Часть третья

Часть третья

Часть третья. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ И МЕТОДЫ ДИАГНОСТИКИ ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В ДЕТСКОМ И ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ

Глава 11. ПРИНЦИПЫ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ

Диагностика психических заболеваний у детей и подростков, с одной стороны, подчиняется общим принципам клинической диагностики, а с другой — имеет ряд особенностей, связанных как со спецификой психиатрии, так и с влиянием возрастного фактора.

В соответствии с общими принципами диагностики [Василенко В. X. Алексеев Г. И. и др. 1977] психиатрическая диагностика складывается из: 1) выявления, анализа и систематизации отдельных психопатологических и соматоневрологических симптомов (этап симптоматологической диагностики); 2) распознавания психопатологических синдромов с установлением ведущего синдрома (этап синдромологической диагностики); 3) формулировки диагностических гипотез (этап вероятностной диагностики); 4) проведения дифференциальной диагностики; 5) формулировки нозологического диагноза (т. е. диагноза болезни); 6) установления клинической формы и типа течения заболевания.

Клинический диагноз дополняется функциональным диагнозом, который характеризует компенсаторные возможности и способность данного больного к социальной адаптации.

Сложность выявления психопатологических симптомов особенно возрастает при стертых, пограничных формах психических расстройств (невротические и неврозоподобные расстройства, психопатические и психопатоподобные состояния, субпсихотические аффективные, перцепторные и идеаторные нарушения и некоторые другие), что связано с определенной условностью разграничения нормы и патологии в психиатрии вообще и в пограничной психиатрии в частности [Ганнушкин П. Б. 1964; Зеневич Г. В. 1979; Роговин М. 1979; Семичов С. Б. 1979]. Трудность идентификации психических расстройств у детей увеличивается влиянием возрастного фактора, поскольку незрелость самосознания и психики в целом, несформированность личности ребенка обусловливают незавершенность, рудиментарность многих психических нарушений не только пограничного, но и психотического уровня (например, преобладание галлюциноидов над истинными галлюцинациями, рудиментов бреда — бредовой настроенности, бредовых страхов, сверхценных бредоподобных фантазий у детей до 10— 11 лет; подробно см. в первой части). В связи с этим особо важное значение приобретают позитивные признаки отграничения рудиментарных психопатологических нарушений от внешне сходных с ними проявлений психологического реагирования. Так, например, патологические страхи отличаются от столь частых у детей младшего возраста психологических страхов беспричинностью, особым сверхценным отношением к объектам и явлениям, вызвавшим их, стойкостью и неотступностью, склонностью к генерализации, сопутствующими соматовегетативными нарушениями. Патологические фантазии в отличие от психологических оторваны от реальности, причудливы, относительно стойки, ребенок «охвачен» процессом фантазирования. Признаки отграничения от сходных непатологических форм поведения описывались выше (см. вторую часть) и в отношении ряда других преимущественных симптомов у детей и подростков: гиперактивности, уходов, дисморфофобических расстройств, сверхценных интересов и увлечений и др. Важной задачей этапа симптоматологической диагностики является систематизация выявленных психопатологических нарушений с отнесением их, с одной стороны, к числу негативных или позитивных (продуктивных) симптомов в классическом понимании (согласно Джексону), а с другой — к негативнои продуктивно-дизонтогенетическим в нашем понимании [Ковалев В. В. 1979] (см. главу 1).

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.