Шизофрения что делать

Шизофрения что делать

Страшный диагноз прозвучал – шизофрения. Что делать, если ваш родственник заболел? Как не растерять спокойствие и не впасть в отчаяние. Секреты от психиатра.

Примерно 1% населения страдает шизофренией, причем не только в нашей стране — во всем мире. Легко сосчитать, что всего на Земле проживает 60 миллионов людей, страдающих этим заболеванием. Чтобы лучше понять эту цифру, напомню, что население таких стран как Италия или Египет как раз близко к 60 миллионам.

Есть семьи, где болеет несколько поколений, а в иных — заболевает кто-то один. Как правило, начало заболевания, так называемые «форпост-симптомы», пропускают все. Пропускают не только обычные люди без медицинского образования, но и медики, и даже врачи-психиатры. Да-да, в семьях врачей психиатров тоже сталкиваются с шизофренией — это не редкость. И не потому, что все психиатры сами сумасшедшие, а просто болячка достаточно распространенная.

Когда заболевание развертывается в полноценный так называемый галлюцинаторно-бредовый приступ, вот тут его не заметить сложно. Говоря обывательским языком, больные начинают «нести чушь»; видят, слышат или чувствуют то, чего нет; у них могут появляться идеи воздействия (больные ощущают, что на них кто-то воздействует), преследования (начинает казаться, что их кто-то за ними следит, плохо к ним относится), может измениться настроение. Как правило, именно в таком состоянии больные впервые знакомятся с психиатрической службой.

Первое знакомство бывает разным. Иногда это — психиатрическая бригада Скорой медицинской помощи, иногда — врач-психиатр из районного психоневрологического диспансера (ПНД), а иногда — частный психиатр. В разных ситуациях пути разные, но… диагноз один, страшный для «не посвященных» диагноз – шизофрения.

Давайте разбираться насколько это «страшно», и что делать с этим дальше.
Шизофрения – она разная

Выделяют несколько типов – простая, гебефреническая, кататоническая, параноидная, недифференцированная, другая (ипохондрическая и т. д.), резидуальная, вялотекущая (по современной классификации она определяется, как шизотипическое расстройство). Отдельно определяют тип течения – непрерывный и эпизодический (с нарастающим дефектом, со стабильным дефектом, ремитирующая). Очень важным аспектом является тип ремиссии, которая установилась (если она вообще установилась): полная ремиссия, неполная ремиссия, без ремиссии.

Шизофрения — она разная. И проявляться может совсем по-разному. И возраст может быть совсем разный – от раннего детства (детский тип) до пожилого возраста. Хотя чаще все же шизофрения возникает у молодых, где-то до 30 лет.

Считается: чем позднее человек заболел, тем легче болезнь переносится, тем мягче формирующийся дефект личности, и тем лучше прогноз. Более благоприятно, если заболевший – женщина, и, если приступ был очень ярким, с яркими зрительными галлюцинациями или так называемыми онейроидными переживаниями (яркими сценоподобными галлюцинациями, которые полностью вовлекают в себя больного).

Часто именно так, остро, с приступа, которого нельзя не заметить, начинается Рекуррентная шизофрения (особый тип шизофрении, сопровождающийся яркими галлюцинациями – зрелищами с нетривиальными сюжетами). После обрыва такого приступа личность не изменяется. Как говорят врачи: «не оставляет после себя дефекта». Больные рекуррентной шизофренией в периоды между приступами вполне здоровы — нормальные люди, учатся, работают, женятся и рожают детей. Но, к сожалению, рекуррентная шизофрения встречается не так часто, как хотелось бы.

Параноидная шизофрения и дефект личности

Гораздо чаще врачи сталкиваются с Параноидной шизофренией. Именно она — «королева психиатрии», болезнь шаманов и мудрецов. В отличие от рекуррентной формы, при параноидной шизофрении идет формирование так называемого личностного шизофренического дефекта.

Шизофренический дефект – это особенное состояние, при котором происходит как бы отключение некоторых функций нормальной человеческой психики – воли, эмоциональности, интереса к жизни.

И сама личность начинает претерпевать особенные изменения: появляется такая особенность душевного склада, которую старые психиатры называли «дерево и стекло». С одной стороны наши пациенты становятся душевно очень хрупкими – «стекло», с другой — эмоционально и душевно тупыми –«дерево». В наших больных отсутствует душевная гибкость, конформность, им очень тяжело подстраиваться под новые жизненные обстоятельства. Прямолинейность в них одновременно уживается с хрупкостью личности.

