Гомосексуальности в музыке точно стало больше

Гомосексуальности в музыке точно стало больше

«Гомосексуальности в музыке точно стало больше. И это хорошо»

В Россию снова приезжают с концертами Placebo — одна из самых востребованных в России британских рок-групп. «Афиша» поговорила с басистом и основателем ансамбля Стефаном Олсдалом о народной любви, саморазвитии, боли, андрогинности и наркотиках.

Фотография: Getty Images

Собеседник Афиши басист Стефан Олсдал (справа) в Placebo не менее важный человек, чем Брайан Молко, они вместе придумали группу, да и к ее андрогинному имиджу Олсдал имеет самое прямое отношение: он еще в 96 году открыто сообщил, что он гей

Вы наверняка знаете, что у вас армия российских фанатов, которая за годы совершенно не уменьшается. Мало существует зарубежных групп, которые у нас пользуются схожей неистовой любовью. Как вы думаете, почему так?

Нас часто об этом спрашивают, но я никогда не могу толково ответить. Я принимаю нашу музыку очень близко к сердцу и не задумываюсь о том, почему люди с ней так срастаются. Наверное, в нас есть какая-то честность с точки зрения текстов. Наверное, важно то, что мы никогда не пытались вписаться в какие-то музыкальные тренды, не хотели быть ни на кого похожими. Когда мы приходим записываться в студию, она превращается в закрытое для внешнего мира пространство и мы делаем только то, что нам кажется правильным. Ох, ну что еще… На концертах мы по максимуму отдаем эмоции и стараемся преодолеть барьер между группой и публикой, чтобы все было по-настоящему интимно, чтобы мы отдавали им больше, чем они дают нам. Но по правде говоря, ответ на ваш вопрос я не знаю!

У меня есть версия.

Ну-ка? Я слушаю.

В свои лучшие моменты вы очень круто вытягиваете наружу боль. И делаете это нарочно. Россиянам нравится погано чувствовать себя в большой компании людей, переживать такую общественную травму.

Эм. О-о’кей… Нет, ну понятно когда ты разделяешь свою боль с другими, она меньше тебя давит. А боли-то вокруг и правда полно. Взять, скажем, психические заболевания в той или иной форме ими страдает каждый четвертый. Жизнь сложная штука, и мы никогда не боялись сказать об этом открыто. Низкая самооценка; ощущение того, что ты аутсайдер; бесплодные попытки что-то в себе исправить; любовь, в конце концов… В общем, если для России это актуально, если люди готовы встретиться со своими чувствами лицом к лицу мы подходим друг другу.

Песня и клип, с которых для многих, вероятно, началось знакомство с группой Placebo в свое время ее активно крутили на местном MTV

По поводу ваших фанатов интересно еще то, что все время новые прибавляются. Не знаю, так ли это в других европейских странах.

Да, там все примерно так же. Каждый раз, когда мы играем, в первом ряду можно найти знакомые лица, но и новые люди заметны. Мне кажется, это во многом благодаря сарафанному радио. Когда ты тинейджер, ты пытаешься найти самого себя и что-то, за что можно зацепиться, чтобы понять, кто ты такой. А музыка это очень серьезная сила. Когда я вспоминаю, как сам был подростком, то думаю, что всегда хотел быть в первом ряду. При этом я зачастую впервые слышал группы тогда, когда у них выходил уже пятый или шестой альбом. Это просто природа меломанства так и молодое поколение открывает для себя Placebo.

Но это же совсем нетипичный случай для группы, которой скоро двадцать лет исполнится. Вам не становится тяжело с ними общаться? Некоторых из ваших новых слушателей еще на свете не было, когда ваш первый альбом вышел.

Ну что тут поделаешь делаем что можем. Если бы мы работали конкретно на них, нам, наверное, надо было бы звучать как My Chemical Romance. Или как Джастин Бибер с гитарами ну чтобы уж точно в определенную возрастную группу попасть. Но у нас своя скорость развития. Мы делаем все возможное, чтобы не повторяться. Мы умеем критиковать себя лучше всех критиков, и все, что мы делаем, мы пытаемся сделать как можно круче. Наверное, кому-то это может не нравиться. В конце концов, нельзя слишком много значения придавать тому, что кто-то там думает. С ума так сойдешь.

Ну вообще критика как раз предъявляет вам претензии за то, что вы не очень-то развиваетесь.

