Те не отдали, эти не заплатили» и т. п.). «В результате, – рассказывает Попов, – вы входите в положение и платите в надежде, что Валя вам отдаст, “ведь вы друзья”». После мероприятия (если оно вообще было проведено) клиент пытается взыскать долги, описывает ситуацию Никита Попов, но Валентина пропадает: «Она в больнице. Она в Москве. Она на важной встрече. Она в самолете. Она болеет. Параллельно всем рассказывает, что вы нищий, плохой, не платите, она платит за всех и т. п.». «Потом вы обнаруживаете, что уже везде удалены из друзей и находитесь в черных списках», – возмущен Попов.

Он предлагает всем пострадавшим от деятельности Гофенберг подать коллективные иски и заявления в полицию. Предприниматель считает, что реально возбудить в отношении женщины уголовные дела по статьям 327 УК РФ («Подделка документов» — в частности, Никитой Поповым упоминается фальсификация Валентиной Гофенберг платежного поручения «Банка24.Ру») — и 159 УК РФ («Мошенничество»). Пострадавшим важно действовать совместно, указывает бизнесмен, чтобы следствию было очевидно: Валентина работает по одной схеме, каждый раз она не возвращает деньги намеренно, а сумма хищений подпадает под «особо крупный размер».

В многочисленных комментариях к записи Никиты Попова екатеринбуржцы рассказывают о своих взаимоотношениях с Валентиной Гофенберг, некоторые выражают сомнения в ее психическом здоровье, другие приводят примеры ее лжи («Видел ее в ресторане, сидела одна за столиком, потом выкладывает в Instagram фото – “Мы с мужем обмываем мою новую сумку Furla”»), третьи и вовсе откровенно оскорбляют женщину. Высказываний в ее защиту мало, но, например, бизнесмен Евгений Мак рассказал, что своей работой с Гофенберг остался доволен.

Потерянные деньги – это печально. Но гораздо хуже участие анонимным лжесвидетелем в заказных процессах

«Все это мелочи по сравнению с тем, что она платный лжесвидетель», – оставил комментарий глава Екатеринбурга Евгений Ройзман. Это действительно одна из самых печальных историй, связанных с Валентиной Гофенберг. Как ранее рассказывала главный редактор Znak. com Аксана Панова, под именем Татьяны Бондаренко Гофенберг выступала в качестве «засекреченного» свидетеля в уголовном деле в отношении журналистки. «Бондаренко» была важным свидетелем: в своих показаниях она утверждала, что была близкой подругой Аксаны, они регулярно общались (на самом деле такого не было, но, как ясно из поста Никиты Попова, это характерное для Гофенберг поведение). Женщина дала показания, что Панова регулярно делилась с ней «преступными планами», и это позволило приговорить журналиста к лишению свободы (к счастью, лишь условному). Сама Гофенберг в интервью Znak. com накануне дачи показаний отрицала свое участие в процессе в качестве засекреченного свидетеля, но журналистам удалось сфотографировать ее в тот момент, когда она выходила из здания с накинутой на голову курткой.

Валентина Гофенберг, комментируя Znak. com вчерашнюю публикацию Никиты Попова, рассказала следующее: «Я считаю, что все нужно решать в правовом поле. Если человек вместо того, чтобы составить мотивированную претензию, пойти в суд, истерит в соцсетях, развешивая свое же грязное белье и путаясь в показаниях, это значит, что, по сути, ему предъявить нечего и все это не более чем шантаж и пиар за чужой счет. Тем более что весь комплекс работ, и даже более, Попову был выполнен. Видимо, у него проблема с финансами и с привлечением внимания к собственной персоне любыми методами, – заявила Гофенберг. – Я с клиентами и контрагентами, а они бывают всякие, либо решаю вопрос полюбовно, либо в правовом поле, а не в соцсетях, собирая в кучу кашу, мед, говно и пчел. Бизнес так не делают».

Историю Анны Мухиной Гофенберг комментирует следующим образом: «Только истерика и словесный понос. Я просила показать хотя бы один документ — нет и того. Как можно обсуждать то, чего нет… Я вообще склоняюсь к тому, что это все заказное. Есть претензии — иди в суд. Не идешь — значит, все во имя пиара или чего-то еще».

Как бы то ни было, публикация Никиты Попова в Facebook продолжает бить рекорды популярности: к настоящему моменту ее перепостили уже более 150 человек.

Метки: , , , , , , , , , , , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.