Шизофрения фото

Шизофрения фото

Шизофрения

(Средняя оценка: 0 )

Шизофрения – это хроническое психическое заболевание, которое, как правило, возникает в молодом возрасте и характеризуется различными проявлениями.

Проявления шизофрении весьма разнообразны, однако общим свойством всех симптомов является схизис, т. е. внутренняя противоречивость, нарушение единства психических процессов.

Негативная симптоматика выражается в нарушении стройности мышления, потери интересов и побуждений, эмоциональном оскуднении. На отдаленных этапах заболевания при неблагоприятном течении формируется так называемое шизофреническое слабоумие.

Причины и механизмы развития шизофрении в настоящее время остаются неизвестными. Предполагается, что немаловажную роль играет наследственность, а также психологические и социальные факторы, которые воздействовали на человека.

Проявления шизофрении также могут различаться в зависимости от пола. У женщин заболевание протекает более остро. Ранние злокачественные варианты болезни чаще наблюдаются у мальчиков.

При параноидной форме шизофрении наряду с основными признаками заболевания (аутизм, нарушение стройности мышления, снижение и неадекватность эмоций) ведущим проявлением данной формы является бред.

Врач-психиатр проводит анализ жалоб больного, его поведения. Кроме того, могут быть выслушаны родственники больного и его друзья.

Обычно терапия шизофрении проводится в стационаре. Для лечения применяют различные препараты из группы нейролептиков, а в случае необходимости и антидепрессанты.

Приобрести эффективные лекарства для лечения этого заболевания

Покажите мне психически здорового человека, и я вам его вылечу.

Карл Густав Юнг (швейцарский психиатр, основоположник аналитической психологии)

Достаточно смешное, на первый взгляд, высказывание Юнга заставляет серьезно задуматься любого из нас. Существуют ли четкие критерии для отличия психически больного человека от здорового? Врачи, которые занимаются лечением и диагностикой соматической патологии, давно имеют достоверные способы диагностики, а вот в психиатрии, как и 50 лет назад, для обыкновенного человека все покрыто туманом тайны. Учитывая высокую социальную значимость заболеваний этого раздела, постановка диагноза может привести к значительному ограничению качества жизни и возможностей пациента. Фальшивыми диагнозами можно обосновать принудительное лечение или лишение дееспособности неугодного человека, а можно и наоборот, добиться снятия обвинений в суде с настоящего преступника. Данные возможности, при отсутствии лабораторных и инструментальных методов диагностики, приводят к росту числа сомневающихся в достоверности диагностики.

В чем сложность диагностики в психиатрии?

Казалось бы, что может быть проще: человек идет в лабораторию и сдает кровь, мочу или еще какой-то биологический материал, и получает прямое и независимое подтверждение наличия или отсутствия заболевания. Подобные методики эффективно применяются при выявлении соматической патологии. Так можно диагностировать любые болезни наших органов и систем: печени или почек, обменные заболевания или патологию крови, гормональные нарушения, причины бесплодия или аллергии. Даже в самой маленькой больнице, кроме лабораторных методов, для современной диагностики соматическим врачам доступны КТ, МРТ, УЗИ и другие современные инструменты. И только психиатры, как и 50 лет назад, могут ориентироваться лишь на клиническую картину заболевания. Этот факт вызывает недоумение у общественности и является причиной сомнений пациентов и их близких в точности диагноза.

Какие методы наиболее перспективны?

Мы верим, что есть нейробиологические объяснения всех типов человеческого поведения. Существует огромное количество исследований, подтверждающих наличие структурных и функциональных различий между мозгом людей с психическими расстройствами и мозгом здоровых, но эти открытия еще не позволяют разработать надежные диагностические тесты для массового применения.

Конечно, за последние 20-30 лет произошли значительные изменения в возможностях диагностики и лечения психиатрической патологии. В начале 2000-х годов ученые возлагали большие надежды на прогресс в области генетики, способов визуализации головного мозга и регистрации нервных импульсов. Они надеялись, что новые данные могут привести к появлению новой психиатрической классификации, основанной на биологических данных. Но и спустя 15 лет, когда мы стоим на пороге появления новых версий DSM и МКБ, по-прежнему отсутствуют методики для достоверной лабораторной или инструментальной диагностики психической патологии. Как и сто лет назад, психиатрам приходится рассчитывать на клинические проявления, результаты опроса пациентов и их родственников, данные анамнеза и специализированных тестов. В связи с этим все ошибки диагностики ложатся на плечи врача. При проведении анализа этих ошибок было выявлено, что 5 % из них связаны с противоречиями в картине заболевания, 33 % с неадекватной методикой опроса и 62 % с неадекватным использованием диагностических критериев. В настоящее время во избежание ошибок диагностики мировое научное сообщество призывает всех психиатров использовать единые классификации, критерии диагностики и системы обучения специалистов, в ином случае вероятность ошибки возрастает.

Можно ли рассчитывать на появление достоверных лабораторных критериев в ближайшее время?

Увы, пока рано на это надеяться. Перспективы ближайшего будущего крайне неоптимистичны. Реальная возможность для психиатрии видится ученым в использовании достижений генетики, молекулярной биологии и когнитивной науки в качестве дополнения к существующим способам диагностики.

