Шизофрения легкая форма

Шизофрения легкая форма

Следует поподробнее остановиться на очень важной и мало пока освещенной с философской точки зрения особенности возникновения отрицательной направленности при формировании сознания и ее отражении на поведении человека. Речь идет о тех патологических отклонениях от нормы в развитии головного мозга, которые ведут к Шизофреническим видам искажения сознания, развитию тех или иных негативных подсознаний (негаподсознаний) сознания, вызывая соответствующее аномальное поведение индивида. Следствием такого рода отклонений всегда является дисбаланс целостного Я. нарушение взаимосвязи функций различных частей менталитета, кратко — или долговременное, гипертрофированное, неконтролируемое функционирование (зацикливание) какой-либо устойчивой комбинации АФЦ и РАД.

До сих пор этому феномену уделялось явно недостаточное внимание, однако, учитывая все большую массовость этого явления, отмечаемую медиками разных стран, и все большее его распространение (и не только у нас в стране) по мере развития цивилизации, причем болезни подвержены все возрастные категории людей начиная с 15 лет, а по распространенности она занимает третье после Недоразвитости менталитета и Арефлексии психики место в мире, назрела острая необходимость дать ему расширенное философское толкование.

Если медиков интересуют тяжелые формы патологии, сопровождающиеся полной отстраненностью, эмоциональной опустошенностью, невменяемостью, бредом, расколотостью и появлением второго Я и т. д. выражающиеся в прогрессирующем слабоумии, в галлюцинациях или навязчивых идеях, то предметом философского рассмотрения следует считать легкие, начальные формы этого заболевания, прежде всего разного рода шизоидности, которые не всегда развиваются в более острую (медицинскую) форму, а иногда носят и вовсе эпизодический, нерегулярный характер, ведущий, тем не менее, к отупению личности. С годами эта форма (называемая среди медиков ПростойSimplex ) может обостриться, но может иметь долгое время ту же легкую форму, сводимую на нет, если поведение данного человека самоконтролируется и сам он осознает необходимость данного контроля.

Причинами легких форм шизофрении, как правило, являются, в первую очередь, нарушения т. н. информационного метаболизма в начальный период развития мозга, т. е. недополучение своевременно надлежащего воспитания и разностороннего образования в объеме ЛИЧНОСТНОГО МИНИМУМА ЗНАНИЙ, недостаток всеобъемлющей и полноценной текущей актуальной информации. Главными признаками нарушения информационного метаболизма можно считать прогрессирующее состояние невежества, когда в понятиях людей касательно окружающего мира и их самих царит явный хаос, состоящий из неверных знаний, перемешанных с незнанием или неполным знанием.

Итак, Шизофрения (Schizo — расщепляю, разделяю, раздираю, Fren — сердце, разум, воля) является, по всей видимости, самым распространенным заболеванием в мире, относящимся к психозам, однако, учитывая имеющуюся глубокую связь психики с сознанием через сигнальные подсистемы, эта болезнь скорее относится к дефектам сознания, а психозы — всего лишь их внешние проявления. Шизофрения до сих пор являлась герметическим и трудным для понимания заболеванием в силу нераскрытости механизмов его возникновения и недоработки квалификационных признаков.

Наиболее общепризнанными и характерными для шизофрении отклонениями в развитии функций менталитета считаются Аутизм (т. е. оторванность от окружающего мира и замыкание в собственном, внутреннем мире, далеком от объективной действительности) и Расщепление (дезинтеграция психических функций или элементов сознания, влекущая неадекватность поведения). Вместе с тем существует немало и других, менее известных симптомов. Вследствие их неизученности многие часто встречающиеся стереотипы поведения людей, отличные от нормы, не всегда считаются шизофреническими, хотя на самом деле они таковыми являются.

Как уже отмечалось, причина тяжелых форм этого заболевания, скорее всего, наследственно-генетическая, т. е. негативное воздействие на нормальное развитие генома человека, и прежде всего главного органа его организма — головного мозга, вредных привычек предков, но в первую очередь его родителей. Результаты этих воздействий (невежества, последствий курения, алкоголизма или потребления наркотиков) не всегда могут быть скорректированы даже фенотипическими методами, т. е. правильным воспитанием и образованием. Поэтому унаследовавшие шизофренический ген, или развившие болезнь благодаря каким-либо злоупотреблениям уже в процессе собственного созревания и развития, находятся как бы постоянно в точке бифуркации, и на их поведение может повлиять любой неблагоприятный фактор — ссора, плохая новость, выпитый алкоголь, принятый наркотик, какое-то тягостное извещение и т. п. не говоря уже о таких причинах, как недостаточность системы кровообращения, печени, почек, пищевая интоксикация, травма черепа, эндокринные нарушения и т. д.

