Глава 8БОЛЕЗНИ НА «НЕРВНОЙ ПОЧВЕ»

Глава 8БОЛЕЗНИ НА «НЕРВНОЙ ПОЧВЕ»

БОЛЕЗНИ НА «НЕРВНОЙ ПОЧВЕ»

Где бы в человека ни стреляли,

Пули – все! – мне в сердце попадали…

Животным, живущим в естественных условиях, нет необходимости обременять себя и друг друга длительными неприятностями. Если хищник преследует свою жертву, то эта погоня не может быть бесконечно долгой. Развязка конфликта, как правило, не заставляет себя ждать. Преследуемый либо убегает и вскоре успокаивается, либо оказывается съеденным и тогда выходит из игры. Бесконечно преследовать друг друга, причиняя при этом массу неприятностей, могут только люди. Лишь они способны досаждать методично, упорно, изощренно, маскируя порой враждебность отношений под личиной нейтралитета, а то и благожелательности. И в наше время подчас приходится встречать человека, наблюдая за которым невольно вспоминаешь слова Ф. М. Достоевского: «Зверь никогда не может быть так жесток, как человек, так артистически, так художественно жесток».

А ведь в жизни и без того достаточно поводов, которые могут портить настроение: от разбитой тарелки до семейного конфликта, от потери мобильного телефона до финансового краха. На состояние эмоциональной сферы могут влиять состояние погоды и зубная боль, ускорение темпа жизни и повышенные требования к результатам труда, травмирующая психику человека напряженная обстановка, возникающая из-за психологической несовместимости, личных противоречий или же в результате недостаточного такта во взаимоотношениях между людьми, а может быть, и необходимость принятия ответственного решения, от правильности которого зависит материальное положение сотен людей, составляющих трудовой коллектив фирмы или крупного предприятия…

Жизнь показывает, что мы не имеем достаточно надежных защитных механизмов, которые могли бы гарантировать нас от стрессовых ситуаций и переносить подчас все нарастающий напор воздействия на нашу нервную систему психотравмирующих факторов. Выдерживать значительные эмоциональные нагрузки нам удается лишь при условии, что периоды высокого нервного напряжения не слишком длительны. При этом необходимо, чтобы неизбежные отрицательные эмоции обязательно чередовались с эмоциональными состояниями, положительными по своему характеру, чтобы периоды напряженной работы время от времени сменялись более или менее полноценным отдыхом. Если же это условие не соблюдается, вегетативный и эндокринный дисбаланс, возникающий в связи с негативными по своей сути эмоциональными реакциями может приобретать стойкий характер, что нередко подрывает здоровье и ведет к развитию различных заболеваний.

П. К. Анохин указывал на четыре главных фактора, которые являются физиологическим условием перехода отрицательных эмоций в длительное «застойное» состояние при высоком уровне возбудимости нервной системы и, следовательно, способствуют развитию болезней:

«1. Преодоление биологического оптимума возбудимости данных нервных клеток и поломка их триггерных механизмов (триггер – специальное устройство, обеспечивающее резкий переход системы из одного состояния в другое. – Прим. А. Н.). „Защелкивание“ возбудимости на этом высоком уровне и переход ее в хроническое состояние.

2. Все более и более широкое вовлечение нервных структур в функцию первично и чрезмерно возбудившихся нервных элементов.

3. Стремительное нарастание тонизирующих гормонов в кровяном русле, что создает дополнительное „подстегивание“ первично перевозбужденных нервных элементов и переводит течение патологической эмоции в хроническую форму по типу „порочного круга“.

4. Формирование утонченных и весьма расширенных сигнальных связей этого патологического подкоркового комплекса с факторами окружающего мира через опосредующее влияние коры головного мозга. С этого момента патологическая эмоция становится психопатологическим комплексом, элементом структуры психического расстройства».

Мы не имеем достаточно надежных защитных механизмов, которые могли бы защитить нас от стрессовых ситуаций и перенести нарастающий напор воздействий на нашу нервную систему.