Особняком стоит удивительная особенность личности больного с шизофреническим дефектом — отсутствие синтонности. Вот что это такое: наши больные перестают на невербальном или мыслительном уровне понимать окружающих, а на уровне более тонкого взаимодействия – на эмоциональном уровне — они не чувствуют, не ощущают чужую боль, страх или радость. Чужие эмоции они не «чувствуют», они их способны только «понимать». Именно это и приводит наших пациентов к социальной изоляции, а впоследствии — при нарастании и огрублении дефекта — к инвалидности. Необходимо запомнить, что бояться нужно не бреда или галлюцинаций (они, в конце концов, поблекнут, и человек вполне может научиться с такими «особенностями» жить), бояться нужно приводящего к инвалидности шизофренического дефекта, который старые психиатры в XIX веке называли «ранним слабоумием».

Гебефреническая и кататоническая формы встречаются существенно реже. В первом случае пациенты кроме признаков параноидной шизофрении демонстрируют характерную мимику и своеобразное поведение. В психиатрии это называется «Гебефреническая дурашливость ». Больные могут скакать по комнате, «строить рожи», может создаваться впечатление, что они пародируют окружающих.

Такая шизофрения, как правило, течет непрерывно, без «светлых промежутков». Обычно заболевают ей в детском или подростковом возрасте, и прогноз у нее не очень благоприятен – дефект формируется очень быстро. Таким пациентам нужен качественный уход. Можно попробовать найти им какое-то занятие, которое бы доставляло им удовольствие. Ну, и, конечно, близким с ними нужно обязательно общаться. Любовь творит чудеса. Мягкий, теплый уважительно-дружелюбный разговор вполне способен подарить больному человеку некоторую надежду и, как бы это странно не звучало, улучшить его сомтояние, пусть и очень кратковременно.

Кататоническая шизофрения характеризуется своеобразными «замираниями». Человек может принимать различные, подчас очень вычурные позы. В таком состоянии он может простоять от нескольких минут до несколько месяцев. Но попускать этому нельзя. Находясь в таком состоянии, пациент может умереть от истощения. Иногда такое замирание (Кататонический ступор ) может вдруг резко и неожиданно превратится в Кататоническое возбуждение. Это очень страшное состояние, остановить человека в кататоническом возбуждении очень тяжело. И еще: если ваш близкий страдает кататонической шизофренией, не нужно считать, что, находясь в кататончиеском ступоре, он ничего не слышит, не видит и не понимает или не помнит. Это – большая ошибка так думать. Не надо его «тыркать», ругать или как-то обижать. Он все чувствует и понимает, он просто не может вам подать сигнал, что это именно так.

Бывают «замирания» и во время галлюцинаций. Не нужно их путать с кататоническим ступором. Когда пациент галлюцинирует, он начинает к чему-то прислушиваться (если речь идет о слуховых галлюцинациях), взгляд становится заинтересованным. При зрительных галлюцинациях может к чему-то приглядываться, пытаясь что-то «лучше разглядеть», а может замереть, смотря «в одну точку».

Шизотипическое расстройство личности

При так называемой Вялотекущей шизофрении (в современной классификации ее принято называть «Шизотипическое расстройство личности ») очень редко наблюдаются галлюцинации или ярко выраженный, совсем уж неправдоподобный бред. Но, даже если такого рода изменения имеются, то они носят очень кратковременный, транзиторный (то есть – преходящий) характер. На первый план при шизотипическом расстройстве выступают изменения мышления и эмоциональная нивелировка (выравнивание, уплощение). Заболевшие этой формой, как правило, не становятся глубокими инвалидами как при простой форме шизофрении, хотя крайне редко это случается.

Что делать, если близкий заболел шизофренией?

Итак, случилось страшное: ваш близкий человек заболел и попал в психиатрическую больницу.
Самое важное в этой ситуации – сохранять Трезвость мышления и Не поддаваться панике. Ни в коем случае Нельзя идти на поводу у сына, дочери, жены или мужа – того, кто оказался за стенами клиники. Да, очень жаль, что человек оказался в такой ситуации, жаль до боли. Да, в психиатрической больнице страшно, и соседи по палате могут оказаться ребятами с не очень хорошими привычками, и иногда даже в отделениях могут случаться неприятные эксцессы. Да, подбор лекарств может протекать с не очень приятными для больного симптомами. К сожалению, так бывает. НО ДОМА ВЫ С ЭТИМ НЕ СПРАВИТЕСЬ. И ДОМА ВЫ НИКАК НЕ СМОЖЕТЕ ПРИБЛИЗИТЬ ХОТЬ ЧУТЬ-ЧУТЬ ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ. В больнице же – каждый день – это пусть малый, но шажок к лучшему. Дома никакого движения к лучшему не будет. Поверьте, этот путь пройден очень многими.