Наша психика и возможности головного мозга до конца так и не изучены. Поэтому мы часто сталкиваемся с заболеваниями, возникновению которых также не найдено объяснение. Одним из таких недугов является шизофрения. Некоторые ученые полагают, что так включаются защитные функции организма, когда человек, его психика, не способны справиться с возникшей ситуацией или положением. Он уходит в иное измерение, воспринимая окружающий мир и действительность искаженно. Данная патология нарушает единство сознания, расщепляя его и раздваивая.

Шизофрения считается тяжелой психической патологией, которая может проявить себя в любом возрасте без каких-либо причин. В подростковом возрасте ребенок с интересом узнает мир, пытается социализироваться и адаптироваться. Если возникают проблемы в этом плане, это может спровоцировать развитие шизофрении. Интенсивное курение. алкоголь, наркотики, длительное одиночество могут спровоцировать начало заболевания.

Детская шизофрения не сильно отличается от проявлений болезни у взрослых. Но могут быть серьезные проблемы с ранней диагностикой патологии. В раннем возрасте признаки болезни могут быть ложными или симптоматика будет носить неяркий оттенок. Чтобы понять, что с человеком происходит, следует тщательно понаблюдать за ним: за его поведением, интересами, работой, рассуждениями, снами. Если человек ведет не совсем обычный образ жизни, имеет непохожее на других мировоззрение и непонятные увлечения, еще не значит, что у него психическое расстройство. Тем более когда при всем этом он успешен в жизни и прекрасно адаптирован. Оценивают болезненное состояние не по отдельно взятому признаку, а рассматривают их все в комплексе. Это позволяет создать более объективную картину возможного начала шизофрении.

При лечении заболевания невозможно добиться полного выздоровления, оно носит хронический характер. Однако можно сгладить некоторые симптомы и достигнуть стойких и долголетних ремиссий.

Болезнь шизофрения: начало, признаки и симптоматика

Заболевание имеет достаточное количество различных форм проявления, каждая из которых имеет ту или иную симптоматику, выраженную в разной степени. Но любая форма шизофрении (если вовремя не начать лечение) приводит к постепенному и необратимому деформированию психики и личности пациента, все ярче и ярче проявляя клинические симптомы. Причин возникновения, как уже упоминалось, нет, однако есть факторы, способствующие развитию заболевания:

    наследственность; нервные стрессы одиночный сильный или длительное стрессовое состояние; травмы головного мозга; генетические трансформации.

Если симптомы длятся примерно до полугода, говорят не о болезни, а о присутствии шизоподобного состояния. Первые признаки шизофрении начинают проявляться еще до наступления болезни. Это так называемый продромальный комплекс симптомов, который позволяет диагностировать болезнь еще до ее характерных проявлений. Они выглядят как постепенная социальная изоляция и отгороженность. Появляются невротические проявления, расстройства эмоций (раздражительность, агрессивность, депрессия. неприязнь ко всем вокруг). Начинающийся на фоне этого психоз дает основание предполагать начало шизофрении.

При шизофрении расстройство протекает приступообразно или непрерывно. Приступообразная форма имеет непостоянный характер, и в перерывах больной ощущает себя полноценной личностью. Однако приступы очень интенсивны, психозы ярки и насыщенны. Непрерывная форма имеет хроническое течение, порой даже не допуская мимолетных проблесков ясного сознания пациента. Как правило, больной не критичен к своим действиям и не соглашается с тем, что он болен, но при вялотекущей шизофрении 90% больных осознают, что в их психике произошли изменения.

У шизофрении признаки многообразны, но основные черты одинаковы. Симптоматика заболевания напрямую зависит от формы болезни и подразделяется на:

    продуктивную это события, которых нет в реальности, то, что создается сознанием пациента: галлюцинации (чаще слуховые) и бред в форме мании;
    негативную расстройства эмоций, общения, нарушение воли.

Диагноз шизофрения рушит все преграды между понятиями Я и не Я, смешивая происходящее внутри человека и снаружи, стирая границы реального и выдуманного. Интересно отметить, что больные шизофренией очень крепки и выносливы физически. Они способны выдерживать ударные дозы инсулина в 80 единиц, не переохлаждаются, простуда и любые вирусы их обходят стороной, а дети, рожденные от больного шизофренией, наделены высоким уровнем интеллекта.

Действующее вещество: гидроксизина гидрохлорид

Форма выпуска: таблетки по 25 мг

Фармакологическое действие

Атаракс принадлежит к группе транквилизаторов. Оказывает успокоительное, противорвотное, антигистаминное и м-холиноблокирующее действие. Увеличивает продолжительность сна, снижает частоту ночных пробуждений. Расслабляет поперечнополосатую и гладкую мускулатуру, расширяет бронхи, умеренно подавляет желудочную секрецию, уменьшает зуд у больных с аллергическими заболеваниями.

Атаракс не вызывает привыкания и синдрома отмены.

Максимальной концентрации в крови достигает через два часа. Метаболизируется в печени с образованием цетиризина, обладающего антигистаминным действием.

Показания к применению Атаракса:

    генерализованная тревога, психомоторное возбуждение, раздражительность при неврологических и психических расстройствах; абстинентный синдром при хроническом алкоголизме; премедикация; кожный зуд при крапивнице, экземе, дерматите; расстройства адаптации.

