Временное расстройство психики

Временное расстройство психики

ГлаваVII. ВМЕНЯЕМОСТЬ И НЕВМЕНЯЕМОСТЬ,

ИХ МЕДИЦИНСКИЙ И ЮРИДИЧЕСКИЙ

Понятия вменяемости и невменяемости. Основной предпосылкой вины правонарушителя является вменяемость, то есть способность лица правильно понимать сущность совершаемого действия, осознавать его последствия для себя, для окружающих, для общества в целом и возможность контролировать свои действия. В сжатом виде эти положения сформулированы в юридическом (психологическом) критерии невменяемости, содержащемся в ст. 11 Основ уголовного законодательства СССР, которой определяются состояния, препятствующие вменить в вину правонарушения. Невменяемость имеет место тогда, когда не соблюдены указанные выше условия при том или ином болезненном состоянии психики (медицинский критерий невменяемости). Согласно советскому законодательству, вменяемым может быть лицо, обладающее определенными психическими данными и достигшее определенного возраста. Вменяемость — невменяемость это юридические понятия, позволяющие отграничить преступления от общественно опасных действий. Противоправные деяния, совершенные лицом в невменяемом состоянии, считаются общественно опасными действиями.

Формула невменяемости. В советском законодательстве формула невменяемости изложена в ч. 1 ст. 11 Основ уголовного законодательства СССР и сформулирована следующим образом: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими вследствие хронической душевной болезни, временного расстройства психической деятельности, слабоумия или иного болезненного состояния. К такому лицу по решению суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера».

Следовательно, формула невменяемости содержит два критерия — медицинский (биологический) и юридический (психологический), которые выступают в своем единстве и определяют невменяемость лица, совершившего общественно опасные деяния.

Медицинский (биологический) критерий содержит перечень психической патологии, которая при наличии юридического критерия может исключать вменяемость. Этот критерий сформулирован таким образом, что охватывает все известные формы психических заболеваний, патологических состояний, личностных аномалий. Он состоит из четырех признаков и отражает современный уровень психиатрической диагностики.

Хроническое душевное заболевание объединяет психические заболевания, протекающие длительно, имеющие тенденцию к прогрессированию, т. е. постепенному нарастанию и усложнению психических расстройств. К этой группе относятся шизофрения, некоторые формы эпилепсии, прогрессивный паралич, предстарческие, старческие психозы и т. д.

Временное расстройство психической деятельности медицинского критерия представлено психическими заболеваниями, имеющими различную продолжительность и заканчивающимися выздоровлением. Данное понятие медицинского критерия объединяет разнообразную группу психических расстройств; исключительные состояния (патологическое опьянение, патологический аффект, патологическое просоночное состояние, сумеречные расстройства сознания), реактивные состояния, состояния декомпенсации при психопатиях, белая горячка и т. д. Важным является констатация временных расстрой ств пс ихической деятельности в момент совершения противоправных действий.

Третьим признаком медицинского критерия является понятие Иного болезненного состояния. Под «иным болезненным состоянием» подразумеваются такие аномалии психики, которые не имеют процессуальной основы. Сюда относятся, в основном, психопатии. Это такие аномалии характера, при которых отсутствует психотическая основа, но имеются качественные отличия от психической нормы.

Под понятие « слабоумия » медицинского критерия подпадают все психические заболевания, протекающие с нарушением интеллектуальной функции, как врожденного, так и приобретенного характера.

Для решения вопроса о вменяемости или невменяемости недостаточно одного медицинского критерия. Медицинский критерий указывает лишь на необходимость распознать заболевание и квалифицировать его применительно к медицинскому критерию. Многие психические заболевания вызывают различные по выраженности психические расстройства — от легких, не нарушающих осмысление ситуации и не изменяющих. социальную адаптацию, до тяжелых, выключающих больного из социальной жизни. Поэтому ведущим критерием, определяющим степень психических расстройств, свойственных испытуемому, и определяющим вменяемость—невменяемость, является юридический критерий.