Что происходит в психиатрической больнице

Обычно сразу после поступления больных, которые поступили впервые, кладут в так называемую надзорную палату в остром отделении. В этой палате тесновато, поскольку бывает много больных, и частенько кровати стоят впритык друг к другу. Очень беспокойных больных в такой палате могут привязывать. Это делается не из-за садистических побуждений или с целью «наказать», а для того что бы уберечь больного.

К сожалению, находясь под воздействием бредовых переживаний, галлюцинаторных образов или в неконтролируемом возбуждении, наши пациенты могут быть опасны как для себя, так и для окружающих – других больных, персонала.

Я вспоминаю, одного из своих пациентов — Игоря, сорока пяти лет. Игорь — в прошлом боевой офицер, служил в Афганистане, был одним из тех немногих, кто участвовал в штурме дворца Амина. Болен был уже давно, за время болезни от него успела к другому уйти жена, забрав с собой малолетнюю дочь. Но Игорь не унывал и, несмотря на тяжелую форму шизофрении, начавшуюся атрофию коры головного мозга, старался оставаться таким же честным и благородным, как раньше — настоящим офицером. Каждое утро на обходе Игорь встречал меня чисто выбритым, умытым, и даже казенная пижама сидела на нем как-то особенно аккуратно. В тот раз Игорь находился в надзорной палате. И в эту же надзорную палату поступил другой больной в мании — состоянии с болезненным повышенным настроением (бывает и такое, но об этом — не в этой статье). Честно говоря, обоих пациентов было жалко – оба люди с образованием, и в общем-то очень не плохие – не уголовники, не преступники. Поэтому, несмотря на возбуждение, больного с манией привязывать не стали. И Игоря – тоже.

Результат этой опрометчивости запомнится мне надолго. Пациент с манией, находясь под растормаживающим действием повышенного настроения (растормаживаются не только чувства и эмоции, но и сексуальная сфера – становится без разницы «с кем и как») стал очень настойчиво предлагать Игорю, боевому офицеру, оказать сексуальные услуги нетрадиционным способом. Последний проявил удивительную выдержку: несколько раз отказал. Но когда первый предложил: «давай тогда ты мне», Игорь его в буквальном смысле чуть не придушил. Еле разняли. Больной с манией был синим, но, слава Богу, сразу «раздышался». Поэтому, опытные психиатры стараются предугадывать подобные эксцессы, иногда прибегая к фиксации пациентов.
Слава Богу, в такой палате больные, как правило, долго не задерживаются. Средний срок пребывания в надзорной — от 3 до 7 дней. За это время лечащий врач успевает определиться с диагнозом и со схемой лечения, начинают действовать лекарства, и пациент становится не таким «буйным». Чаще – наоборот, наблюдается заторможенность, иной раз достаточно даже сильная. Бояться этого не нужно, хотя нашим больным такое состояние очень сильно не нравится. Нужно помнить – это временно необходимый этап лечения. Ведь после тяжелой хирургической операции тоже бывает сильно плохо, но мы знаем, что со временем все пройдет. Так давайте не забывать, что для человека шизофренический приступ – событие ничуть не легче, чем сложная операция.

Иногда во время подбора лекарств могут случаться различные неприятные инциденты – к этому тоже нужно относиться спокойно. В частности, практически все лекарства, используемые в психиатрии, могут вызывать снижение артериального давления, учащение сердцебиения, тошноту, иногда рвоту. Постепенно эти неприятные симптомы уходят.

Зачем я обо всем этом пишу? Очень хочется, чтобы родственники наших больных были вооружены знанием, а не опирались на собственные расстроенные чувства. Часто, когда возникает заторможенность кто-нибудь из родственников пациента идет к лечащему врачу и начинает скандалить: «Закололи! Он стал овощем!»