Дозировка

Детям от 2 лет назначают 1-2,5 мгкгсут в несколько приемов. Взрослым по 50 мг в сутки в несколько приемов (12,5мг утром, 12,5мг днем, 25 мг на ночь). Максимальная суточная доза 300мг. Для премедикации 1мгкг за 10-12ч до операции. Необходимо снижение дозы Атаракса для пациентов пожилого возраста и при нарушениях функции печени.

Противопоказания к применению

    почечная недостаточность; печеночная недостаточность; глаукома; порфирия ; галактоземия; гипертрофия предстательной железы; беременность и лактация; повышенная чувствительность к цетиризину.

С осторожностью применяют при затруднениях мочеиспускания, запорах, генерализованной миастении, склонности к судорожным припадкам, аритмиях.

Побочное действие

    сонливость, головная боль, головокружение; сухость во рту, тошнота, запоры, увеличение активности трансаминаз печени; артериальная гипотензия, тахикардия; бронхоспазм; задержка мочеиспускания; нарушение аккомодации.

Передозировка

Симптомы: тошнота, рвота, галлюцинации, нарушение сознания, аритмии, артериальная гипотензия.

Помощь: промывание желудка, контроль жизненно важных функций в течение 24 часов, норэпинефрин при необходимости увеличения артериального давления.

Лекарственное взаимодействие

Атаракс усиливает действие препаратов, угнетающих ЦНС (снотворные, опиоидные анальгетики, транквилизаторы). Не следует назначать Атаракс совместно с ингибиторами МАО, холиноблокаторами. Атаракс препятствует действию фенитоина, адреналина, бетагистина, антихолинэстеразных средств. Не рекомендуется прием алкоголя.

Атаракс отпускается через аптечные сети только по рецепту врача.

Что означает термин неадекватное поведение

Многие не раз слышали термин неадекватное поведение и, не вникая в тонкости этого понятия, всегда связывают его с нарушением умственной деятельности человека. Говоря проще, неадекватно ведущих себя людей мы считаем психически больными или шизофрениками. В некоторой степени, такое суждение справедливо, но проблема не в том, как мы называем то или иное проявление болезни окружающих нас людей, а в нашей реакции и понимании необходимости оказания своевременной помощи таким людям. Согласитесь, что это намного важнее и человечнее по отношению к больному, чем навешивание ярлыков шизофреник, психопат и прочих?

Так что же это такое — неадекватное поведение, в чем оно выражается, насколько опасно для больного и окружающих? Нужно ли обращаться за помощью к психиатрам, и каких результатов можно ожидать от лечения в случае неадекватного поведения человека?

Первое, о чем необходимо знать, неадекватное поведение — это видимое проявление уже имеющихся или появляющихся серьезных психических заболеваний. Так же не следует забывать и о том, что понимание термина неадекватное поведение на бытовом уровне не всегда соответствует реальному наличию какого либо психического заболевания у человека, по отношению к которому мы его применяем. Это очень важный и заслуживающий внимания аспект. Беспочвенное, незаслуженное или бездумное обвинение человека в неадекватном поведении может иметь весьма неприятные, а порой, и непредсказуемые последствия.

Как проявляется неадекватное поведение

Неадекватное поведение может проявляться в устойчивой, ярко выраженной агрессии по отношению к окружающим.

На самом деле агрессивность свойственна каждому человеку, она необходима и порой бывает полезна. Так, например, без умеренной агрессии сложно продвигаться по службе, сосуществовать в человеческом социуме. Подавляя здоровую агрессию, мы часто блокируем какие-то жизненно важные действия и решения.

Но агрессией может быть и реакция на боль, обиду, раздражение. Если именно такой вид агрессии, нездоровый вид, преобладает — возникают проблемы в психической сфере и личностных отношениях. Доминирующее агрессивное поведение может быть направлено на себя, окружающих, причем, нередко без разбора тем самым, принося разрушение личности, семье, близким. Часто приступ агрессии накатывает, как волна, а, отхлынув, сильно истощает организм и редко оставляет сожаления, вину. В этом случае агрессию нужно лечить.

Взрослые, осознающие изменения в своем поведении, поддаются лечению, как правило, быстрее и эффективнее, но приступам агрессии сильно подвержены и подростки. Иногда они словно провоцируют взрослых на крики и побои. Но запомните, это агрессия — крик о помощи. Подростки часто считают себя плохими; получив порцию негодования, они как бы утверждаются во мнении я плохой, меня никто не любит. Правильное поведение взрослых — достаточное внимание к подростку и периодическое консультирование со специалистами, поможет сохранить его личность и предотвратить становление патологии в самом развитии. При излечении агрессии, специалист и пациент, в первую очередь, должны достигнуть двух основных результатов: снижения агрессивности в целом и профилактики агрессивности в будущем.

Учитывая ритм современной жизни, дисбалансы в питании, временные смещения и многие другие негативные факторы — неудивительно, что в организме человека происходят расстройства. Душевные разлады, агрессия, бессонница, депрессия со временем закрепляются, постепенно усиливаясь в десятки раз. Нездоровая, чрезмерная агрессивность — это та же болезнь.

Мы не любим запускать зубы, кишечные болезни, простудные заболевания, но запускаем болезни души, часто превращаясь в издерганных, неадекватных существ. Квалифицированный врач-психотерапевт, правильный диагноз и успешное лечение превратят вас обратно в Человека. Ведь Человек — это звучит гордо.