Юридический (психологический) критерий статьи 11 Основ уголовного законодательства СССР формулируется как «возможность отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими». Юридический критерий, как и медицинский,— это не один признак психического состояния обвиняемого, а представляет собой обобщающую характеристику тех же самых клинических данных о болезненных расстройствах психики, но с точки зрения их тяжести.

Юридический критерий состоит из двух признаков: интеллектуального (невозможность отдавать себе отчет в своих действиях) и волевого (невозможность руководить ими). Наличие двух указанных признаков юридического критерия позволяет анализировать различные стороны психической деятельности испытуемого — его мыслительную, эмоционально-волевую, интеллектуальные функции.

При хронических психических заболеваниях и слабоумии интеллектуальный и волевой признаки нарушаются одновременно. Однако в практике встречаются случаи, при которых у личности сохраняется формальная способность оценить ситуацию, но снижается, а иногда утрачивается способность удержаться от поступка — нарушается способность руководить своими действиями. В юридическом критерии превалирует болевой признак. Наиболее часто это проявляется при психопатиях, что выражается в «парциальной некритичности » психопатических личностей. Это может быть при неглубоких формах олигофрении, психическом инфантилизме, когда при относительно сохранных интеллектуальных функциях эмоционально-волевые определяют принятие решений и поведение таких обвиняемых. В этих случаях волевой признак становится ведущим, а интеллектуальный приобретает роль подчиненной составляющей.

При различных заболеваниях могут иметь место различные сочетания отдельных составляющих юридического критерия, имеется их определенное взаимодействие и взаимовлияние. Интеллектуальный и волевой признаки составляют единую цель в обосновании вменяемости или невменяемости лица, совершившего противоправные деяния. Медицинский и юридический критерии могут находиться в различных соотношениях. Например, при наличии у испытуемого хронического психического заболевания они выступают в единстве, определяя невменяемость, при неглубоких формах психической патологии (легкие формы олигофрении, психопатии, органических поражениях центральной нервной системы) наличествует медицинский критерий, но отсутствует юридический (не нарушается возможность отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими) — нет единства формулы невменяемости, и такое лицо признается вменяемым.

Судебно-психиатрическая оценка психических заболеваний, возникающих после совершения правонарушения. Психические заболевания в ряде случаев возникают после совершения правонарушения до вынесения приговора. Решение этих экспертных вопросов в таких случаях предопределяется ч. 2 ст. 11 Основ уголовного законодательства. В законе оно определено следующим образом: «Не подлежит наказанию также лицо, совершившее преступление во вменяемом состоянии, но до вынесения приговора заболевшее душевной болезнью, лишающей его возможности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими. К такому лицу по назначению суда могут быть применены меры медицинского характера, а по выздоровлении оно подлежит наказанию». Таким образом, в приведенной ч. 2 ст. 11 Основ уголовного законодательства также содержатся медицинский и юридический критерий, однако по своему содержанию они не идентичны указанным критериям ч. 1 ст. 11, определяющим невменяемость лица. Медицинский критерий определен законодателем одним признаком «душевное заболевание», который включает в себя хронические психические заболевания и временные расстройства психической деятельности. Указания на это имеются в уголовно-процессуальном законодательстве, в разделах УПК, посвященных применению мер медицинского характера. В статье 409 УПК РСФСР говорится о временных расстройствах психической деятельности, при которых необходимо «приостановление судопроизводства по делу». Статья 412 УПК Р СФСР пр едусматривает возможность развития после преступления хронических психических заболеваний.

Следовательно, при оценке психического заболевания, возникшего после совершения правонарушения, эксперт должен оценить его клиническую выраженность, время возникновения, нозологическую принадлежность, а также определить возможный исход заболевания. Важность клинического анализа и точность квалификации психического состояния определяются необходимостью конкретных рекомендаций, касающихся применения мер медицинского характера и дальнейшей процессуальной деятельности больного. При временных расстройствах психической деятельности больные после лечения возвращаются на следствие и суд. При хронических психических заболеваниях после лечения больной теряет способность участвовать в следственных действиях и остается в ведении органов здравоохранения.

