Шизофрения рисунки больных

Шизофрения рисунки больных

Есть удивительные рисунки, может быть эти люди все таки непризнанные гении?
Так же вы увидите «Рисунки на фоне приёма LSD «

М. Н.. 36 лет, паранойдная форма шизофрении. Образования — три класса. Несмотря на изначально низкий интеллектуальный уровень, больная разработала сложную бредовую концепцию. Содержание бреда было весьма своеобразным: больная считала, что с какой-то планеты на Землю занесена лаборатория под названием “система Плутон”. Эта лаборатория находится на инопланетном корабле, а цель её — изучение и порабощение землян. Рисовала она в режиме “автоматического письма”: ставила на листе точку и далее “рука сама водила по бумаге”. При этом часто не могла объяснить смысл нарисованного, говорила, что содержание рисунка не её, что “тот, кто водит рукой, знает и смысл”.

М. Н. параноидная шизофрения — “Курящий электронный человек”.

М. Н. параноидная шизофрения — “Углоед. Я не смеюсь, — но своё дело делаю?!”.

М. Н. параноидная шизофрения — “Кто я теперь? Урод: то ли свинья, то ли человек. Я нуждаюсь уединённостью от всего Мира”.

М. Н. параноидная шизофрения — “Для управления человеком, его мыслями на него одевают невидимый скафандр, соединённый с аппаратом конструирования мыслей”.

Зарисовка зрительных галлюцинаций. Больной полинаркоман, употреблял гашиш, опий, эфир, кокаин.

А. З.. шизофрения. Первые три рисунка автор обозначил: из серии “Судьба”. В них состояние депрессии, мотивы смерти и — надежда на спасение.
В других рисунках нашёл отражение бред “реформаторства”.

А. З. шизофрения — “Трудно и очень трудно спастись. Но надо! Жить нужно. Всем!”.

А. З. шизофрения — “Один не получил добычу. Разшибся об скалу”.

А. З. шизофрения — “Спасать старика тоже надо! Даже птица Это знает”.

Л. Т.. шизофрения. Болезнь протекала в виде приступов, различных по структуре. Это были фазовые депрессии или маниакально-экстатические состояния, сопровождающиеся видением ярких фантастических образов, сказочных, космических, иноплатентных сюжетов. Её рисунки и комментарии к ним были воспроизведены братом, человеком, профессионально владеющим живописью. Больная ярко, эмоционально рассказывала ему, что “присутствовала при гибели мира”, когда всё вокруг взрывалось и рушилось, “в дыме и грохоте огромными вереницами летели человеческие черепа” и “нанизывались” на её голову, “в голове расселились орды всякой нечисти, змей и прочего, они вели между собой войну”.

Л. Т. шизофрения — “Гибель мира и ужас”.

Л. Т. шизофрения — “Цветок тоски”.

Л. Т. шизофрения — “Безумие”.

Л. Т. шизофрения — “Я лишаюсь физической оболочки и остаётся одно — великое, гармоничное, божественно-светлое и прекрасное психическое “Я” ”.

А. Б.. 20 лет, шизофрения. Сохранилось лишь несколько рисунков этого автора. В них отражены такие характерные для данного заболевания явления как “материализация” мыслей, ощущаемых больным как нечто вещественное, схизис (расщепление психики): “здесь всё вразброс — органы чувств, сердце, время и пространство”.

А. Б. шизофрения — “Вне времени и пространства”.

А. Б. шизофрения — “Мысли — вещи (овеществление мыслей)”.

Н. П.. шизофрения с бредовыми идеями изобретательства. Считал, что вполне можно изобрести аппараты, которые без топлива, только благодаря избранной форме и “гравитации”, будут обеспечивать движение.

С. Н.. 20 лет, параноидная шизофрения. Болезнь проявилась во время службы в армии. Возможно, в противовес жестокой и грубой действительности больного стали посещать мысли об ином, лучшем мире, о Боге.

С. Н. параноидная шизофрения — “Мои мысли слышны и видны: то, о чём я думаю, слышат все, и на экране появляются мысли-картины”.

С. Н. параноидная шизофрения — “Я слышу голос Бога. Он вкладывает мне в голову всё устройство мира и души”.

Автор изобразил ранее пережитые в процессе употребления психоактивных веществ расстройства восприятия:
* зрительные галлюцинации
* нарушение оптико-пространственных свойств предметов (оптико-пространственные агнозии), в том числе оптическую аллестезию

«Kross ezaund mie»

А. Ш.. 19 лет, шизофрения. Заболевание началось в 13-14 лет с изменений характера: стал замкнутым, утратил все контакты с друзьями, родными, перестал ходить в школу, уходил из дома, проводил время в церкви, монастырях, библиотеках, где “занимался философией”, сам писал “философские трактаты”, в которых излагал своё видение мира. Именно в это время начал рисовать в очень странной манере. По словам родителей раньше никогда не рисовал, и для них было неожиданно, что в сыне открылся талант живописца, хотя его рисунки и были странными, непонятными.