Эмоциональное перевозбуждение ведет к вегетативным, эндокринным и психическим реакциям, которые могут принимать застойный характер. При этом поначалу часто говорят о развитии у больного синдрома вегетативной или вегетативно-сосудистой дистонии, который, как правило, сопровождается нарушением эндокринного баланса и изменениями в психической сфере. Последнее обстоятельство явилось поводом к возникновению мнения о том, что вегетативные синдромы, по сути дела, всегда являются психовегетативными, ибо при них, наряду с признаками вегетативной лабильности, имеется повышенная эмоциональная возбудимость, а следовательно, и обостренная чувствительность к внешним раздражителям и к импульсации, идущей из внутренних органов и тканей. В таких случаях характерны, тревожность, страхи, мнительность, расстройство внимания, быстрая утомляемость и другие клинические признаки астенической направленности.

Существенно, что изменения в эндокринной сфере не только являются составной частью психовегетативного синдрома, но и могут провоцировать его развитие. Этим объясняется нередкое возникновение указанного синдрома в периоды эндокринной перестройки организма (в юношеском возрасте, во время беременности, климакса), когда человеку обычно свойственна повышенная эмоциональность.

Синдром вегетативно-сосудистой дистонии – основа для развития многих заболеваний (нервных, психических, соматических и пр.), характер которых определяется различными факторами и в том числе наследственными и конституциональными особенностями, а также функциональным состоянием отдельных органов и систем к моменту формирования болезни.

Функции всех органов и тканей в норме находятся в состоянии взаимосвязи и взаимозависимости. Поэтому практически нет строго локализованных болезненных процессов. Каждая местная болезнь сопровождается общей реакцией организма, которая может рассматриваться как стресс-реакция или стресс-синдром. Но, тем не менее, при расстройстве здоровья обычно имеется область, в которой функциональные и органические нарушения оказались особенно выраженными. Это обстоятельство позволяет говорить о развитии у человека того или иного определенного заболевания. Ниже мы остановимся лишь на тех из них, в развитии и течении которых роль перенапряжения эмоциональной сферы особенно велика.

Среди таких болезней в первую очередь следует выделить заболевания, проявляющиеся главным образом расстройством функции самой нервной системы. Это так называемые неврозы и некоторые формы психозов. Большая работа по изучению физиологических механизмов неврозов на основе разработанного И. П. Павловым метода условных рефлексов была проведена им самим и его учениками. Экспериментальные работы И. П. Павлова позволили ему внести ценный вклад в учение о неврозах. Он выделял такие кардинальные их формы, как неврастения, истерия, психастения, и представил их физиологическое обоснование.

И. П. Павлов рассматривал невроз как срыв до того нормальной высшей нервной деятельности, вызванный перенапряжением возбудительного или тормозного процессов или их подвижности. При этом одним из характерных признаков невроза он считал возникновение в мозгу «больных изолированных пунктов», или очагов патологической инертности, лежащих в основе длительно неугасаемых реакций. При этом им отмечалось, что очаги патологической инертности легче образуются при пониженной подвижности нервных процессов. Поэтому подвижность нервных процессов им рассматривалась как самое уязвимое свойство нервной системы, проявляющееся при всякого рода вредных на нее воздействиях.

Где же, в каком отделе мозга легче образуется и длительное время сохраняется инертный патологический очаг возбуждения. Существуют доказательства, позволяющие считать, что при неврозах такой очаг формируется обычно в глубинных, подкорковых структурах мозга, и в частности в отделах мозга, относящихся к лимбико-ретикулярной системе, т. е. в зоне, ответственной и за формирование эмоций. Физиолог П. В. Симонов в связи с этим говорит следующее: «Если в процессе замыкания временной связи ведущая роль принадлежит высшему уровню, то „полом“, „срыв“ нормальных функциональных отношений естественно локализовать в наиболее косных, инертных и, следовательно, наиболее уязвимых звеньях. Имеются веские основания признать такими наиболее уязвимыми звеньями подкорковые уровни». Это положение подтверждают, в частности, эксперименты, позволяющие установить, что невроз можно получить у животных с удаленной корой больших полушарий (П. В. Симонов, Л. А. Милютина и др.); у них вызвать его даже легче, чем у здоровых. Облегчает получение невроза в условиях эксперимента и удаление лобной доли (Дж. Конорский и др.). Возникновение невроза вследствие первичных изменений в подкорковом аппарате П. К. Анохин объяснял следующим образом: «В случае невроза очаг застойного возбуждения в гипоталамусе через ретикулярную формацию таламуса и лимбическую область проецируется в кору больших полушарий, обусловливая ряд симптомов, характерных для невротического состояния».