Неадекватное поведение может проявляться также в проявлении болезненной, не обусловленной характером человека замкнутости и резким сужением круга интересов. Навязчивыми, не имеющими здравого объяснения действиями, проведением каких-либо ритуалов не связанных с религиозными убеждениями, в рассуждениях, не имеющих отношения к окружающей действительности и многими другими симптомами. Все вышеперечисленные признаки могут быть проявлением уже имеющихся или развивающихся форм таких серьезных психических заболеваний как шизофрения (психозы). В некоторых случаях, причиной устойчивого неадекватного поведения могут быть запущенные формы тяжелых депрессий.

Помощь больным с неадекватным поведением

Независимо от причин неадекватного поведения, больного обязательно следует показать квалифицированным врачам для прохождения соответствующего обследования и лечения. Своевременное обращение к специалисту поможет определить причины неадекватного поведения, поставить точный диагноз и подобрать курс необходимого лечения, который приведёт к выздоровлению.

Современные методы лечения психических расстройств позволяют довольно успешно и эффективно помогать людям с неадекватным поведением. Главное, не стоит забывать, что наш организм всегда посылает нам своевременные сигналы о помощи, а услышим мы его или нет, зависит только от нас.

Многосторонняя диагностика, высокий профессиональный уровень наших врачей в сочетании с квалифицированным комплексным лечением, прогрессивными методами социальной и трудовой реабилитации, вернут дорогих вам людей к полноценной жизни.

По материалам статьи Неадекватное поведение.

Около 1,5 % всех людей на Земле больны шизофренией. От сумы и от тюрьмы не зарекайся – эту пословицу вполне можно применить и к душевным расстройствам.

К сожалению, эта беда может коснуться любого – точные причины развития шизофрении неизвестны. Значение имеет и наследственность (особенно по боковой линии – дяди, тети, двоюродные братья и сестры), спровоцировать недуг могут также психотравмы, стрессы, образ жизни. Где гарантия, что в течение жизни кто-то из наших близких не столкнется ни с одним из этих провокаторов?

Увы, в нашем обществе психически больной человек оказывается, по сути, за бортом жизни. Окружающие от него отворачиваются, родственники пребывают в панике и отчаянии, да и сам человек не понимает, что с ним происходит.

Вместе с тем ошибочно было бы делить всех людей на психически здоровых и психически больных. Все не столь однозначно. Кто тот судья, который в состоянии установить четкие рамки нормальности? Не единичны случаи, когда интеллектуальные способности больных шизофренией оказывались на порядок выше, чем у среднестатистических граждан. Шизофрения часто диагностируется у людей с незаурядным умом, чуткой душой, тонко чувствующих окружающий мир. Что же на самом деле видит и ощущает больной шизофренией? Какие методы лечения предлагает современная психиатрия? Есть ли альтернативные способы облегчения его душевного состояния?

Очень хорошо чувства и переживания больного шизофренией воспроизведены в фильме Игры разума: Джон Нэш (в исполнении актера Рассела Кроу) абсолютно уверен в том, что является внештатным сотрудником Пентагона. Он на самом деле видит своих коллег, слышит их просьбы и указания. В задачи Джона входит разоблачение хитроумных террористов, которые передают друг другу сообщения при помощи публикаций в газетах. И главный герой – математик по профессии – ежедневно мониторит центральные газеты в поисках тайных шифров и засекреченных посланий. Все это действительно происходит с ним – но… лишь в его воображении.

Еще одна особенность, присущая многим больным шизофренией, – способность выстраивать невероятно сложные и безупречно логические конструкции. Есть только одно но: исходная, отправная точка их убеждений не существует в действительности (герой фильма развил вокруг действий Пентагона целую теорию – но никакого Пентагона в его реальной жизни никогда не было).

Джон Нэш не сумел полностью избавиться от своих видений, но он научился не обращать на них внимания, жить со своей болезнью и быть счастливым. И спасли его не доктора и не логические доводы. Ощутить почву под ногами и вернуться к реальности помогла любовь к женщине – простое, очень земное чувство, которого так не хватает многим больным шизофренией.

В некотором смысле шизофрению можно сравнить с любым другим тяжелым и неизлечимым заболеванием, например, ревматизмом или сахарным диабетом. Болезнь заставляет перестроить привычный распорядок жизни, накладывает определенные ограничения, меняет отношения с близкими людьми, симптомы недуга то усиливаются, то ослабевают. Но даже с тяжелой болезнью можно жить: любить, продолжать работать, общаться с друзьями.

И шизофрения не исключение! Дальнейшая жизнь больного и успех терапии во многом зависят от родственников: от того, сумеют ли они понять и принять любимого человека в новом качестве, согласятся ли разделить с ним его переживания. Ведь при шизофрении страдает в первую очередь рассудок, а чувства, знакомые каждому из нас, — любовь, ненависть, радость, грусть и ревность – никуда не исчезают.

Шизофрения (этот термин образован от греческих слов шизо – расщепляю и френ – разум) – заболевание неизлечимое, по мнению классической медицины. Или, точнее сказать, не поддающееся полному излечению теми средствами, которые сегодня рекомендованы и утверждены к применению в психиатрии.