Вот почему мы наблюдаем столь частые случаи, когда у отдельных, казалось бы, нормальных с виду людей вдруг проявляются какие-то навязчивые идеи, фантазии, приступы неоправданного гнева или просто нелогичного поведения, не говоря уже о более неожиданных поступках, таких, как брань, истерия, буйство, акты вандализма, драчливость и т. п. вплоть до убийства или самоубийства.

Распознать легкие формы шизофрении гораздо сложней. Начало заболевания обычно сопровождается нарушением информационного метаболизма — информационной интоксикацией, т. е. увеличением потребления информационного мусора, либо откровенно вредной информации, к которой у заболевшего проявляется болезненная, даже наркотическая тяга. На этой пагубной потребности, кстати, строятся программы большинства телеканалов, когда в primetime запускаются низкокачественные боевики, фильмы-ужастики, мыльные сериалы и прочий телемусор, который вместе с шизобольными вынуждены потреблять за отсутствием альтернативы и здоровые люди.

Но бывает и наоборот: долговременное потребление вредной информации и информационного мусора приводит через инфоинтоксикацию к шизофренизации активных ее потребителей. Примерами тому опять же служат программы подачи информации каналами современного телевидения, радиостанции, используемые в информационных войнах (типа радиостанции "Свобода"), некоторые известные газеты из числа так называемых "независимых" СМИ.

Начальный период заболевания часто бывает скрытым, малозаметным, когда месяцами и даже годами самое близкое окружение больного, не будучи специалистами, не подозревает о развивающемся болезненном процессе. Лишь неожиданное обострение (истеричный срыв) или прогрессирующая деградация личности в той или иной форме сигнализируют о серьезности ментального заболевания индивида. Симптомами могут служить также сильное возбуждение, чувство страха, помрачнение сознания, странности поведения, несистематизированный бред, галлюцинации.

Человек, заболевший шизофренией, часто становится замкнутым, необщительным, начинает проявлять интерес к странным, необычным вещам. Ему становятся безразличными его близкие, работа, все бытовые дела. На любые вопросы он отвечает длинными, путаными монологами. Он теряет способность говорить о каких-либо конкретных, бытовых вещах, проявляя интерес к каким-нибудь необычным областям знаний, малоизвестным доктринам из области науки, философии или религии.

Однако очень часто изменение сознания скорее ощущается, нежели воспринимается. Что-то неуловимое все больше отделяет больного от близких, как если бы он был не от мира сего. Иногда он выдает себя бредовыми подозрениями, хаосом странных мыслей, невниманием в разговоре, взрывом смеха, апатией, т. е. неадекватным поведением. Сюда можно отнести также его безынициативность, избегание общества, или слишком частое посещение сборищ, чрезмерную набожность, навязчивые мысли, действия и фобии, и т. д.

Поскольку болезнь поражает, прежде всего, сознание человека (в т. ч. самосознание), то в противоположность больным с невротическими расстройствами больной-шизофреник никогда не осознает себя таковым, а значит, не признается в заболевании никому, даже себе, не стремясь к лечению или поискам выхода из ситуации.

Шизофрения, до сих пор относящаяся к психическим формам заболеваний, все же в наибольшей мере сказывается на деформировании сознания. в т. ч. самосознания. Основными признаками ее проявления следует считать: изменения личности (снижение активности, эмоциональное опустошение, аутизм и др.), разнообразные т. н. патологически продуктивные симптомы (бред, галлюцинации, иллюзии, аффективные расстройства, кататония и др.). Бред является основным симптомом шизофрении, т. е. потеря больным чувства реальности, действительности, объективности, ясности, понятности, логичности, при которых доминирует ощущение больного, что он стал другим, а вместе с ним и весь мир. Шкала отклонений от действительности чрезвычайно широка — от ложной интерпретации события, явления или понятия (бредовая установка, сверхценные идеи) до полного отрыва от действительности и перехода в ирреальный мир, сопровождаемого галлюцинациями, иллюзиями и бредом. Течение преимущественно хроническое (в виде приступов или непрерывное). Различают также три этапа в развитии шизофренического процесса — овладения, адаптации и деградации.

Существует четыре общепринятые разновидности шизофрении: простая, гебефреническая, катотоническая и бредовая. Эти формы часто смешиваются и переходят одна в другую, и порой бывает даже трудно определить, какая из них доминирует. Итак, формы шизофрении:

Простая шизофрения (Schizophrenia simplex ) — характеризуется нарастающим безразличием, апатией, понижением настроения, которые чередуются с немотивированными порывами грубости, бурного гнева, злости или угнетенным настроением. Часто сопровождается бессмысленными занятиями. Больной сторонится общества, становится для многих далеким и чужим, нередко проявляет упрямство, не склонен менять стиль жизни, поведения. Угрюм, раздражителен, капризен. Часто собственное тело представляет центральную тему интересов больного, заполняя пустоту его жизни, что выражается в увлечении коррекциями своей внешности, фантастическими способами лечения.