Иной раз доктор такого давления не выдерживает и начинает назначать большие дозы корректоров – специальных лекарств, которые компенсируют действие основного препарата. А это, на самом деле, не очень хорошо. Дело в том, что корректоры, впрочем, как и любые антидепрессанты, ноотропные средства и т. д. могут усиливать бред и галлюцинации. И получается замкнутый круг. Поэтому стоит какое-то время потерпеть, выждать, дать врачу время, чтобы «вытянуть» больного из психоза.

Из надзорной – в отделение

После надзора больные попадают в обычные палаты, где и находятся до того момента, когда их состояние признается удовлетворительным. После этого — перевод в палату для выздоравливающих. К сожалению, так бывает не всегда. Иногда пациента не переводят к выздоравливающим, а сразу выписывают домой.

Обычно перед выпиской пациент успевает несколько раз сходить в домашний отпуск, во время которого он привыкает к домашней обстановке, родные привыкают к нему, происходит своеобразная «притирка». Это важно для успокоения, для понимания, что ничего страшного не случилось и все как прежде.
После выписки

Ваш близкий человек выписан из психиатрической больницы, страшный диагноз – шизофрения – при нем. Что дальше? Этот вопрос возникает практически у всех, и, к сожалению, не все находят на него правильный ответ. Кто-то начинает оспаривать диагноз больницы, пытаясь доказать что все ошиблись, кто-то начинает искать магов и колдунов, чтобы «сотворить чудо», кто-то просто перестает заниматься ситуацией.
На самом деле ничего этого не нужно – все это либо бесполезно для вас и больного, либо откровенно вредно.

После выписки необходимо, в общем-то, сделать одну очень простую вещь – найти врача, который будет наблюдать больного. Это может быть участковый психиатр из ПНД, может быть платный доктор, может быть врач из какого-нибудь НИИ или другого учреждения – это не важно. Главное, чтобы у пациента сформировалось доверие к врачу, и тогда врач сможет успешно: корректировать терапию, проводить профилактику обострений или бороться с ними, если все же обострений избежать не удалось.

В целом очень важно, чтобы пациент принимал лекарства – без них стойкой ремиссии не будет. Да, психотропные препараты очень тяжело переносятся. Поэтому очень важно, чтобы в стационаре подобрали такое лечение, которое не будет обременять пациента. Ну и уже дома может потребоваться какое-то вмешательство в схему лечения – коррекция – всяко бывает. И для таких целей нужен тот самый доктор, о котором я говорила выше.

Очень желательно, чтобы пациент работал, но сразу отправлять его на работу нельзя. Примерно полгода пациент, особенно после первого приступа, должен находиться дома в спокойной, благожелательной обстановке в окружении терпимых и понимающих близких. Позже, когда он выйдет на работу, нужно помнить, что еще какое-то время наш пациент не сможет выполнять сложные, требующие затрат сил и умственной энергии, обязанности. Для него это будет тяжело. Но и человека с высшим образованием отправлять в дворники не нужно. Потеря квалификации – это дополнительный травмирующий фактор для поднимающегося на ноги человека. Найдите ему интеллектуальную работу с умеренной нагрузкой.

Помогайте, и вы увидите, что все не так страшно, как казалось раньше. Не совершайте глупых ошибок, которые коренятся в предубежденном к психиатрии отношении. К сожалению, никто, кроме психиатров, ничего хорошего не может сделать с этим заболеванием. Колдуны, экстрасенсы и прочая нечисть способны только отвлечь ваше внимание от правильного пути к выздоровлению вашего близкого. Доверяйте профессионалам: лечите зубы у стоматологов, а шизофрению – у психиатров.
Частная психотерапевтическая поликлиника, психиатр на дом (www. вызов-психиатра. рф )

Интересное на эту тему:

Старческая деменция или что происходит с нашими старичками Рано или поздно мы подойдем к старости. Кто-то раньше, кто-то позже. А кто-то уже подошел. Это — наши бабушки и. Письменная онлайн консультация врача – эффективно или нет? Мы знаем массу сайтов в Интернете, где врачи практически любого профиля дают бесплатные письменные консультации в формате форума, где можно. Мракобесие в лечении душевных страданий О том, как целители мимикрируют под психотерапевтов, и о том, что из этого получается. А заодно — про каннабисный психоз. Заболевшему шизофренией Очень жаль, что вы заболели. И очень жаль, что именно шизофренией. Болячка очень не простая. И не простое отношение к.

Incoming search terms:

  • если родные болели шизофренией
Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.