Вообще же, деление на излечимые-неизлечимые весьма условно, поскольку главный фигурант в лечении какого бы то ни было заболевания – не диагноз, а человек. И жизнь знает немало примеров, когда человеку удавалось победить свой недуг вопреки самым неутешительным прогнозам врачей. В каждом конкретном случае болезнь развивается индивидуально, на ее течение влияют очень многие факторы – а значит, и излечение (либо неизлечение) возможно только по единственной и индивидуальной, неповторимой схеме.

Особенно это касается всего, что связано с такой тонкой материей, как человеческая психика. Симптомы той же шизофрении столь многообразны, что при внимательном изучении большинство из нас могут обнаружить у себя чуть ли не половину из них!

Вот далеко не полный перечень:

    замкнутость; вялость; апатичность; уход в себя; неадекватные эмоциональные реакции; мании (например, переоценка собственной персоны); бредовые идеи (к примеру, человеку кажется, что соседи или коллеги строят против него козни); галлюцинации (преимущественно слуховые); разорванность речи; двигательные нарушения (застывание подолгу в одной позе, восковая гибкость).

При этом ни один из вышеперечисленных симптомов не является строго типичным для шизофрении. Например, галлюцинации встречаются также при некоторых органических поражениях мозга, алкогольном делирии (белой горячке).

Конечно, при дифференциальной диагностике используется не только оценка внешних симптомов – при необходимости проводят и дополнительные исследования (томографию, биопсию тканей головного мозга, пробы спинномозговой жидкости). Однако некоторые ученые признаются, что шизофрения по-прежнему остается своего рода потайным ящиком, в который складываются все случаи, не подходящие под жесткие рамки других психических недугов.

Проблема в том, что симптомокомплекс, на основании которого можно поставить диагноз, во многих случаях наблюдается уже в разгар заболевания, а предболезненный период часто длится годами. И в это время больной человек может ничем не отличаться от окружающих – разве что производить впечатление эксцентричной личности. Именно поэтому психиатрам бывает так сложно установить диагноз правильно и не принять инакомыслие за болезненное мышление.

Близким больного следует крайне деликатно отнестись к поставленному их родственнику диагнозу. Дело даже не в том, что можно ставить под сомнение компетентность врачей, а в том, что для человека, который и без того слабо ощущает почву под ногами, подобный диагноз может стать последней каплей.

Между тем больной нуждается не в ярлыках, а в бережном отношении, понимании и принятии. Очень важно, чтобы в его жизни нашелся стимул, способный вытащить человека из воронки болезни. Нельзя говорить: Твоя болезнь неизлечима, теперь ты инвалид до конца жизни. Наоборот, нужно всеми силами поддерживать в больном веру в излечение!

При шизофрении наблюдается нарушение обмена ряда веществ в тканях головного мозга (дофамина, серотонина, норадреналина и т. д.). Однако неизвестно, является данное нарушение причиной или же следствием заболевания. По сути, отсутствие более точных знаний об этиологии шизофрении затрудняет и разработку эффективных методов лечения заболевания.

В первой половине ХХ века использовали биологическую, или активную терапию: инсулиношоковую (коматозную) и электросудорожную, а также пиротерапию (повышение температуры тела с помощью прививки малярии или инъекций сульфазина). Конечно, эти методы нельзя назвать абсолютно безвредными. А лоботомия (хирургическая операция, в ходе которой нарушается связь лобных частей мозга с другими его отделами) и вовсе превращала больного в тяжелого инвалида.

В СССР эту операцию запретили в 1953 году, а в США с помощью лоботомии лечили шизофрению аж до 1970 года! Но в то время особенно выбирать психиатрам не приходилось: к сожалению, иных методов лечения в их распоряжении попросту не было.

Сегодня число психотропных препаратов измеряется тысячами наименований. В 1989 году были изобретены так называемые атипичные нейролептики (антипсихотики). Они избирательно воздействуют на рецепторы мозга: наряду с торможением симптомов позволяют сохранить максимально возможный уровень познавательных и социальных функций больного. Считается, что эти препараты, в отличие от нейролептиков старого поколения, имеют незначительные побочные эффекты.

И все-таки у любого медикамента из группы антипсихотиков есть свои недостатки: одни способствуют увеличению массы тела, другие могут вызывать тремор конечностей, слюнотечение. Впрочем, грамотный подбор лекарств снижает эти проявления.

Наряду с медикаментозным лечением активно используют методы арт-терапии, поведенческой и трудовой терапии, холотропное дыхание.

Любую болезнь – будь то насморк или душевное расстройство – нельзя лечить отдельно от всего организма. В больнице могут обследовать человека, снять острое состояние, дать рекомендации по дальнейшему лечению и социальной адаптации, однако обеспечить комплексный подход в условиях больничного стационара попросту невозможно.

Самая сложная задача – найти спасительные зацепки в реальной жизни, пробудить вкус к простым человеческим радостям – ложится на плечи родственников и самого больного. Очень важно помочь больному не застревать в деструктивных переживаниях. Если вы замечаете, что он стал отстраненным и равнодушным, не хочет ни с кем общаться и что-либо делать, не стоит обижаться или делать вид, что ничего не происходит.

Помогите больному вновь почувствовать вкус реальной жизни: придумайте такую деятельность (хобби), которая заинтересует его и позволит осознать свою нужность, по возможности обеспечьте общение с теми людьми, которые ему приятны. Вместе с тем чрезмерная опека и контроль могут вызывать раздражение и еще больший уход в себя.