При неврозах патологический очаг возбуждения формируется в глубинных, подкорковых структурах мозга, т. е. в зоне, ответственной и за формирование эмоций.

Неврозы человека возникают преимущественно под влиянием эмоционально окрашенных конфликтов, наиболее характерной чертой их являются изменения в эмоциональной сфере при отсутствии стойких интеллектуальных расстройств. «Без эмоций нет психоневроза», – писал еще в позапрошлом столетии французский невропатолог Ж. Дежерин. Невроз провоцируется не интеллектуальным, а эмоциональным перенапряжением. Поэтому неврозы обычно не свойственны «кабинетным» ученым, занятым большим интеллектуальным трудом, а чаще встречаются у менеджеров, руководителей производств, фирм, у преподавателей, диспетчеров и вообще у тех, кто работает с людьми, и когда говорят о том, что причиной невроза является психическая травма, речь обычно идет о травме эмоциональной. Первичными нарушениями функций глубинных подкорковых структур при неврозах легко объясняется свойственная больным неврозами обычно значительная по степени выраженности эмоциональная и вегетативная неустойчивость.

Приобретенные психозы – группа заболеваний, при которых на первый план выступают обусловленные эмоциональным перенапряжением расстройства психики. Они не имеют строгой разграничительной границы с неврозами, так как и при неврозах обычно в той или иной степени снижается продуктивность мыслительных процессов.

Говоря о различиях между психозами и неврозами, И. П. Павлов писал: «…разграничение это, конечно, совершенно условное». Люди, страдающие приобретенными психозами, во многих случаях критически относятся к своему состоянию и стремятся излечиться от него. Психозы, как и неврозы, могут быть обусловлены эмоциональной травмой или эмоциональным перенапряжением, и им зачастую присущи яркие клинические проявления эмоциональных расстройств.

Заболевания, имеющие «психогенное» происхождение, в настоящее время иногда объединяют под названием «психогении». «Психогенное же, – по словам психиатра В. А. Гиляровского, – это то, что возникло в результате психического воздействия и психическим же путем удерживается». Но из всех известных психических явлений только эмоции способны оказывать выраженное влияние на физиологическое состояние организма. Поэтому все психогенные заболевания, по сути дела, являются эмоциогенными.

Неврозы обычно не свойственны «кабинетным» ученым, занятым большим интеллектуальным трудом, а чаще встречаются у менеджеров, руководителей производств, фирм, у преподавателей, диспетчеров, у тех, кто работает с людьми.

К числу факторов, ведущих к психогениям, психиатры А. А. Портнов и Д. Д. Федотов относят прежде всего различные отрицательные по характеру эмоции, подчеркивая при этом, что они возникают не сами по себе, а в связи с реальными явлениями, которые их обусловливают. «Наиболее частым видом психических травм, – по мнению психиатров А. А. Портнова и Д. Д. Федотова, – являются такие эмоциональные потрясения, как испуг в связи с ситуацией, угрожающей жизни, горе в результате утраты близкого человека, оскорбление, обида, в особенности в связи с изменой, с нарушением отношений между близкими людьми, длительные неприятности по работе, конфликтная домашняя обстановка, неопределенность общественного положения, неуверенность в перспективах ближайшего будущего». Значительное место среди причин психогений занимают сексуальные и всевозможные нравственные конфликты. При всем этом непременным условием приобретенных психозов у человека должны быть выраженные негативные эмоции (тревога, страх и т. п.), так как даже наивысшая степень радости очень скоро переходит в спокойное чувство удовлетворения.

Следует иметь в виду, что, кроме характера и силы психической (эмоциональной) травмы, в возникновении психогений большое значение имеют фоновое эмоциональное состояние человека, его психический тонус и те особенности характера, которые иногда именуют как психически ранимые. В связи с этим устойчивость человека к эмоциональным травмам может варьировать в широких пределах, в зависимости от особенностей его высшей нервной деятельности, а также его психического и физического состояния в данный момент. Предел выраженности психотравмы, после которого человек теряет психическую устойчивость, можно установить для каждого индивидуума лишь приблизительно. При достаточно сильной или длительной эмоциональной травме каждый человек может заболеть более или менее выраженным реактивным психозом.