Медицина, «Я» и «Лимонная птица»

«Он скоро умрёт (Автопортрет)»

В 18 лет был призван в армию, начал службу в городе Архангельске. Именно здесь произошла манифестация заболевания: появились бредовые идеи, галлюцинации, депрессия, делал неоднократные попытки к самоубийству. Поступив в отделение был практически недоступен для контакта, но лишь в беседах с лечащим врачом (Муратовой И. Д.) приоткрывал мир своих психопатологических переживаний. Много рисовал: часть рисунков принёс с собой, иные были нарисованы уже в стационаре. Лечащий врач поощряла его стремление рисовать, предоставляла бумагу, краски. При выписке он подарил врачу коллекцию своих рисунков. В дальнейшем эта коллекция стала основой музея творчества душевнобольных, и по настоящий день используется в учебных целях.

«Основной символ философии»

«Мыслитель на фоне основного символа философии»

На многих рисунках А. Ш. присутствует образ птицы, названной им “лимонной”. Это образно-символическое отображение внутреннего мира больного, того, чем он живёт, отгородившись от реальности. (Последнюю он, как правило, изображал в раздражающем красном цвете)

«Переход количества в качество»

А. Р. — «Лабиринты снов»

Вл. Т. 35 лет, хронический алкоголизм. В психиатрическую больницу поступал неоднократно в связи с повторными алкогольными психозами. Его болезнь была отягощена неблагополучной наследственностью – родная сестра страдала шизофренией. Все рисунки, отражающие психопатологические переживания выполнены по выходе из психоза и в светлом промежутке (вне запоя). Автор имел неоконченное художественное образование, профессионально владел техникой живописи.

“Мои руки занимают всю комнату”

В рисунке “Мои руки занимают всю комнату” отражена патология восприятия, аутометаморфопсия (соматоагнозия, “нарушение схемы тела”), нарушение восприятия размеров собственного тела, отдельных его частей. Руки, ноги или голова кажутся очень большими/маленькими или очень длинными/короткими. Это ощущение коррегируется взглядом больного на конечности или прикосновением. Наблюдается при шизофрении, органических поражениях головного мозга, интоксикациях и в других случаях.

“Я видел своё сердце, лёгкие, покрытые гноем, кишечник, в котором передвигались селёдочные головы и клубки шерсти, кости, из паха вылезал крокодил”

“Таким я видел себя в этом страшном аду”

Рисунки на фоне приёма LSD

Эксперимент проходил в рамках программы правительства США по исследованию препаратов, изменяющих психику, в конце 50-х годов минувшего века. Художник получил дозу LSD-25 и коробку с карандашами и ручками. Ему нужно было нарисовать врача, сделавшего ему инъекцию.
Cо слов пациента: “Состояние нормальное. пока никаких эффектов”

Спустя 85 минут после введения первой дозы и 20 минут после второй дозы (50 мкг + 50 мкг)

У пациента наблюдается эйфория.
“Я могу видеть вас так ясно, так чисто. Это. вы. это все. у меня небольшие проблемы с карандашом. Словно он движется сам по себе.”

2 часа 30 минут после первой дозы

Пациент очень сосредоточенно рисует.
“Контуры выглядят нормально, но они очень яркие – все постоянно меняет свой цвет. Моя рука должна следовать сильному течению линий. Я чувствую, как мое сознание перетекает в активную часть тела – в мою руку, локоть. мой язык”.

2 часа 32 минуты после первой дозы

Пациент увлеченно рисует.
“Я пытаюсь сделать другой рисунок. Модель выглядит нормально, но мой рисунок – нет. Моя рука странно меняется. Этот рисунок не особенно хорош, правда? Брошу его, попробую снова..”

2 часа 35 минут после первой дозы

Пациент быстро рисует следующую картину.
“Я нарисую это одним движением. не останавливаясь. одна линия, без отрыва!”
После того, как рисунок закончен, пациент начинает смеяться, затем что-то на полу его пугает.

2 часа 45 минут после первой дозы

Пациент пытается попасть в коробку с красками, и он взволнован. Медленно отвечает на предложение порисовать ещё. Он почти не говорит.
“Я. все. изменилось. они зовут. ваше лицо. извивается. кто это..”
Пациент тихо напевает какую-то мелодию. Теперь он рисует темперой.

4 часа 25 минут после первой дозы

Пациент перебрался на койку, где пролежал около 2 часов, двигая руками в воздухе. Внезапно, он уверенно возвратился к столу. Стал рисовать пером и акварелью.
“Это будет лучший рисунок. Почти как первый, только лучше. Если я буду неосторожен, я потеряю контроль над своими движениями, но этого не произойдет, потому что я знаю. Я знаю”. (он повторил это ещё много раз).
Пациент сделал последние несколько мазков, бегая взад и вперед по комнате.

5 часов 45 минут после первой дозы

Пациент продолжал двигаться по комнате, пересекая пространство по сложным траекториям. Прошло полтора часа, прежде чем он сел и начал рисовать снова.
“Я снова чувствую свои колени. Думаю, лекарство прекращает действовать. Это очень хороший рисунок – этот карандаш весьма сложно держать”. – (в руках у него пастельный мелок).

Спустя восемь часов после первой дозы

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.