Важно найти специалиста, с которым вы сможете обсуждать волнующие вас проблемы, ведь порой пребывающим в стрессовом состоянии родственникам трудно объективно оценить ситуацию и выбрать правильную линию поведения по отношению к больному. При таком бережном и неравнодушном подходе многие пациенты до конца жизни сохраняют полноценные семейные отношения, друзей и даже работу.

По материалам статьи Игры разума. Что означает диагноз шизофрения?.

Когда разговор заходит об эндогенном (вызванном внутренними причинами) заболевании, то имеется в виду шизофрения и подобные ей болезни.

Определение психических заболеваний, не имеющих соматической (телесной) основы — инфекционной, интоксикационной, эндокринной и др. — строилось на симптомах с отрицательным знаком.

Эти негативные признаки расшифровывались, в конечном счете, как отсутствие нормальных психических функций (отсюда галлюцинации, то есть отсутствие правильного восприятия мира, депрессии отсутствие нормального настроения, бред отсутствие правильной интерпретации внешнего мира и т. п.). Очень важно, что эти признаки не связаны с опухолями и атрофиями головного мозга, атеросклерозом сосудов и другими органическими причинами, способными вызвать подобные симптомы.

Шизофрению как понятие описал Э. Блейлер. Диагноз шизофрения ставился самим автором в 35 % случаев заболеваний. Это происходило еще в тот период, когда не было лекарств. Съезжаясь на международные конгрессы, специалисты долго обсуждали каждый случай подобного заболевания, прежде чем поставить окончательный диагноз.

Сегодня таким приговором, не задумываясь, нас может припечатать любой сторож больницы или санитар. И их не за что осуждать. Ведь шизофрения не просто болезнь ярлык, под которым скрывается множество заболеваний. А когда такой диагноз ставится врачом, то это равносильно пожизненному клейму.

Особенно большое распространение такая быстрая диагностика получила в нашей стране при тоталитарном режиме. С диагнозом шизофрения человек полностью вычеркивался из жизни и переставал быть хоть сколько-нибудь значимой личностью. Лекарства делали его послушным и незаметным.

Но умышленно или ошибочно поставленные диагнозы не снимают вопроса о самом заболевании. Оно, несомненно, существует, и есть очень большое количество людей, нуждающихся в квалифицированной помощи врачей. Как определить, насколько болен пациент, какие методы могут ему помочь? Самое опасное для больного попасть в жернова психиатрической машины, стать винтиком на конвейере, где есть диагноз, но уже нет конкретного человека.

Обычному врачу в клинике отведено только 3 часа, чтобы постичь формулу чужой души и решить дальнейшую судьбу человека, это даже не мало, а ничтожно мало. Быстро поставленный диагноз, назначенные сильные лекарства, стационар эта цепочка усугубляет болезнь и делает человека инвалидом.

Нужно искать своего врача, того, кто вызовет доверие, уделит необходимое время, подумает, прежде чем назначить сильнодействующие лекарства. Врачу-психиатру должно быть дано право переформулировать диагноз эндогенное заболевание, по тем или иным причинам ошибочно поставленный коллегой.

Имея возможность дольше общаться с пациентом, проводя с ним длительные беседы, выясняя глубинную причину заболевания и разобравшись в самой сути, врач должен найти пути исцеления больной души, а не просто подтвердить ранее поставленный диагноз. В сегодняшней практике это невозможно, и диагноз шизофрения не снимается, а существует устойчивый миф о необратимости психозов.

Все психопатологические проблемы сводятся к непреодолимому одиночеству, уходу больного в себя. Бред, галлюцинации это уже производные, симптомы второго ряда. При отсутствии внешних раздражителей даже у относительно здоровых людей легко возникают видения, слышатся чужие голоса. Например, с подобными явлениями сталкивались космонавты на испытаниях, когда их держали в подвешенном состоянии в абсолютной тишине и темноте.

При шизофрении и шизофреноподобных состояниях человек стремится к болезненному отгораживанию от действительности. Это состояние называется аутизм. Аутизм крайняя форма психологического отчуждения, выражающаяся в уходе индивида от контактов с окружающей действительностью и погружении в мир собственных переживаний. Дверь в большой мир тщательно замуровывается изнутри, и больной как бы окукливается. Причем нарушается не только диалог с внешним миром, но и диалог с самим собой.

К сожалению, у самих врачей к этой проблеме уже более 20 лет наблюдается два противоположных отношения: или глубокий скепсис и уныние, или необоснованные оптимизм и ожидание, что вот-вот будут открыты физико-химические механизмы психозов, а может быть, сразу найдутся и средства от этих болезней.

Подобные мысли быстро тиражируются. Чего стоило, допустим, десятилетней давности сообщение медицинской редакции Би-Би-Си о том, что можно поздравить английских врачей с открытием лекарства от шизофрении? Или мелькнувшее в широкой прессе интервью профессоров Г. В. Морозова и В. М. Морковкина, где прозвучало утверждение, что так называемый метод гемосорбции позволяет вылечить больных шизофренией? Это касается лечения в барокамере и еще множества сенсаций.

Так, значит, шизофрения не лечится? Таблетки каждый день в течение всей жизни? Забыть о нормальной семье, детях, работе? Нет, к счастью, надежда есть всегда. Но врач, взявшийся врачевать чужую душу, должен относиться к пациенту как к личности. Многие психиатры принимают желаемое за действительное, питаясь иллюзией прошлого столетия, что душу можно препарировать и исследовать наподобие лабораторных животных.