Не имея здесь возможности останавливаться на клинике различных форм неврозов и психозов, отметим только, что все они сопровождаются значительным снижением работоспособности, возникновением массы неприятных субъективных ощущений и объективно регистрируемых функциональных, прежде всего вегетативных, расстройств, что обычно создает сложности для больного, особенно ярко проявляющиеся при общении его с другими людьми. Нередко отдельные симптомы этих болезненных состояний особенно беспокоят больного, выступают на первый план и потому иногда расцениваются как самостоятельные заболевания. В связи с чем иногда говорят о наличии у больного «невроза сердца», «невроза желудка», «сексуального невроза» ит. п. что, в общем-то, не совсем верно.

В настоящее время можно считать общепризнанной роль перевозбуждения эмоциональной сферы в развитии таких заболеваний, как гипертоническая болезнь, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, сахарный диабет, гипертиреоз.

Роль эмоций в возникновении гипертонической болезни была установлена главным образом представителями отечественной терапевтической школы, прежде всего Г. Ф. Лангом и А. Л. Мясниковым. Еще в 1938 г. Г. Ф. Ланг писал: «Клинический опыт свидетельствует… о большом значении повышенной возбудимости психической сферы и ее перенапряжения в происхождении гипертонии… тем более что при повышенной возбудимости психической сферы, как правило, будут преобладать отрицательные психические впечатления, а как раз именно они ведут скоро к повышению артериального давления… Необходимо прийти к выводу, что главным этиологическим фактором гипертонии следует считать нарушение функции центрального отдела вегетативного нервного прибора, регулирующего кровяное давление, в частности высших вегетативных нервных центров, ведающих этой регуляцией». А. Л. Мясников считал, что «гипертоническая болезнь в своих начальных стадиях представляет собой невроз, обусловленный травматизацией и перенапряжением высшей нервной деятельности… Этот невроз развивается у людей активных, часто весьма работоспособных, под влиянием чрезмерных повторных, длительных нервных воздействий». Он же отмечал, что гипертоническая болезнь иногда развивается непосредственно после психической травмы, а также после сотрясения или контузии мозга. Такого рода наблюдения нередко встречаются в повседневной врачебной практике в мирное и, особенно, в военное время. Известно также, что у больных артериальной гипертонией эмоциональные переживания и аффективные состояния могут вызывать резкий, значительный и довольно длительный подъем артериального давления. Аналогичные в принципе, только менее продолжительные сосудистые реакции могут отмечаться и у здоровых людей, но они обычно имеют не столь затяжной характер. Однако наличие таких реакций может указывать на предрасположенность этих людей к гипертонической болезни.

Особенно часто к развитию артериальной гипертонии приводит перенапряжение нервной системы вследствие того, что эмоциональная сфера длительно, хронически испытывает влияние отрицательных воздействий. Широко известно значительное увеличение числа больных артериальной гипертонией в период войны, в периоды финансового кризиса. Много больных тяжелыми формами гипертонической болезни было выявлено, в частности, среди перенесших трудные месяцы и годы блокады жителей Ленинграда. Важную роль хронического эмоционального напряжения в развитии гипертонической болезни подтверждают и результаты массовых обследований, проведенных группой исследователей, возглавляемой академиком A. M. Мясниковым. Оказалось, что заболеваемость гипертонией находится в прямой зависимости нервно-психического напряжения, характерного для некоторых профессий. Так, среди женщин телефонисток и телеграфисток гипертоническая болезнь встречается в 2,5 раза чаще, чем в контрольной группе женщин того же возраста. Нередко гипертонической болезнью заболевают административно-хозяйственные и финансовые работники, менеджеры, диспетчеры, врачи, педагоги, артисты и люди других профессий, работа которых связана с большими эмоциональными нагрузками. Напротив, у людей, занятых сельскохозяйственным трудом, гипертоническая болезнь встречается реже. Физический труд, по-видимому, тормозит развитие или дальнейшее прогрессирование гипертонической болезни при условии, что он доставляет моральное удовлетворение и не является чрезмерным.

Часто к развитию артериальной гипертонии приводит перенапряжение нервной системы.