Иногда простая шизофрения принимает "философическую" форму, когда больной рассуждает о бессмысленности жизни, человеческих интересов и стремлений, или проводит бесплодные дискуссии на темы, непонятные окружающим, например, о что и нечто, о небытии и т. п. Со временем перечисленные странности умножаются. Пониженное настроение, являясь субъективным выражением жизненной динамики, связано, прежде всего, с чувством внутренней пустоты, возникающим при негативно-чувственном отношении к окружению, типичным примером чего является чувство скуки.

Гебеферическую форму шизофрении отличает свехинициативность и сверхподвижность в характере, близкие к несдержанности, маниакальной веселости или дурашливости. Больной всех задирает, не признает дистанции, задает глупые вопросы и смеется без причины. При выполнении поручений проявляет негативизм. На вопросы отвечает невпопад. Часто говорит много, но не всегда понятно, перескакивая с темы на тему, повторяя одни и те же фразы, создавая неологизмы. Темп его мышления настолько высок, что возникает впечатление хаоса в его рассуждениях, отражая напряжение между его собственным внутренним миром и объективным окружающим, смысловую и логическую оторванность одного от другого, либо являясь парадоксальной реакцией на чувство пустоты и безнадежности собственной жизни. Наблюдаемая экспрессия не соответствует субъективному состоянию. Маниакальные признаки неадекватного поведения больного, сопровождаемые непонятием и неприятием окружающих, со временем все более трансформируются в его органическое отупение или умственное недоразвитие, интеллектуальное и моральное убожество.

Кататоническую форму шизофрении выделяет двигательная динамика, т. е. две крайние формы двигательной экспрессии: застывание в неподвижном состоянии (оцепенение) и форма мощного двигательного разряда в виде хаотичных, бесцельных движений (буйство). Субъективным коррелятором обеих форм двигательной реакции (заторможенности или возбуждения) является чувство сильного страха, возникшего на почве ненависти, религиозного или сексуального экстаза, беспомощности или необычной силы. Этот страх может быть определен как дезинтеграционный, ибо связан с бурным разрушением прежней структуры внутреннего мира больного. Двигательное возбуждение сопровождается метанием больного, киданием на людей, пронзительным криком, но может ограничиваться на своеобразии речи, мимики, жестикуляции (повторение одних и тех же слов, жеста, движения). Кататонический характер шизоидности носит любая деятельность или бездеятельность, не имеющая цели, оторванная от актуальной ситуации, т. е. бесцельность и оторванность являются характерными шизофреническими признаками. Хаотичность, бесцельность и отсутствие связи с актуальной ситуацией часто проявляются в речи больного. Шизофреническое разрушение структуры речи, ее логики определяется как нарушение ассоциативности. Это нарушение, сопровождаемое неожиданными переходами с одной мысли, темы разговора на другую является одним из осевых симптомов всех форм шизофрении, при котором неясно, что хочет сказать больной, а сам он, естественно, и не заботится, чтобы его поняли.

При Бредовой форме шизофрении в сознании больного изменяется как собственный (внутренний), так и окружающий мир. В принципе отрыв от реалий, потеря связи с действительностью характерны для любой формы шизофрении, но при бредовой эта особенность проявляется наиболее ярко (около 70% всех случаев шизофрении имеет бредовую форму). Больной обычно не умеет выразить то, что он переживает, и в результате все больше замыкается в себе, либо стремится к разрядке посредством более примитивных, чем речь, двигательных форм активности (срывается на крик, проявляет другие формы агрессивных действий, позывы к мщению, бредовым миссиям). Больной обычно не вызывает подозрений у окружающих, пока не начинает делиться с ними переживаниями относительно своего видения окружающего мира, отличного от видения его другими и не аргументированного научной логикой, либо аргументированного ненаучной. Таким образом возникает Паранойя. или сумасшествие, помешательство (т. е. видимость внешнего мира, отличная от его объективной содержательности), сопровождаемое усилением акцентирования на эгоцентричность больного, при котором бредовые концепции разделяются на бред величия (индивид управляет миром) — больной чувствует себя всемогущим, дьяволом, святым, великим изобретателем, ясновидящим, может читать чужие мысли, отдавать приказы на расстоянии, и бред преследования (мир управляет им) — больному кажется, что за ним следят, мысли его читают, им управляют извне, у него нет собственной воли.

