Шизофрения дефект

Шизофрения дефект

Классификация дефектных состояний шизофрении. Частота приступов шизофрении и развитие дефектов.

Существующие клинические Классификации дефектных состояний. астеническое, апатическое, психопатоподобное, ипохондрическое, специфически-шизофреническое (Д. Е. Мелехов, 1963; Н. М. Жариков, 1963, и др.) во многом совпадают с имеющимися в психиатрической литературе клиническими классификациями ремиссий, приведенными ранее. Если учесть, что симптомы дефекта являются обязательным компонентом каждой ремиссии (А. Г. Молохов, 1948; В. М. Морозов и Г. К. Тарасов, 1951; F. Kehrer, 1953; К. Schneider, 1955; F. Fish, 1957) и определяются, по мнению А. Б. Посвянского (1958), лишь в состояниях ремиссий, то можно закономерно предположить, что клиническая характеристика ремиссий зависит нередко прежде всего от особенностей дефектных психических изменений. Справедливость подобного предположения подтверждают, в частности, исследования Г. Е. Сухаревой, Э. И. Коган (1935), классифицировавших состояния дефекта на основании качественных особенностей ремиссий. Все вышесказанное, однако, ни в коей мере не дает оснований сомневаться в наличии принципиальных клинически различных состояний дефекта и ремиссии.

Нельзя согласиться с мнением К. Kolle (1961), выделявшим в качестве Самостоятельных типов дефекта шизофрении «изменение жизненной кривой и снижение профессионального уровня», а также «парадоксальное направление интересов в искусстве и литературе». Данные признаки являются, очевидно, не собственно типом дефекта, а следствием дефектных психических изменений.

При Приступообразном течении шизофрении наблюдался переход одного клинического типа дефекта в другой (В. С. Глебов, 1963). При периодической шизофрении иногда отмечалось образование изменений личности по типу инфантилизма (А. Н. Попова, 1967; В. М. Шаманина, 1968). Клинически близкий к нему вариант психического дефекта Л. Н. Земсков (1964) определял как напоминающий дебильность.

Благоприятность течения некоторых Приступообразных вариантов шизофрении определяют авторы не только по сравнительно хорошей их курабельности, но и по относительной медленности нарастания и нерезкой выраженности явлений психического дефекта (С. 3. Пащенков, 1963; D. Panagotopoulos, G. Abraham, 1964).

В меньшей степени это утверждение касается Приступообразных вариантов шизофрении. возникших в позднем возрасте, развившейся на фоне некоторых органических поражений головного мозга, и случаев комбинации шизофрении с выраженной гипертонической болезнью (3. И. Зыкова, 1959; А. Ф. Кольцова, 1960).

При ремиттирующей шизофрении П. М. Зиновьев (1956) наблюдал благоприятный исход тогда, когда после ряда рецидивов возникал стабильный, нерезко выраженный дефект с «волнообразным» течением, астенической симптоматикой и отдельными психопатологическими симптомами. Однако, когда после этого (даже много лет существовавшего состояния) развивался новый рецидив, то прогноз был неблагоприятным. Отметим, что в вышеприведенных случаях П. М Зиновьева, очевидно, имело место не только дефектное состояние, но явления психического дефекта обнаруживались на фоне текущего процесса, и, таким образом, волнообразность течения относилась не столько к дефектным изменениям, сколько к особенностям течения самого процесса.

Ряд авторов считают наиболее Неблагоприятным 3-й приступ заболевания (А. Н. Молохов, 1948; М. Muller, 1949), причем М. Muller (1949) полагал, что если миновал 3-й приступ и пришел угрожающий период в 3—4 года, то «полного распада» психики не будет. Однако есть мнение, что положение о прогностическом значении 3-го приступа шизофрении должно быть пересмотрено (С. А. Пуцай, 1967). Например, Г. К. Тарасов (1965) не наблюдал развития глубокого дефекта после 3-го приступа и даже отмечал известный социальный рост больных. Если при иитермиттирующем течении шизофрении 2-й приступ выражен слабее, чем 1-й, то 3-го либо не может быть, либо он не будет катастрофичным (И. Я. Завилянский, 1958).

Иные исследователи полагали, что особо Неблагоприятен 2-й приступ (П. М. Зиновьева, 1956; В. А. Рожнов, 1957; К. Leonhard, 1957) либо 4—5-й приступы (Ы. Н. Дукельская, Э. А. Коробкова, 1958; Д. Д. Федотов, 1967). Отчетливые, а иногда довольно выраженные изменения личности уже после 1-го приступа наблюдали П. М. Зиновьева (1956), А. С. Тиганов (1963), Г. В. Зеневич (1964), Е. М. Экелова-Багалей (1967), причем грубый дефект был обнаружен, по данным Г. В. Зеневича, в 49 % случаев. При возникновении признаков дефекта после 1-го приступа заболевание протекало, как правило, более медленно, возбуждение в приступах менее выражено и медленней развивались ремиссии (Г. Я. Авруцкий, 1962). Наряду с этим P. Polonio (1957) высказывает мнение, с которым трудно согласиться, что личность после 1-го приступа заболевания может стать даже духовно богаче, чем до психоза.

У преморбидно Психопатических лиц дефектные изменения нарастают быстрее (В. С. Чудновский, 1956). Однако X. А. Алимов (1962) разделяет эту точку зрения лишь до исхода 1-го приступа.

Метки: , , . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.