Приведенные данные нашли серьезное подтверждение во многих опытах на животных, в результате которых удалось установить, что и в эксперименте эмоциональное возбуждение может вызвать стойкое повышение артериального давления в сочетании с соответствующими вторичными изменениями в различных органах и тканях. Так, если кошек содержать в виварии в течение нескольких месяцев в непосредственной близости от собак, то у половины из них развивается артериальная гипертония. Через некоторое время у них выявлялись гистохимические изменения в гипоталамо-гипофизарной области, указывающие на чрезмерное напряжение функций расположенных здесь секреторных клеток, а также утолщение коркового слоя надпочечников, описанное Г. Селье, как одно из характерных проявлений адаптационного синдрома. Особенно показательны опыты на обезьянах, проведенные в свое время в Институте экспериментальной патологии и терапии (г. Сухуми), в которых путем создания «конфликтной» ситуации удавалось вызвать у животных развитие стойкой гипертонической болезни. Артериальная гипертония у обезьяны, как правило, возникает при длительной изоляции ее от стада, особенно если она видит своих сородичей и может наблюдать за их кормлением.

Повышение артериального давления при эмоциональном возбуждении можно рассматривать как выражение повышенной активности клеток гипофиза и заднего отдела гипоталамуса, ведущей к выбросу в кровь избыточного количества гипофизарных гормонов, а также адреналина, норадреналина, кортикостероидов, вызывающей выраженные изменения во внутренней среде организма. При этом в связи с повышением тонуса прежде всего мелких артериальных сосудов – артериол – осложняется работа сердца, уменьшается почечный кровоток, ломаются механизмы, обеспечивающие саморегуляцию артериального давления.

Эмоциональное напряжение является, по-видимому, одной из причин преждевременного развития и такого широко распространенного заболевания сердечно-сосудистой системы, как атеросклероз. Атеросклероз – коварная, медленно прогрессирующая болезнь сосудов, обусловливающая напряжение сосудистых стенок, сужение просвета сосудов и в результате нарастающую недостаточность снабжения кровью различных органов и тканей, в том числе сердца и головного мозга. Развивается атеросклероз обычно у людей зрелого возраста, чьи знания и опыт могли бы принести обществу максимальную пользу. Одним из его последствий являются расстройства памяти и когнитивных (интеллектуальных) функций. «Тяжелые формы этого заболевания, – писал психиатр В. М. Банщиков, – разрушают в человеке все человеческое. Исчезает внимание. Сужается восприятие. Проваливается память. Ослабевает мышление. Парализуется способность к творчеству. Меняются личность и характер. Больного атеросклерозом мозга можно уподобить покинутому зданию: оно постепенно запустевает, становится непригодным для жилья, сохраняя при этом лишь внешние очертания».

Атеросклероз, как и гипертоническая болезнь, чаще встречается у людей, работа которых связана с постоянным эмоциональным напряжением, и при этом нередко сочетаются друг с другом. Функциональные нарушения в нервной ткани, возникающие под влиянием неблагоприятных по характеру внешних воздействий, ведут к стрессовым состояниям, вызывающим расстройство обменных процессов в организме и, в частности, нарушение жирового обмена, отложения в стенках сосудов холестерина. При этом происходит уплотнение и утолщение стенок сосудов, сужение их просвета. Экспериментальное подтверждение весьма существенной значимости эмоционального перенапряжения в развитии атеросклероза получено в опытах петербургского патофизиолога П. С. Хомуло и его сотрудников.

Эмоциональные факторы играют важную роль не только в возникновении гипертонической болезни и атеросклероза, которые часто сочетаются друг с другом, они влияют и на их дальнейшее развитие. При этом обычно отрицательные эмоции провоцируют возникновение таких серьезных осложнений, как инфаркт мышцы сердца (миокарда) и острые нарушения мозгового кровообращения – сосудисто-мозговые кризы и инсульты. В связи с этим нередко приходится слышать о том, что человек умер в результате эмоционального потрясения.

Атеросклероз чаще встречается у людей, работа которых связана с постоянным эмоциональным напряжением.

В некоторых старых учебниках по психологии описывается такая история, произошедшая в одном из английских университетов. Студенты юридического факультета решили проучить непомерно ретивого сторожа, стеснявшего свободу, так как на ночь закрывал на замок входную дверь. Однажды ночью сторож был ими схвачен, связан и доставлен на инсценированный суд. «Судьи» и все присутствующие были одеты в черные плащи, лица их закрывали маски. В торжественной обстановке по всем правилам совершалась церемония суда. Вынесенный приговор гласил: смертная казнь путем отсечения головы. «Приговоренного» подвели к месту казни, положили его голову на «плаху» и резко ударили по ней свернутым в жгут мокрым полотенцем. «Осужденный» упал. И когда «розыгрыш» хотели прекратить, то оказалось, что сторож скончался.