Речь больного шизофренией является внешним проявлением бредового, странного мышления. Существуют разные формы шизофренической речи, но, как правило, грамматически она не нарушена и отличается от речи здорового человека лишь содержанием высказываний, выражающих параноидный либо магический способ мышления. При этом наблюдается склонность придавать словам и понятиям особое, отличное от общепринятого, символическое значение, в стиле же самой речи преобладает резонерское пусто — и многословие, бесплодное философствование, теряется социальная направленность ее содержания.

Шизофренический процесс развивается обычно по нарастающей. Симптомы начала шизофренического заболевания (шизофренической персеверации) могут быть самые необычные: от повторения бессмысленных жестов, слов, гримас лица, времяпровождения, странных поз до пустой манерности, стереотипных разговоров вплоть до, например, мистических ритуалов, выполняющих у больных функцию защиты перед неизвестным. Повторяя определенные действия или заклинания, которые непосвященному наблюдателю могут показаться бессмысленными, больное воображение прокладывает путь (латинское "ritus" происходит от санскритского "ri" — идти, плыть) в таинственном мире, который может грозить горем и несчастьями. В социальной жизни ритуалы часто используются в случаях, когда человек (прежде всего невежественный) сталкивается с неизвестным, религией, властью, смертью и даже любовью. В основе ритуалов, сопровождающих неврозы навязчивости, лежит магическое мышление, убеждение в том, что если следовать определенному ритуалу, то ничего плохого не случится. Невротическая тревога, боязнь неизвестного подменяется боязнью нарушить тот или иной ритуал, на самом деле не имеющий ничего общего с сущностью неизвестного.

Массовость в любой из разновидностей шизофрении создается одаренными больными, выражающими тем или иным способом переживания большой массы менее одаренных, которые сами не могут найти соответствующее выражение для своих своеобразных отклоненных от нормы переживаний. Именно исходя из массовости и большого разнообразия типов шизофренической патологии, каждое аномальное поведение, художественное и научное произведение, речь, статьи и выступления в СМИ следует подвергать психопатологическому и философскому анализу на предмет наличия симптомов шизофренических отклонений в сознании автора.

Изоляция от непрерывного процесса познания и получения правдивой информации об окружающем реальном мире ведет к нарушению течения информационного метаболизма, выражающемуся в том, что у человека начинает формироваться ирреальный, шизофренический мир, со временем становящийся все более тусклым. Все чаще заранее можно предвидеть, как больной будет себя вести, какие стереотипы при этом можно будет наблюдать. Непредсказуемость, воспринимаемая вначале как странность, вследствие повторения превращается в предсказуемое чудачество, вызывающее вместо изумления и страха все большую жалость.

К ранним симптомам болезни можно отнести сильное влечение к накопительству бесполезных вещей, чрезвычайную самоотверженность и добросовестность при выполнении монотонной стереотипной работы. Окружающие воспринимают таких больных просто как чудаков.

Насколько человек — раб своих привычек, настолько больной шизофренией не может самостоятельно освободиться от своих стереотипных форм активности — бредовых установок, галлюцинаций, манерности, чудачества и т. п.

По мере прогрессирования заболевания больного все труднее "вывести" на нормальную дорогу жизни, и даже если это удается, то обычно через некоторое время он снова возвращается к своим фиксированным стереотипам, воспринимаемым непосвященными как упрямство или чудачество. Все более адаптируясь в ирреальном, шизофреническом мире, где больной чувствует себя более уверенно, он, утрачивая стереотипы ментально здоровых людей, постепенно теряет опору в реальной действительности.

Завершающий этап болезни — фаза деградации — характеризуется прежде всего эмоционально-чувственным и интеллектуальным отупением, сопровождаемыми разной степени апатичностью и безразличием до органического отупения и распада личности, выражающегося в полной утрате здравомыслия, индивидуальной нацеленности на здравый порядок, ощущения времени, сливающегося в одну бесформенную бесконечность. Пропадает не только память о прошлом, но и интерес к будущему, к настоящему, сменяемые полным безразличием. Больной становится все более похож на жалкое подобие человека, для которого больше подходят определения: "отупевший", "без здоровых жизненных ориентиров", "чудаковатый".

Критерием выхода из шизофренического состояния, если таковой случается, считается факт признания заболевания самим больным и его Критика в отношении собственных болезненных симптомов. Возвращение в "нормальный мир" можно считать состоявшимся лишь после полного отказа бывшего больного и решительного отрицания действительности психотического мира (что случается нечасто, поскольку любому человеку трудно согласиться с тем, что то, что сильнее всего переживалось и запечатлелось в его психике, является фикцией).