А между тем, не психиатр, а теоретик литературы, философ М. М. Бахтин справедливо замечал: Чужие сознания нельзя созерцать, анализировать, определять как объекты, как вещи с ними можно только диалогически общаться.

Выслушав жалобы, собрав историю болезни, описав текущее состояние пациента с учетом данных параклинических обследований и консультаций, врач-психиатр в отличие от своих коллег должен еще понять, что именно он будет лечить. А лечить ему придется душу, поэтому нужно вырваться из книжной части своей науки и войти в контакт с живым человеком. И видеть в нем, по словам Э. Блейлера, …ушедшего в свои грезы и мечты душевнобольного, а не жестокого, экспрессивного, опасного для общества безумца.

Первые странности появляются чаще всего в 15–16 лет и окончательно оформляются в болезнь к 25–30 годам.

Что же вызывает эндогенное заболевание? На первом месте, несомненно, стоят родовые повреждения. Далее нужно сказать об экологических проблемах (сюда включаются химические и различные другие выбросы, постоянно мутирующие вирусы и бактерии). И на третье место можно поставить больницы, делающие пациентов инвалидами. Что касается громадной машины психиатрических стационаров, то не надо думать, что это свойственно только нашей стране. То же калечащее действие эта система оказывает и в Париже, и в Сеуле, и в Кракове она везде одна и та же.

Понятие эндогенного процесса породило недостаточно оправданную систему госпитализации, амбулаторного лечения, так называемого учета больных, их трудоустройства. Укоренившееся понятие о неостановимости всех психических заболеваний порождает мифы о некоем тайном, мрачном, эндогенном процессе, который продолжает развиваться, как бы на него ни воздействовали. В стенах психиатрического отделения этот диагноз звучит больше как приговор, нежели понимание того, что должно помочь излечению человека.

В статистических картах, которые непременно заполняются на каждого прошедшего курс лечения пациента, при любой степени терапевтического успеха категорически запрещается писать выздоровление, разрешено только слово улучшение, а в выписке, где негуманно выставлять точный диагноз, пишется хроническое душевное заболевание.

Происходит потеря лица, и эта потеря приводит человека к выпадению из процесса естественного общения, к замкнутой жизни внутри искаженной картины времени и пространства. Начинаются видения, бред преследования, пугающие голоса. Все эти странности приводят к тому, что окружающие человека, его близкие решают, что ему необходима помощь, но что реально может ему помочь?

Попав в стационар, пациент все больше отчуждается, врач лечит по схеме, уделяя ему в среднем в течение 20 лет около полутора часов, и не потому, что врачи такие уж плохие, это общепринятая методика лечения шизофрении. Ведь процесс заведомо неизлечим!

При методике арттерапии и маскотерапии Г. М. Назлояна с таким же пациентом врач проводит до 20 часов в день, он лепит его портрет и одновременно общается. Гагик Микаэлович так говорит об этом: Мне кажется, что ограничения лечебного времени портретным создает гарантию того, что во время лепки (лечения) я буду вынужден любить его больше себя. Врач, занимающийся скульптурным портретом больного, не обращает внимания на такие мелочи, как бред, галлюцинации, навязчивые состояния больного.

Со временем пациент учится терпеть пренебрежительное отношение к его неординарным мыслям и чувствам. Уже с первых сеансов наблюдаются проблески высвобождения из тягостного мира болезни. В результате человек свыкается с мыслью о том, что он такой же, как все, вполне здоровый человек с обязанностями нормального члена общества.

Единственный путь лечения и преодоления этих недугов, объединенных под понятием шизофрения, это путь индивидуализации, путь глубоких, тесных, теплых отношений врача и пациента. Врач должен отвести столько времени этому больному, сколько необходимо для выздоровления.

В Институте маскотерапии доктора Назлояна не лечат бред, галлюцинации, считая их только следствием, а лечат само одиночество. Путем долгого глубокого диалога с больным врач выводит его из патологического состояния. Если удается пробить брешь в этой скорлупе, то все остальное проходит само собой. Человек вновь воссоединяется с внешним миром, исчезают голоса, галлюцинации, агрессия и другие странности. Болезнь отступает.

Смирительная рубашка галоперидола

При соматических болезнях лекарства должны обезболивать и устранять дискомфорт при терапевтическом и хирургическом вмешательствах. В клинической психиатрии последних десятилетий лекарственные препараты становятся центральным, зачастую единственным методом лечебного воздействия. Почему, в то время как подавляющее большинство больных не чувствуют никакого облегчения от препаратов, а опекуны разочарованы результатом лечения, врачи без тени сомнения продолжают назначать сильнодействующие препараты?

Считается, что главная задача лекарственной терапии прервать эндогенный процесс, но это один из самых распространенных и едва ли не столь же нелепых в современной психиатрии мифов.

Одна из первейших функций лекарственной терапии психических заболеваний сводится к преодолению отдельных симптомов и ликвидации переживаний больного. Практически врач старается в первую очередь ликвидировать бред, галлюцинации, психомоторное возбуждение, минуя носителя этих переживаний самого душевнобольного. Но ни одно, даже самое сильное лекарство не влияет на структуру личностных расстройств, не затрагивает ядра больной души.