Работа критика критиковать. Осуждать просто. Очевидно, что какие-то элементы нашего стиля будут повторяться из альбома в альбом, это же естественно! Записывать каждый новый диск сложнее предыдущего у нас ведь уже много изданного материала. Если в наших песнях есть ощущение правильности происходящего; если нам самим кажется, что мы движемся вперед, то все в порядке. Критики могут критиковать до морковкина заговения. Мне на самом деле наплевать на то, что думают рецензенты. Это действительно не имеет значения. Это все какой-то академический подход: они сидят у себя дома, в спальнях… Может, они все музыканты-неудачники?

Титульный номер последнего альбома группы Battle for the Sun. С развитием тут и правда плоховато

Но восемь–девять назад казалось, что вы на пороге прорыва и обновления. На Sleeping With Ghosts есть моменты, где вы играете практически электропоп. Потом вы практически не обращались к такому звуку. Почему?

(Пауза. ) Ну… После этого нам захотелось вернуться к чему-то более органичному и гитарному. Все-таки мы рок-группа. В прошлом мы экспериментировали с IDM, с лупами, с танцевальной электроникой, с хип-хопом но никогда не формулировали это для себя как какое-то решение типа Давайте поменяем наш стиль! Я не могу сказать, что не сплю по ночам, думая о том, как нам обновиться.

Placebo изначально привлекли к себе внимание еще и такой новой андрогинностью довольно агрессивной по тем временам. Но я тут заново просматривал ваши старые клипы и теперь они совсем не выглядят вызывающими. Видимо, что-то такое сейчас вполне вписывается в рамки нормы. Как вы думаете, ваша роль в изменении этих рамок есть?

Ну сейчас вообще все образы, которые производила поп-музыка с момента своего рождения, стали некоторым общепринятым стандартом. Легко представить, что так может выглядеть участник The X Factor или Адам Ламберт какой-нибудь. Но тогда для нас это было очень естественной формой самовыражения особенно для Брайана. Нормальной манифестацией личности он ведь все же был очень сердитым молодым человеком. С бисексуальными тенденциями. И его часто принимали за женщину. Ему очень нравилась свобода, которую он ощущал, когда носил женскую одежду, нравилось провоцировать. Повлияло ли это на какую-нибудь Джесси Джей? Да пес его знает. Но когда мы начинали, это точно не было нормой. Тогда же цвел бритпоп, так что вокруг были сплошные пацаны, пропускающие пинты в пабе. А потом они выходили на сцену в джинсах и футболках. А мы, прямо скажем, про другое. Но ведь если по-честному рок же всегда заигрывал с гей-культурой и андрогинностью, не так ли? История с Литл Ричардом вон когда еще случилась. А сейчас есть и Gossip, и Руфус Уэйнрайт гомосексуальности в музыке точно стало больше. И это хорошо.

Примерно так Placebo выглядели и играли, когда вокруг процветал бритпоп

Раз уж вы сами об этом упомянули. Мне всегда казалось, что вы угодили в такую дыру между музыкальными поколениями. Вы не про бритпоп уже но еще и не про новый постпанк.

Так я то и имел в виду, когда сказал, что нам неинтересно быть частью какого-то тренда. Мы очень странные люди: два шведа и один полуамериканец, живущие в Лондоне. Изначально мы на самом деле ориентировались на постпанк и Sonic Youth. И на The Police еще. А меня вообще вдохновляли Depeche Mode и ABBA. Такая вот дикая смесь. Мы не выросли вместе, мы не носили одну и ту же одежду. Нам нравились разные вещи, у нас были разные сексуальные ориентации. Нас прямо-таки раздирало в разные стороны. Какого тренда можно вообще при этом придерживаться, ну правда. Так и пошло с тех пор. Мы не вписываемся никуда. Да и вообще, обычно все эти направления создаются не самими группами, а прессой. Это как было с The Hives, The Killers, The Kills: у-у-у, теперь у нас одни the-группы! Это просто от лени.

У вас в песнях много отсылок к опытам, связанным с наркотиками. При этом за все время существования группы не было, кажется, ни одного серьезного наркоскандала. Это что же, вы при помощи написания песен провели детоксикацию?

(Вздыхает. ) Наркотики существенная часть жизни абсолютно всех людей. Но наркотики это еще и метафора для описания любого вида зависимости, начиная с любви и заканчивая чем угодно. Да и просто про наркотики много поют. Как я опять же уже говорил, иногда мы болезненно откровенны в рассказах о себе, о том, с чем нам приходится справляться, с какими сложностями. Поэтому концерты тоже бывают болезненными. Я стою и думаю: Черт, это же все правда. И, пожалуй, да это и правда своего рода психотерапия.

Метки: , . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.