Подобная скоропостижная смерть возникает, как правило, вследствие острого нарушения кровообращения, главным образом в сердце или в мозге, у людей, ранее страдавших теми или иными заболеваниями сердечно-сосудистой системы. Эмоциональный сдвиг при этом может быть не причиной, а поводом, «последней каплей», ведущей к бурно развивающемуся расстройству функции жизненно важных органов и к срыву компенсаторных возможностей организма.

Какие же по характеру эмоциональные потрясения могут стать для человека роковыми? Чаще всего это аффекты страха, ужаса, гнева, реакция на известие о случившемся непоправимом несчастье. При этом масштаб причин смертельных эмоциональных потрясений в жизни может иметь очень большой диапазон. Ведь один и тот же факт различными людьми расценивается по-разному и даже отношение к нему одного и того же человека может меняться в разное время и зависит от целого ряда обстоятельств. По-видимому, можно сказать, что оценка каждого события и, следовательно, ответная эмоциональная реакция на него находятся в зависимости от исходного эмоционального состояния человека и от его личного отношения к случившемуся.

Вот как описывает А. С. Пушкин смерть одного из своих литературных героев, больного и обездоленного Андрея Гавриловича, наступившую в связи с тем, что он вдруг увидел через окно своего обидчика Троекурова, въезжавшего во двор. «Он узнал Кирилла Петровича, и ужасное смятение изобразилось на лице его: багровый румянец заступил место обыкновенной бледности, глаза засверкали, он произносил невнятные звуки. Сын его… поражен был его состоянием. Больной указывал пальцем на двор с видом ужаса и гнева. Он торопливо подбирал полы своего халата, собираясь встать с кресла, приподнялся… и вдруг упал. Сын бросился к нему, старик лежал без чувств и без дыхания – паралич его ударил» (А. Пушкин. «Дубровский»).

В романе В. Я. Шишкова «Угрюм-река» весть о трагической смерти красавицы Анфисы скосила могучего богатыря Петра Громова. В том же романе жена Громова, Мария Кирилловна, «убитая неуемным и жестоким человечьим словом, возвращается домой белыми майскими снегами в тихом гробу своем».

Все три выше упомянутые смерти литературных героев возникли вследствие аффективного состояния, обусловленного эмоциональным стрессом. Причины эмоциональных реакций при этом были различны, но личностная значимость обусловившего их факта во всех случаях оказалось чрезвычайной.

В конце 1805 г. английский государственный деятель, бывший премьер-министр, Питт Уильям-младший, один из главных организаторов антинаполеоновской коалиции европейских стран, получил известие о победе Наполеона под Аустерлицем и потерял сознание. У него возник инфаркт миокарда, и вскоре он скончался. По-видимому, для него значимость интересов своей страны была весьма велика, а потому и полученная информация имела очень большое значение, и он не смог пережить это историческое событие, так как воспринял его как личную беду.

Композитор Н. А. Римский-Корсаков огромное значение придавал работе над оперой «Золотой петушок». Ион скончался от инфаркта миокарда, как только узнал о запрете цензурой этого дорогого для него музыкального произведения.

Чрезвычайно большое эмоциональное напряжение, которое испытывает актер, перевоплотившийся в своего сценического героя, также может привести к трагической смерти. Так во время генеральной репетиции «Ивана Грозного» от инфаркта миокарда умер выдающийся артист Н. П. Хмелев. Выступая в роли царя Федора с большим вдохновением и творческим подъемом, на юбилейном спектакле МХАТа у края рампы под восторженные аплодисменты и приветствия зрителей скоропостижно скончался Б. Г. Добронравов.

Ведущие к смерти острые нарушения кровообращения нередко бывают обусловлены бытовыми, служебными или семейными конфликтными ситуациями. Так, когда-то «Литературная газета» рассказала о внезапной смерти пожилого профессора в холле гостиницы у стойки администратора. Смерть наступила после того, как профессору в 11 часов вечера сообщили, что он должен срочно освободить занимаемый номер. Мне пришлось однажды стать свидетелем внезапной смерти от инфаркта миокарда тренера студенческой команды лыжников, которая потерпела неожиданное для него поражение от, казалось бы, более слабого соперника в эстафетном беге.