Квалификация психического заболевания, возникшего после совершения правонарушения, и определение времени его начала имеют значение и для решения вопросов оценки показаний, данных таким лицом. Показания этого лица до возникновения заболевания являются показаниями психически здорового человека. К показаниям и письменным заявлениям, имевшим место после начала заболевания, следует относиться как к показаниям психически больного. Последнее положение имеет значение как для временных, так и для хронических психических заболеваний. И наконец, точное распознавание заболевания до вынесения приговора и квалификация его на синдромальном уровне и нозологической принадлежности могут определенным образом влиять на оценку психического состояния испытуемого в момент совершения правонарушения. Например, неглубокий невротический уровень психических расстройств, как правило, возникает после совершения правонарушения. Выраженные депрессивные симптомокомплексы. особенно у лиц пожилого возраста, нередко являются дальнейшим утяжелением депрессии предшествующей правонарушению. Манифестация шизофрении после совершения правонарушения обращает внимание эксперта на возможность стертых и рудиментарных психических нарушений, свойственных этому заболеванию в инициальном периоде, задолго предшествующем правонарушению.

Юридический критерий ч. 2 ст. 11 Основ уголовного законодательства сформулирован по аналогии с юридическим критерием невменяемости, однако содержание его не является идентичным. В данном случае речь идет о возможности отдавать отчет в своих действиях и руководить ими не в отношении конкретного деяния, а в период проведения следствия и суда — возможности данного лица участвовать в судебно-следственных действиях. Следовательно, идентичные формулировки юридического критерия чч. 1 и 2 ст. 11 Основ уголовного законодательства определяют различные юридические санкции и различные экспертные решения.

В случаях применения ч. 2 ст. 11 Основ уголовного законодательства после проведения принудительного лечения вновь надлежит оценить психическое состояние испытуемого на предмет определения полноты выздоровления, степени обратимости психических расстройств, возможности правильной оценки данных предварительного следствия, то есть способности лица отдавать отчет в своих действиях и руководить ими и в какой мере испытуемый способен осуществлять свое право на защиту.

Судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе. В судебно-психиатрической практике экспертиза в гражданском процессе занимает значительно меньшее место по сравнению с экспертизой в уголовном процессе. Однако в последнее время отмечается рост такого вида экспертиз, что определяется повышением внимания к защите прав психически больных, являющихся участниками гражданских процессов.

В гражданском законодательстве различают правоспособность, дееспособность и недееспособность.

Правоспособность возникает с момента рождения лица и сохраняется на протяжении всей его жизни независимо от того, является ли данное лицо психически здоровым или психически больным. Согласно закону, правоспособность граждан — это «способность иметь гражданские права и обязанности (гражданская правоспособность)» (ст. 9 Гражданского кодекса РСФСР).

Понятие правоспособности содержится в ст. 10 ГК РСФСР — «Граждане могут в соответствии с законом иметь имущество в личной собственности, право пользоваться жилыми помещениями и иным имуществом, наследовать и завещать имущество, избирать любой род занятий и место жительства, иметь право автора произведений науки, искусства и литературы, открытия, изобретения, рационализаторского предложения, а также иметь иные имущественные и личные имущественные права».

Дееспособность возникает по достижении лицом 18-летнего возраста и определяется как «способность гражданина своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности» (ст. 11 ГК РСФСР). Дееспособность, помимо возрастного ценза, подразумевает и такую сохранность психических функций лица, которая не препятствует ему понимать значение своих действий и руководить ими. Если психическое расстройство настолько выражено, что исключает такую возможность,— лицо признается недееспособным.

Критерии недееспособности сформулированы в ст. 15 ГК РСФСР: «Гражданин, который вследствие душевной болезни или слабоумия не может понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном Гражданским процессуальным кодексом РСФСР. Над ним устанавливается опека».

Формула недееспособности, отраженная в ст. 15 ГК РСФСР, также содержит два критерия — медицинский и юридический.