Вместе с тем практика показывает, что в большинстве случаев в результате перенесенного заболевания остается устойчивое изменение личности, называемое Шизофреническим дефектом . Это изменение может быть как малозаметным: эмоциональная холодность, снижение инициативы, отсутствие энергии, радости жизни, раздражительность, недоверчивость и т. п. так и более выраженным: бред мессианства, преследования, изобретательства; сутяжничество, ипохондрия, манерность, чудачества, эмоционально-чувственное отупение, изоляция от приличных людей и т. п. вплоть до посвящения себя целиком и без остатка какой-либо идее — благотворительной, религиозно-сектантской, псевдонаучной, маргинальному искусству.

Дефект проявляется чаще всего в трех сферах:

А) в понижении жизненной динамики, когда в больном что-то "сломалось", "умерло", человеческие радости его не интересуют, "все ему безразлично", он "не может ни любить, ни ненавидеть";

Б) отношение к людям изменяется в сторону изоляции, недоверия, подозрительности; извращается сложная гамма эмоционально-чувственных отношений, когда близкие к больному жалуются на увеличение дистанции, холодность и равнодушие, в то время как чужие поражаются отсутствию дистанции, неожиданной сердечности и доброжелательности;

В) рост несоразмерности эмоционально-чувственных реакций (главным образом, негативных) в сравнении с нормой, т. е. повышается раздражительность, импульсивность и изменчивость настроения, больной по пустяковым поводам впадает в гнев или угнетенное настроение, реагирует несоразмерной ненавистью и враждебностью; реже встречаются несоразмерные эмоциональные реакции с положительным знаком — вспышки немотивированной радости, сердечности, любви.

Однако основными проявлениями шизофренического дефекта являются нарушение взаимосвязи психики с сознанием, выражающееся в потере самооценки и самоконтроля, изменение иерархии в системе человеческих ценностей-пороков, ведущее к усилению-ослаблению отдельных подсознаний больного, усилению негаподсознаний. Больной может с некоторых пор начать уважать грубую силу и воровство, в то же время осуждая правдивость и доброту. Он может начать расстраиваться по поводу судьбы неизвестных ему людей, живущих на другом конце Земли, оставаясь равнодушным к трагедии своих близких, соседей, своей собственной судьбе.

Ввиду большого разнообразия шизофренических симптомов знание разновидностей болезни поможет легче распознать заболевшего даже неспециалисту, однако существует универсальный способ отличить шизобольного от здорового человека: это постоянные усилия второго познать реальный мир, стремление его привести в порядок (если он в какой-то части по какой-либо причине утрачен, отсутствует), улучшить, облагородить, усовершенствовать, в отличие от пребывания первого в ирреальном мире, отсутствия желания покинуть его, распрощаться со своими привычками, иллюзиями, базирующимися, как правило, на тех или иных бредовых галлюцинациях. Поэтому только шизофреническая отстраненность позволяет больным мусорить и не обращать внимание на грязь в подъезде, на сломанный лифт, вымирающие деревья или отравленную реку.

Одним из шизофренических дефектов является неспособность данного индивидуального сознания придерживаться нормальной иерархии человеческих ценностей-пороков. По какой-либо из причин (чаще всего из-за недовоспитания) происходит несформирование эталонной иерархии в гармоничных пропорциях в его сознании и это ведет не только к недоразвитости данного индивида, но и к деградации, заболеванию всего общественного формирования, если в нем наблюдается статистически значимая цифра влияния подобных больных.

Симптомы болезненных, шизофренических отклонений следует категорически отличать от творческих инноваций в процессе научного теоретизирования, которые являются следствием процессов, способствующих развитию ноосферных знаний. Т. е. если процесс познания реального мира на каком-то этапе не может быть удовлетворен существующими знаниями, то отсутствующие понятия и объяснения событий и явлений внешней реальности восполняются научными творениями внутренних мыслительных конструкций, фантазиями, гипотезами. Здоровый интерес к познаниям и объяснениям не терпит пустоты. Наиболее истинные из них и становятся постепенно новыми ноосферными знаниями. Критериями оценки в таких случаях могут быть, прежде всего, практические результаты и опыты, а также логическая научная экспертиза высококвалифицированных ученых-специалистов, бытийная востребованность в них все большего числа здравомыслящих людей.

Не возьмись Галилео Галилей в свое время с помощью телескопа, а Кеплер математически доказывать правильность гелиоцентрической модели Н. Коперника, может быть, до сих пор человечество думало бы, что Солнце вращается вокруг Земли. А с их помощью, хоть и через 300 лет, но все же отказалось от геоцентрической модели. Не прочти случайно в начале ХХ-го века известный физик Макс Планк заметку на 29 страницах некоего патентного служащего Альберта Эйнштейна и не поддержи высказанные им идеи, неизвестно, когда бы мир узнал о теории относительности. Поэтому гениальные высказывания или неожиданные научные гипотезы могут назвать шизофреническими только завистники, невежды или непонимающие процесса ноосферного творчества.

