Случаи шизофрении

Случаи шизофрении

Выделение шизофрении в качестве отдельного заболевания связывают с именами Э. Крепелина и Э. Блейлера. Первый выделил dementia ргаесох, взяв за главный диагностический критерий — раннее (если точнее — преждевременное) слабо­умие. Второй пытался найти основное расстройство при шизофрении и описал в качестве такового целых четыре нарушения психической жизни: аутизм. амби­валентность, эффективность и ассоциации, называвшиеся впоследствии как че­тыре «а». Он же назвал это заболевание схизофренией, из-за чего появилось вто­рое название болезни — болезнь Блейлера. В качестве итогов столетнего периода изучения шизофрении «психиатрические внуки и правнуки» Э. Крепелина полу­чили отказ от «критерия исхода» на последнем, VIII конгрессе по биологической психиатрии в Вене. Они наследовали бесконечную череду смены классификаций этой болезни, карусель форм, течений, основных расстройств и синдромогенеза вплоть до сомнений в самом существовании шизофрении как единой болезни.

Вспоминается 1967 г. когда вышла в свет на русском языке «Клиническая психи­атрия» Груле, Юнга, Майер-Гросса, Мюллера. Ошеломило разнообразие шизо­френических и шизоаффективных психозов. В главе «Новая концепция шизо­френии» авторы утверждали следующее: «. в области шизофрении мы находимся на «ничейной земле», которой «владеют» как психиатрия, так и психология. круг боль ­ных шизофренией вновь расширяется, и все шизофренные реакции, шизофренеподоб­ные психозы с явными мозговыми процессами и в особенности «латентные шизофре­нии», шизоидные и прочие неврозы. оказываются объединенными с тем, что мы при­учились называть шизофренией в строгом смысле». Спустя 2 года, в 1969 г. выходит первое мультидисциплинарное исследование шизофрении школы А. В. Снежнев — ского, перетянувшее в сторону московской психиатрической школы большую часть советской психиатрии. Курсанты ЦОЛИУВа шутили тогда: «Шизофрений есть много разных, но нет милей шубообразной». К концу XX столетия, потрепав на конгрессах правозащитников и саму концепцию течения шизофрении, и шко­лу А. В. Снежневского, якобы «впервые» открывшую вялотекущую шизофрению, мировое психиатрическое мнение перешло на сторону «дяди Сэма» и произвело на свет божий МКБ-10, в которой перемешаны и крепелиновские четыре формы, и симптомы первого-второго ранга Курта Шнайдера, и типы течений. В сборнике №44 «Практика судебно-психиатрической экспертизы» в первой программной статье В. Г. Василевский, справедливо задаваясь вопросом о значимости психопа­тологических предиктов в диагностике шизофрении, пишет, что «А. Scarinci, спе­циально исследуя вопрос о начале шизофренического процесса на основе анализа боль­шого количества литературы, пришел к выводу: начало шизофрении не имеет специ­фической симптоматики, и «все попытки» выделить патогномоничные симптомы инициальной шизофрении не привели к созданию надежной основы для диагностики». Что же получается, уважаемые коллеги? К началу XXI века психиатрическое со­общество призналось, что не является диагностически значимой констатация ко­нечного состояния при шизофрении, на чем настаивал Э. Крепелин. Не найден, не опознан и не определен биологический субстрат (маркер) этого заболевания. Не существует единого подхода ни к формам, ни к течению, ни к синдромам бо­лезни. Не приняты к единому использованию ни критерии Э. Блейлера, ни симп­томы первого-второго ранга К. Шнайдера, ни иные нарушения, когда-то претен­довавшие на роль особых, т. е. не выделено «основное расстройство» при шизоф­рении. Не установлены общезначимые предикты (начальные признаки) шизофрении. Болезнь как бы есть, но ее как бы нет. Между тем в сотнях психиат­рических лечебниц и кабинетов врачи-психиатры ежедневно устанавливают дан­ный диагноз, назначают сильнодействующие психотропные средства, определя­ют инвалидность, прогнозируют судьбу больных. Но самое удивительное в том, что любой современный психиатр в здравом уме и ясной памяти совершенно не сомневается в реальном существовании этого сложного психического заболева­ния. Мы повторили в тезисном варианте вехи, пути изучения шизофрении, чтобы задуматься о проблематичности имеющегося у нас знания. Мы находимся в са­мом начале пути, нам всем нужно уметь сомневаться, постоянно мучить себя воп­росами, не соглашаться с очередным модным учением, течением, значением. Если мы будем чаще вспоминать известную мудрость Библии: «И это уже было под небом», мы наделаем меньше глупостей.

Рассказ о главном заболевании мы начнем с более легких случаев, посте­пенно усложняя и утяжеляя клинический материал, для чего нам нужно позна­комиться с понятием вялотекущей шизофрении, которую именовали и мягкой, и латентной, и шизофренией без шизофрении. Как уже говорилось ранее — это вовсе не изобретение московской психиатрической школы. О латентной ши­зофрении сообщил в тридцатых годах прошлого столетия еще Э. Блейлер. Что же случилось с интерпретацией этого понятия, восстановленного школой А. В. Снежневского, почему оно вызвало столько яростных нападок? Как часто случается в жизни, злоупотребления имели место не с понятием как таковым, не с диагностированием вялотекущей шизофрении, а с использованием этого диагноза в немедицинских целях. Конечно же, с водой выплеснули и ребенка, соревнуясь в обличении советской психиатрии. Здесь будут приведены случаи, не вызывающие сомнения ни в диагнозе, ни в необходимости лечения, ни в обязательности диспансерного наблюдения, как раньше именовали — пресло­вутого учета. Последние годы в нашей стране диагноз «вялотекущая шизофре­ния» не ставят, а пишут «шизотипическое расстройство личности». Для боль­ных с точки зрения реабилитационных соображений это явление можно рас­сматривать со знаком плюс, но с точки зрения обеспечения их бесплатными медикаментами и иными социальными льготами — это минус, так как в перечне республиканских льгот диагноза расстройства личности нет, да и инвалидность получить с расстройством личности несколько сложнее. Проявляется данный вид болезни несколькими основными формами. Довольно просто логически найти эти формы, вспомнив схему сочетания регистров негативных и позитив­ных расстройств — те знаменитые круги школы А. В. Снежневского. Все наибо­лее легкие регистры расстройств — неврозоподобные, астенические, психопато­подобные — и составляют основные проявления вялотекущей шизофрении. Мы рассмотрим случаи психопатоподобной (гебоидной) шизофрении, паранойяль­ной и вялотекущей шизофрении с дисморфоманией.

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.