Медицинский критерий определен как душевная болезнь и слабоумие, а юридический — как неспособность понимать значение своих действий и руководить ими. Наличие обоих критериев (их совпадение) определяет недееспособность. Следовательно, констатация психических расстройств сама по себе не свидетельствует о недееспособности. Только при наличии выраженной психической патологии, достигающей степени, исключающей возможность понимать значение своих действий, и нарушенной способности руководить ими можно говорить о недееспособности.

Вопрос о недееспособности лица может быть пересмотрен в случае улучшения психического состояния или выздоровления. Поэтому, если больной находится в психиатрической больнице на лечении, целесообразно решать вопрос о дееспособности к моменту выписки, когда определяется прогноз заболевания и степень психического выздоровления. Следовательно, де е — — недееспособность в таких случаях предполагает возможность или невозможность лица понимать и руководить своими действиями после освидетельствования его судебно-психиатрической комиссией.

Закон предусматривает также определение дееспособности лица и на момент совершения гражданского акта (составления завещания, вступления в брак, купли. продажи, обмена и т. д.) — ст. 56 ГК РСФСР.

Советское гражданское законодательство не содержит понятия ограниченной (частичной) дееспособности. Однако в отношении лиц, страдающих хроническим алкоголизмом и наркоманиями, возможно ограничение дееспособности в области имущественных актов (ст. 16 ГК РСФСР). В отношении этой группы лиц назначается попечитель (чаще из числа родственников), который помогает больным осуществлять те или иные имущественные акты. Закон, ограничивая дееспособность этих лиц, исходит не из глубины психических расстройств, а из интересов семьи.

Вопросы вменяемости и дееспособности в отношении одного и того же лица могут совпадать, но могут быть решены не идентично. Например, лицо, признанное невменяемым в отношении совершенных им противоправных действий во временном болезненном расстройстве психической деятельности, как правило, в дальнейшем признается дееспособным. Невменяемость и недееспособность совпадают при хронических психических заболеваниях, особенно при неблагоприятном течении болезни.

Вопросы вменяемости — невменяемости решаются в отношении конкретного деяния лица всегда ретроспективно. Де е — — недееспособность может решаться как в отношении конкретного гражданского акта, так и в отношении всех последующих гражданских актов лица, и подразумевает оценку его состояния на протяжении длительного времени.

В случае признания лица недееспособным над ним учреждается опека, с целью охраны его личных и имущественных интересов. Опекун в таких случаях осуществляет все гражданские акты больного, действуя в его интересах.

Советское законодательство различает опеку и попечительство. Попечительство назначается тогда, когда дееспособное лицо в силу своего здоровья не может самостоятельно выполнять свои обязанности и вести гражданские дела. Попечительство назначается над несовершеннолетними лицами, страдающими хроническим алкоголизмом и наркоманиями, признанными ограниченно дееспособными.

Вопросы, подлежащие рассмотрению судебно-психиатрической экспертизы в гражданском процессе. В гражданском процессе в компетенцию судебно-психиатрической экспертизы входит оценка психического состояния завещателя, лица, совершившего дарственную запись, гражданскую сделку, причинившего вред, повлекший за собой возмещение ущерба, а также в процессах о признании брака недействительным, при расторжении брака, в спорах о воспитании детей, признании лица недееспособным. Из всех перечисленных случаев наиболее часто проводится посмертная судебно-психиатрическая экспертиза по определению психического состояния лица в момент составления завещания. В этих случаях диагностика заболевания и решение вопроса о дееспособности строятся на анализе материалов гражданского дела и медицинской документации. При этом ретроспективная оценка психического состояния завещателя определяется на день составления завещания. Наиболее часто предметом такого рода экспертиз являются пожилые люди с церебральным атеросклерозом и умершие от инсультов или сопутствующих заболеваний, больные злокачественными опухолями с метастазами или без метастазов в мозг, в последние годы нередко предметом экспертизы становятся люди, страдавшие сахарным диабетом.