Если же вновь созданные гипотезы не получили логического подтверждения, не выдержали испытание временем, были подвергнуты разумной, аргументированной критике или самокритике, их нельзя причислить к рангу научных или здоровых, а следует начинать рассматривать как возможный вариант негасферных, шизофренических, бредовых галлюцинаций.

В то же время, когда в большинстве стран убийц тестируют на вменяемость, то это глубоко ошибочно, так как в период убийства, если он не маньяк (особо тяжелая форма заболевания), индивид все равно кратковременно находился в состоянии аффекта, или невменяемости. Но для него и в прошлом явно были характерны периодические шизофренические кризы, на которые никто просто не обращал внимания, не считая его ненормальным, больным. Нормальный, здоровый человек с положительно развитым сознанием неспособен на плохой проступок, дурное поведение, тем более на тяжкое преступление.

Как же определить у себя или у кого-то из окружающих наличие предпосылок к шизофреническим отклонениям, дефектам? Существует несколько способов, каждый для различных степеней заболевания.

Самые простые — для устоявшихся и достаточно глубоко развитых форм шизофрении, когда сам индивид в глубине своей с помощью самоанализа (если такая способность сохранилась) уже догадывается, что у него с психикой, с сознанием не все в порядке, хотя другим он никогда в этом не признается. Явными симптомами шизофрении могут служить неспровоцированные срывы в настроении, депрессия человека, в особенности, если они возникли в результате воздействия на мозг, например, алкоголем, наркотиками или стрессовой ситуацией и т. д. Вот почему даже "легким" шизофреникам нельзя употреблять алкоголь или попадать в нервную обстановку — могут быть срывы. И наоборот, если человек не употребляет "по непонятным причинам" алкоголь даже в малых дозах или на простой юмор реагирует неадекватно — будьте осторожны, перед вами может быть шизофреник со значимой патологией.

Более легкие, или замаскированные, формы шизофрении выявить несколько сложнее. И, как ни странно, это можно сделать, прежде всего, при помощи обычной Логики . хотя для этого требуется какое-то время. Ее приемы могут помочь любому и для самоанализа.

Дело в том, что мозг человека, как известно, формирует некую мыслительную модель, способную предвосхитить свойства будущего результата, который можно сличить в конце действия с реально полученными результатами. Именно поэтому рассуждения, обещания любого индивида легко проверяются на признаки шизофрении логикой его слов и действий, т. е. сравнением заявленных, обещанных и фактически достигнутых конечных результатов.

Если человек постоянно твердит о нереальных вещах, берет на себя невыполнимые обязательства или дает заранее нереальные обещания, логически не обосновав, не доказав своими действиями возможность их выполнения и практическую целесообразность в них, то это явно из области легких форм шизофрении — болезненные фантазии. Окружающим достаточно убедиться в этом, и этого часто бывает достаточно, чтобы избежать худших последствий. При этом нельзя смешивать указанные шизофренические рассуждения с актами намеренного обмана, мошенничества, которое квалифицируется уже по статьям УК, хотя и само мошенничество не присуще Людям с нормально развитым сознанием, а входит в арсенал Нелюдей .

У ментально здорового человека в самосознании должна в обязательном порядке присутствовать нормальная человеческая неопределенность, выражаемая в утверждении "cogito ergo sum". правильный смысловой перевод которого означает "сомневаюсь, значит, нормальный".

Отрицательные направления развития двойной ориентации индивидуального сознания выражаются в тяжелых формах психических расстройств, состоящие в том, что на место "либо" (т. е. здоровый человек осуществляет всегда только позитивный выбор и не допускает возможности одновременного существования второго, негативного выбора) ставится "и", и одновременно с "миром добра" (позитивная реальность) допускается существование "мира зла" (негативный шизофренический мир). Развитие сознания в данном направлении представляет собой наиболее страшную патологию.

Формирование здорового сознания, как известно, происходит в процессе информационного метаболизма аналогично процессам, протекающим при клеточном метаболизме самого организма. В течение тысячелетий вырабатывался необходимый набор питательных веществ, получаемых из биосферы, служащих основой для формирования и поддержания в функциональном, здоровом состоянии клеток организма. Так и при формировании и поддержании в функциональном состоянии нормального сознания, чтобы избежать шизофренических отклонений и дефектов в нем, требуется определенный сбалансированный набор ноосферной информации, которую человек, получив в детстве-юности во время воспитания и образования, должен впоследствии умножать, поддерживать с помощью книг, научно-познавательных журналов, лекций, кинофильмов и других современных источников полезной информации, одновременно избегая любого негасферного влияния.