Острые нарушения кровообращения нередко обусловлены бытовыми, служебными или семейными конфликтными ситуациями.

Велика роль эмоций и в развитии язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки. Профессор Е. М. Тареев писал, что в происхождении язвенной болезни, «по-видимому, наибольшее значение имеют отрицательные эмоции и психическая травма, особенно в сочетании с беспорядочным питанием и грубой пищей… Реже язва, притом острого течения, развивается вторично при органических поражениях мозга (опухоль мозга, кровоизлияния, гидроцефалия, менингит и др.)». Н. Н. Бурденко и Б. Н. Могильницкий такие «вторичные» язвы пищеварительного тракта вызывали у животных путем хронического раздражения межуточного мозга. Аналогичные в принципе эксперименты позже были проведены физиологом А. Д. Сперанским и дали идентичные результаты. В клинике нам приходилось наблюдать изъязвление желудочно-кишечного тракта у больного с опухолью гипоталамической области. Увеличение количества и повышение кислотности желудочного сока, являющееся одной из основных причин образования язв желудка, в эксперименте может отмечаться в результате перевозбуждения как переднего, так и заднего отделов гипоталамуса. Г. Селье считал возникновение язв желудочно-кишечного тракта одним из объективных показателей болезни адаптации, наряду с увеличением коркового слоя надпочечников и атрофией лимфатических узлов и вилочковой железы.

Но какие факторы являются причиной избыточной активности гипоталамического отдела мозга? Как мы уже имели возможность отметить выше – это прежде всего эмоциональные стрессовые ситуации, и главным образом те из них, которые обусловливают длительное эмоциональное перенапряжение. Эта мысль находит подтверждение, в частности, при проверке состояния желудочной секреции у студентов во время экзаменов, у больных, ожидающих операцию, и вообще у людей, длительно находящихся в состоянии тревоги, страха, гнева.

Обращает на себя внимание, что однотипные эмоциональные состояния могут обусловить различные по характеру, выраженности и длительности реакции организма. У одних в ответ на эмоциональное перевозбуждение развивается невроз, у других явно преобладают нарушения функции сердечно-сосудистой или дыхательной системы, желудочно-кишечного тракта или других органов и тканей. Такая неидентичность реакций возникает, по-видимому, в результате обусловленных наследственностью и воздействием внешней среды индивидуальных особенностей, свойственных каждому организму.

Мы рассказали далеко не обо всех заболеваниях, в происхождении которых определенную роль играет нервное потрясение (аффект) или хроническое эмоциональное напряжение. По сути дела, мы коснулись лишь тех болезней, которые встречаются особенно часто и в происхождении которых роль эмоционального фактора сейчас ни у кого не вызывает сомнений. Но список их мог бы быть значительно пополнен.

Так, существует суждение о ведущей роли эмоционального фактора в развитии глаукомы (офтальмологи С. Ф. Кальфа, М. Я. Фрадкин, И. А. Плетнева и др.). Известный дерматолог П. В. Никольский считал, что угнетающие чувства печали, скорби, уныния, зависти, злобы часто способствуют возникновению кожных болезней. Дерматолог П. В. Кожевников в группу психогенных кожных заболеваний включает экзему, крапивницу, нейродермиты и указывает на возможное возникновение под воздействием эмоционального напряжения кровоизлияний в кожу и даже острой гангрены. Он пишет, в частности, что разного рода эмоции могут вызывать всевозможные сосудистые, секреторные и трофические изменения кожи, выпадение или поседение волос, а также обострение некоторых кожных болезней. Нам приходилось наблюдать в нейрохирургической клинике больного псориазом (чешуйчатым лишаем). Эта болезнь развилась у него после слепого пулевого ранения головы. Пуля, судя по рентгеновским снимкам, располагалась в гипоталамическом отделе мозга; она, по-видимому, разрушила часть гипоталамуса и раздражала сохранившиеся его структуры.