При оценке психических нарушений у больных церебральным атеросклерозом большое значение имеет анализ медицинских документов, особенно наличие в них консультаций невропатологов и психиатров с описанием психических расстройств. Сложности оценки этих состояний определяются особенностями психических нарушений, свойственных мозговому атеросклерозу, а именно сохранность внешних форм поведения и прежних навыков, которые длительное время маскируют истинные и выраженные формы сосудистого слабоумия. Поэтому описание психического состояния таких лиц свидетелями, истцами и ответчиками бывает весьма противоречивым. Не менее сложной представляется оценка экспертами дееспособности у лиц в постинсультном состоянии. Следует иметь в виду, что в этих случаях явления слабоумия развиваются остро и нередко сопровождаются речевыми расстройствами, что особенно затрудняет контакт с больным и нередко лишает такое лицо возможности правильно понимать значение своих действий и руководить ими.

Посмертная экспертиза на М. 1901 года рождения, по гражданскому иску о признании завещания недействительным. Из материалов гражданского дела известно, что М. в молодые годы работал учителем. Принимал участие в ВОВ, имел ранение мягких тканей бедра. После войны также работал учителем, был женат, от брака имел одного сына. Отношения в семье были сложными, неоднократно после ссор уходил из дома. По характеру был обидчивым, семейные ссоры доводил до «разрыва дипломатических отношений». Всех людей делил на друзей и врагов, враги имели порядковый номер. После очередного разрыва жена была врагом № 1. М. часто страдал головными болями, мог сутками лежать в постели без пищи и воды, плакал, после неприятностей на работе мог 10–12 часов пролежать под кроватью, «пока не проходило нервное напряжение». «Фанатически всю жизнь копил деньги». В 1966 г. после покупки дома, проживал на одной улице с сыном, имел приусадебный участок, который содержал в идеальном порядке. По словам свидетелей, в течение последних 10-ти лет М. был особенно странным, мало ел, не включал в доме свет, жил в коридоре, был неопрятный, грязный, собирал бутылки, от родных ничего не брал, так как считал, что они его травят, иногда «в разговоре был непонятным». Никто никогда не видел, чтобы он себе что-либо покупал, говорил, что у него нет денег. Из сада все продавал, деньги помещал в сберкассу, а в столовой рабочие его кормили по очереди. По сведениям лечащего врача, М. был очень неопрятным, дальше коридора не впускал врача, «до него было трудно достучаться», «он всегда чего-то боялся, жаловался на соседей, что они его отравят».

В декабре 1987 г. он упал на улице, у него отмечался перелом ребер, 15.01.88 г. ему был установлен диагноз «острое нарушение мозгового кровообращения» и в тот же день он умер. После смерти у него была обнаружена сберегательная книжка с крупным вкладом (около 32 000 рублей), который он завещал постороннему лицу. Завещание составлено 9.01.1986 г.

Заключение комиссии: М. при жизни обнаруживал психопатические черты характера. В последние годы на фоне церебрального атеросклероза развилось бредовое состояние (бредовые идеи отравления, ущерба, отношения) с социальной дезадаптацией. К моменту составления завещания М. не мог правильно понимать характер и значение своих действий и руководить ими.

При оценке психических нарушений больных в терминальной стадии заболевания злокачественными опухолями важным является определение локализации опухоли. Если имела место опухоль головного мозга или метастазы в мозг, такие лица, как правило, не могли понимать значение своих действий и руководить ими. При локализации опухоли в других органах при экспертной оценке следует учитывать общую тяжесть состояния (явления астении, спутанность сознания), а также проводимое лечение (особенно применение наркотических препаратов с целью обезболивания и их дозировку).

У больных с тяжелыми формами сахарного диабета возможно развитие предкоматозных и коматозных состояний (состояний нарушенного сознания), диагностика которых может существенно повлиять на характер экспертного решения.

При проведении судебно-психиатрических экспертиз в гражданских процессах о признании сделки недействительной, при расторжении брака и признании его недействительным, в спорах о воспитании детей и т. д. экспертная оценка строится на диагностике психических расстройств у истца или ответчика, нозологической принадлежности их, выраженности психических нарушений и соответственно влиянии их на возможность лица понимать характер совершаемых действий и руководить ими.

Сайт управляется системой uCoz

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.