Как в случаях с нарушением биохимического пополнения микроэлементами в процессе клеточного метаболизма в результате одностороннего или недоброкачественного питания, или его отсутствия, происходят различной степени тяжести заболевания организма, так и в случаях нарушения процесса информационного метаболизма в результате односторонней или недоброкачественной информации, или ее отсутствия, происходит отупение сознания, перерастающее в разной степени тяжести его заболевания (доброкачественные и злокачественные шизофренические отклонения и дефекты).

В этой связи, как в случаях предотвращения заболеваний органов организма, борьбы с ними, необходимости коррекции нарушенного обмена веществ и т. п. требуется специальная диета, или лечебное голодание, или усиленное питание высококачественными продуктами, назначаемыми специалистами-диетологами, так и для предотвращения заболевания сознания, попыток его лечения, необходимости коррекции нарушенного информационного метаболизма и т. п. требуется специальная информационная диета, или информационное голодание, или специальный воспитательно-образовательный курс (т. е. лечебное довоспитание, дообразование, которые должны проводиться высококвалифицированными философами-наставниками).

Выходом из шизофренического состояния можно считать, как мы уже говорили, появление признаков осознания больным собственных болезненных проявлений. Полное возвращение бывшего шизоида в "нормальный мир" может быть лишь после искреннего осуждения им своих болезненных рассуждений и действий, решительного отрицания создававшихся в его воображении картин психотического мира. Несогласие больного осудить или покинуть болезненные фантазии, считать их фикцией может свидетельствовать, что до полного или даже частичного выздоровления ему еще далеко.

Шизофреническое расстройство было описано еще в конце XIX века Эмилем Крепелиным под названием "раннее слабоумие". Затем оно было дифференцировано с маниакально-депрессивным психозом и болезнью Альцгеймера и переименовано в шизофрению Е. Блейлером, который описал его как "расщепление личности". В настоящее время распространенность только тяжелых патологических форм шизофрении составляет более 1% населения.

Шизофрению называют также социально-дезадаптирующим расстройством, ущерб от которого, связанный только с утратой трудоспособности, оценивался в 1980 г. в США в 20 млн. долларов, а расходы на социальное обеспечение и лечение хронически больных составляли еще 11,1 млн. долларов, при этом 10% тяжелобольных погибают от самоубийств.

Будучи клинически чрезвычайно полиморфным заболеванием, поражающим различные компоненты сознания, шизофрения в большей степени затрагивает когнитивную (познавательную) и эмоциональную сферы менталитета. Нарушения восприятия (галлюцинации), мышления (бред), целенаправленности поведения (утрата воли), эмоционального выражения (эмоциональное отупение) — вот лишь некоторые из общепризнанных проявлений глубоких фаз шизофрении.

Многообразием клинических проявлений шизофрения напоминает другие политетические сложные заболевания, такие как, системная красная волчанка, в противовес монотетическим, чаще поражающим только какую-нибудь сферу, например маниакально-депрессивный психоз (настроение), болезнь Альцгеймера (память) и др.

Многообразие проявлений в сочетании с неоднородностью диагностических подходов рождает путаницу и рассогласованность между исследователями и клиницистами, особенно в международном масштабе. Чтобы упорядочить ситуацию, Всемирная организация здравоохранения и Американская психиатрическая ассоциация разработали стандартные классификации — "Международную классификацию болезней" — МКБ (ICD-10 — 10-го пересмотра), "Диагностическое и статистическое руководство" — ДСМ (DSM-IV — 4-го пересмотра), в которых старались исходить из достаточно взаимосоответствующих определений. Исследования показали, что попытка удалась: несмотря на некоторые существенные различия в принципах классификации, диагностика шизофрении по обеим методикам весьма схожа.

Широко принятый подход в диагностике шизофрении — разделение негативных и позитивных (продуктивных, в русской традиции) групп симптомов. Последние являются показателем "психотичности" процесса, тогда как негативные в большей степени свидетельствуют о глубине и длительности болезни.

Взаимосвязь этих двух групп была изучена с помощью факторного анализа. Удалось разделить продуктивные симптомы на две подгруппы: психотические (бред, галлюцинации) и дезорганизующие симптомы (дезорганизация речи, неадекватность аффекта и поведения). Теперь вся симптоматика шизофрении имеет как бы три измерения: психотическое, дезорганизующее и негативное.

Оригинальная двухсиндромная модель была предложена Кроу (Crow), который считал продуктивную симптоматику следствием гиперактивности допаминовой системы, а негативную — результатом диффузной утраты нейронов, что подтверждали данные компьютерной томографии (КТ).

Изучение структурных изменений с помощью картиносоздающих техник показывает, что с негативной симптоматикой ассоциируется расширение желудочков мозга.

С помощью нейропсихологических методов выявляют незначительные когнитивные нарушения при продуктивной симптоматике и выраженные при негативной.