Можно с уверенностью утверждать, что подобный упадок психиатрической мысли возник именно в эпоху психофармакотерапии химического воздействия на следствие, на сигнал болезни, а не на ее причину. Здесь выявляется еще одна недвусмысленная функция нейролептиков. Они служат врачу-психиатру средством устранения нежелательных для пациента и его окружения симптомов.

Более того, нейролептики способны вызвать грубые расстройства мышления, снижение критики, памяти, ассоциативных процессов. Назначение этой группы лекарств способно формировать шизофреноподобные болезни и переводить легкие формы в более тяжелые. Это особенно опасно, когда диагноз шизофрения ставится врачом без длительного общения с пациентом, во врачебной текучке. Типичный клиницист отстранен от больного ради некой научной объективности и стремится еще более отстраниться в надежде опереться на конкретную систему знаний о законах психики или механизме действия препаратов.

Близкие чаще всего отдаляются от пациента, и он лишается столь необходимых любви и заботы, которые являются важной частью лечения. Опекуны, как правило, начинают углубляться в проблему, читают специальную литературу и приходят либо к еще более категоричным формулировкам по поводу болезни, либо полностью разуверяются в возможности вылечить это заболевание.

Для бесед с родственниками и представителями правоохранительных органов у врачей существуют наработанные штампы. В результате больной на протяжении многих лет остается как бы в вакууме. С ним уже не говорят о простых вещах, от него напряженно ждут только внезапных проявлений болезни.

По материалам статьи Елены Пиликиной Шизофрения: диагноз или приговор?.

Должна включать в себя не только квалифицированную клиническую оценку психического статуса истории жизни и болезни пациента, но также и всестороннее исследование нервной системы и других органов и систем организма. При этом важно задействовать все возможности современной медицины, включая лабораторный биохимический анализ и инструментальные методы исследования.

Существенное место в процессе распознавания шизофрении или ее исключения занимает психологическая диагностика: нейропсихологическая, патопсихологическая, диагностика типа и структуры личности больного.

Также необходимо помнить о том, что группу риска в отношении этого заболевания представляют лица с наследственной отягощенностью и шизоидным типом личности.

Профессиональная помощь больному шизофренией должна оказываться как можно раньше — быть своевременной и качественной, поскольку в случае задержки начала лечения, симптомы шизофрении становятся более выраженными и устойчивыми.

Основной причиной рецидива шизофрении является плохое сотрудничество врача и пациента и, как следствие, несоблюдение больным рекомендованного режима лечения. Поэтому формирование сотрудничества является первостепенной задачей врача-психиатра.

Союз врача и пациента должен строиться на основе доверительных отношений, профессионализма и искреннего желания врача понять своего пациента. Для выработки сотрудничества очень важны:

Спокойная, чуткая, излучающая уверенность манера поведения

Отсутствие завышенных требований, критики и раздражительности при общении с пациентом

Краткие, ясные и конкретные ответы на вопросы больного.

Медицинский персонал, оказывающий помощь больному шизофренией, должен с уважением относиться к пациенту, формировать ту атмосферу, в которой нет места страху или напряженности.

4. Безопасность и комплексность лечения

Необходимо знать, какие биологические методы терапии, те или иные препараты, методы психотерапии можно использовать, а какие нанесут вред организму больного. Всестороннее исследование различных систем, о котором шла речь выше, необходимо также для прогноза возникновения тех или иных побочных эффектов, которые должны быть сведены к минимуму. Периодический контроль безопасности лечения должен стать обычным явлением в процессе лечения шизофрении.

Предпочтительно использование методов и медикаментов, которые ранее доказали свою эффективность у больных шизофренией.

Важно проводить регулярные психологические и нейрофизиологические исследования (электроэнцефалограмма, вызванные потенциалы мозга, дуплексное сканирование сосудов мозга и др.), оценивать деятельность сердечно-сосудистой системы, наблюдать за динамикой гормональных и иммунологических показателей, результатами анализов крови и мочи, биохимических тестов печени, белкового, углеводного и жирового обмена.

Так, коррекция нарушений вегетативной нервной системы или устранение иммунодефицита существенно повышает эффективность терапии.

Во время поддерживающей терапии больной шизофренией должен периодически наблюдаться неврологом, эндокринологом, кардиологом и гастроэнтерологом (минимум один раз в полгода).

Каждое новое обострение шизофрении ухудшает прогноз заболевания и формирует тенденцию к появлению устойчивых к лечению состояний.

Рецидиву психического расстройства способствуют:

Несоблюдение режима терапии

Обострение сопутствующих заболеваний других органов

Злоупотребление алкоголем или наркотиками

Снижение социально-трудового статуса

Выраженные побочные эффекты терапии.

Необходимо тщательно анализировать причины рецидива шизофрении для того, чтобы эффективно купировать обострение заболевания и прогнозировать его дальнейшее течение. Для купирования рецидива чаще всего необходимо увеличение дозы того препарата, который доказал свою эффективность раннее.

6. Обучение больного и его родственников

Социотерапия и семейная терапия должны быть обязательным компонентом реабилитации больного шизофренией, так как заметно повышают уровень сотрудничества между врачом-психиатром, пациентом и его родственниками.

По материалам статьи Принципы лечения шизофрении.

Статьи и новости по теме

Исследователи выявили ген, повышающий риск шизофрении.

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.