В. М. Рубинович, изучив состояние кожи и ее придатков (волосы, ногти) у 100 больных с поражением гипоталамического отдела мозга, выявил различные кожные заболевания у большинства из них. Наличие при гипоталамических синдромах, в развитии которых исключительно велика роль эмоциональных стрессов, вегетативно-сосудистых, нейроэндокринных и обменных нарушений, способствует возникновению таких болезненных проявлений, как атрофия кожи и склеродермия, нарушение потоотделения, кожный зуд, изменение пигментации кожи, раннее поседение волос.

Эмоциональные факторы, вызывая функциональные сдвиги в гипоталамо-гипофизарной системе, могут играть важную, а иногда и решающую роль в развитии многих эндокринных заболеваний. Широко распространенная базедова болезнь в 80 % случаев, по Н. А. Шерешевскому, и в 85 %, по И. Брему, развивается после психической травмы – острой или, что бывает чаще, хронической по своему характеру. Существенно значение эмоционального перенапряжения или аффекта в развитии сахарного диабета (А. Л. Мясников, В. Г. Баранов и др.). Словом, в организме нет такого органа, такой ткани, такой системы, которые оставались бы безучастны к эмоциональному состоянию и не реагировали бы, так или иначе, на его изменения.

Надо сказать, что не только перевозбуждения эмоциональной сферы способствуют развитию многих болезней, но и сами соматические заболевания обычно отрицательно влияют на состояние эмоциональной сферы, что осложняет их клиническую картину и затрудняет лечение. Влияние соматических болезней на эмоциональное состояние человека может быть различным и в значительной степени зависит от того, каково его собственное отношение к ним. Обычно болезнь портит настроение. При этом имеют значение не только физические страдания. Важно и то, что заболевание нарушает, по крайней мере на ближайшее время, жизненные планы больного, влечет за собой неприятные обследования, лечебные процедуры, а то и оперативное вмешательство, выбивает его из привычной жизненной колеи, вызывает обычно нежелательный для него социальный резонанс.

Эмоциональные факторы, вызывая функциональные сдвиги в гипоталамо-гипофизарной системе, могут играть важную, а иногда и решающую роль в развитии многих эндокринных заболеваний.

Кроме общего для многих болезней внутренних органов (соматических болезней) ощущения разбитости, чувства подавленности, удрученности, тревоги, могут быть специфические черты. Еще И. М. Сеченов предполагал, что «человек, страдающий болезнью желудка, должен иметь свою особую психологию». Один из крупных отечественных невропатологов М. И. Аствацатуров разделял это мнение и на основании своего большого клинического опыта пришел к выводу, что «для внезапных расстройств сердечной деятельности характерна эмоция страха, для печени – состояние гневной раздражительности; при расстройстве желудочной функции наблюдается апатическое настроение, безразличие или даже отвращение к окружающему; при затруднении опорожнения полостных органов и переполнения их – чувство беспокойства». Такая зависимость эмоционального состояния от болезней внутренних органов обусловлена, по-видимому, изменением характера нервной импульсации, поступающей из них в мозг в случае их поражения, а также особенностями токсических влияний на нервную ткань, возникающих в результате расстройства функций отдельных органов (печени, почек и т. д.). Сам факт наличия этой зависимости создает целесообразность учитывать эмоциональное состояние больного и при решении вопроса о терапевтическом диагнозе.

Итак, эмоциональное состояние человека и характер функций его органов и тканей находятся в обоюдной зависимости. Нередко приходится встречаться с больными, у которых заболевание соматического характера, например болезнь сердца, возникла под влиянием отрицательных эмоций. Сопутствующие же болезни ощущения, а также мысли, связанные с нею и ее возможными последствиями, далеко не всегда бывают адекватны физическому состоянию организма и реальным перспективам развития патологического процесса и нередко усугубляют выраженность отрицательных по характеру эмоциональных реакций. В итоге они ведут к развитию у сердечного больного невротического состояния, наслаивающегося на соматическую болезнь. Лечение в таких случаях значительно осложняется угнетенностью настроения больного, апатией, депрессией. Это может существенно снижать эффективность применения лекарственных препаратов и требовать параллельных воздействий, направленных на эмоциональную сферу больного, целью которых является улучшение его настроения, оптимизация эмоционального фона и т. п. Все это, в общем-то, усложняет комплекс лечебных мероприятий и удлиняет курс лечения.

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.