Давняя мечта исследователей идентифицировать патофизиологические и структурные основы шизофрении реализовалась сегодня в различных методах визуализации структуры и даже работы мозга (КТ, позитронно-эмиссионная томография — ПЭТ, ядерно-магнитный резонанс — ЯМР). При сопоставлении данных, полученных с помощью этих методов, с клиническими наблюдениями оформились две основные стратегии. Первая базируется на представлении о шизофрении как о локальной мозговой патологии типа сифилиса мозга или рассеянного склероза и предполагает поиск пораженных участков мозга, отводя каждому симптому и синдрому свою топологию. Разнообразие симптоматики здесь объясняется множественностью поражений.

Вторая основана на представлении о нарушении обратных связей между различными мозговыми участками, отделами, "модулями", что и дает полиморфную симптоматику.

В рамках первой стратегии выполнено уже множество работ, показавших, например, что лимбическая область и височная доля, возможно, являются субстратом для продуктивной симптоматики, играя существенную роль в процессах памяти и проявлении эмоций. В подтверждение этого приводят данные ЯМР об увеличении размера передней височной извилины, которое коррелировало со слуховыми галлюцинациями, и о связи нарушений мышления с височной областью. Данные ПЭТ также свидетельствовали о нарушениях в этих областях, связанных со степенью "психотичности" и психической дезорганизации. Нарушения в лобных долях, выявленные с помощью ЯМР и ПЭТ, поддерживают гипотезу об их связи с дефицитарной симптоматикой.

Исследования в рамках второй стратегии только начались. Некоторые исследователи сообщают о нарушениях связей префронтальной коры с подкорковыми образованиями (базальными ганглиями, таламусом), выдвигая на этой основе гипотезы о "перегруженности" неполезной (мусорной, вредной) информацией, ведущей к ошибкам восприятия и другим психопатологическим феноменам.

Состояние, называемое в настоящее время шизофренией, сопровождается ослаблением когнитивных (познавательных) процессов. Одно время это приписывали институционализации больных и лечению. Теперь же ясно, что когнитивные нарушения (КН) — основная черта шизофрении, и уточнение их особенностей внесет вклад в понимание природы лежащих в основе мозговых нарушений.

Большинство больных шизофренией плохо справляются с тестами, оценивающими интеллект. Исследования показали, что среднее снижение интеллекта по сравнению с его преморбидным уровнем составило 16 пунктов по IQ (Intelligence quotient ), и происходило оно в первые 2 года болезни, оставаясь относительно стабильным в дальнейшем при хроническом течении шизофрении. В более серьезных случаях нарушения интеллекта приводят к социальной дезадаптации. По некоторым данным, 85% остро заболевших стали безработными. К основным нарушениям относят также моторную заторможенность, плохую память и слабость операциональных функций.

Выраженность негативных расстройств (бедность речи и деятельности) связана с общей ментальной недостаточностью и более специфично сочетается с персеверативным поведением и некоторыми нарушениями мышления. Разорванность речи и неадекватность аффекта также связаны со снижением интеллекта, но в большей степени с утратой контроля над поведением. В противоположность этому выраженность галлюцинаций и иллюзий не связана с нарушениями интеллекта или другими специфическими расстройствами, выявляемыми с помощью стандартных психометрических тестов.

Классический нейропсихологический подход, призванный выявлять локальные мозговые поражения с помощью стандартных тестов, при изучении шизофрении неадекватен и дает противоречивые результаты. Для больных шизофренией характерны затруднения именно при выполнении когнитивных тестов. Еще Вернике говорил, что психозы связаны с нарушением "органа ассоциации", т. е. говоря современным языком, это поражение не отдельного АФЦ-когнитивного модуля, а связей между АФЦ-модулями. В норме выполнению любого действия предшествует намерение его совершить. Если этот тип механизма "самослежения" (Self-monitoring ) ломается, действия (а также мысли и т. д.) будут восприниматься как чужеродные, ибо их возникновение не было намеренным. Отсюда следует, что когнитивной основой продуктивной симптоматики шизофрении является нарушение механизмов "самослежения".

Мозг отличает раздражения, идущие извне, от сенсорных стимулов, поступающих в него в результате собственных действий. Экспериментально подтверждается даже наличие различного коркового субстрата для этих двух процессов. Стало быть, существует тесная связь между моторным "выходом" (тем, что человек говорит) и сенсорным "входом" (тем, что он слышит).

Следовательно, "самослежение" зависит от центробежных связей передних мозговых областей, связанных с моторным "выходом", с задними областями, ответственными за соответствующий сенсорный "вход". У хронически больных шизофренией обнаружили патологическое отсутствие связи между этими двумя областями мозга.

Таково вкратце описание признаков и течения сравнительно массового заболевания менталитета — шизофрении. В основе легких, трудно различаемых форм заболевания часто лежат те или иные Бредовые комплексы .

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.