Синдром двух Я

Синдром двух Я

Синдром двух Я

Синдром двух Я
(Рассказ)

Рассказ навеян двумя факторами.
Первым, традиционно, являются сюжеты рассказов американских авторов и кинофильмов по мотивам этих рассказов. Второй фактор, подтолкнувший желание написать рассказ, был чисто прозаическим. На Проза. ру случайно натолкнулся на рассказ Лины Огневой «Две Я». Она описала типичный синдром раздвоения сознания в отношении себя.
Несколько слов о таком раздвоении личности.

Всё проистекает от особенностей строения головного мозга. Он имеет два полушария. И оба полушария активно формируют личность человека. Но, при этом, одно из полушарий берёт на себя лидерство. Одно из них, главенствующее (правое или левое), ведёт за собой другое.

Правое полушарие отвечает за образное, абстрактное мышление. В живой природе оно часто оказывается ведущим, особенно у животных, и задаёт основные черты характера и темперамента. Кроме того, правое полушарие даёт возможность человеку оценивать всё, что он видит и слышит с точки зрения Красоты, Гармонии, Чувственности, и, благодаря этим возможностям, человек испытывает ту или иную форму наслаждений и удовольствий от видимого и слышимого. Очень сильное влияние правое полушарие оказывает на мотивацию творчества, на его индивидуальное воплощение (в поэзии, прозе, живописи, театре, кино и т. д.). Но правое полушарие создаёт и проблемы — это несдержанные, бурные психические реакции на окружающее. Все творческие личности очень резко реагируют на неблагоприятные факторы среды, на критику, на принципиальные споры. Они легко обижаются, подвержены депрессии и многократным переживаниям в сознании тех или иных конфликтов.

Левое полушарие тяготеет к логическому осмыслению всего, что видит и слышит. Оно не любит скоропалительных выводов и, если уж задумало преступление, то взвешивает его тщательно, всесторонне, насколько хватает криминальных знаний и опыта. Левое полушарие нудно и въедливо вникает в работу подчинённых. Часто бывает эгоистичным потому, что свято верует в логику своих рассуждений. Все великие математики и физики, конечно же, обязаны своим логическим успехам левому полушарию головного мозга. Но педантизм и консерватизм ведущего левого полушария часто раздражает других людей, имеющих более свободные взгляды на жизнь.
Личности людей — результат процентных слияний работы двух полушарий. И у каждой личности свой коэффициент таких процентных соотношений. Поэтому многих людей мы переносим с большим трудом. Они не вписываются в шкалу процентов нашей суммарной личности.

Что касается жизненных примеров раздвоения личности, то здесь мы имеем примерное равенство работы двух полушарий головного мозга. По сути, это два капитана на одном корабле. Один кричит: «Поднять паруса!» — другой: «Руби мачты!»
Естественно, личность, слыша такие командные вопли, имеет нервозное поведение и мечется на палубе в поисках ниши спокойной жизни. Хорошо, если такая ниша будет найдена. А если нет?

Этот короткий рассказ, написанный под крышей чужого влияния, — авторская выдумка. Кроме того, рассказ, как жанр, требует выполнения одного из условия: развлечь, удивить, напугать, дать возможность примерить сюжет на плечи собственной жизни или дать пищу для философских размышлений. Пару условий из этого списка (на свой вкус) я старался выполнить в рамках придуманного рассказа. Получилось что, или нет, судить читателю.

В последние дни Хайдсон испытывал нарастающее раздражение. Всё было не так. Хотелось. Он и сам не знал, чего ему хотелось. Прыгали мысли, дрожали руки. По ночам мучили кошмары. Офис, в котором проработал уже несколько лет, казался камерой пыток. Он с трудом сдерживался, чтобы не запустить в кого-нибудь стулом. Старых друзей старался избегать. Прогуливаясь по ночным бульварам чувствовал себя легче, увереннее. Но, не гулять же до утра.

Коллега, старый приятель, заметив его состояние, посоветовал ему посетить своего психиатра, дал телефон.
Хайдсон позвонил, договорился о времени, когда прийти на приём. Время визита было назначено через неделю, ближе к вечеру. Хайдсон хотел скорейшей встречи, но вынужден был ждать.
Неделя прошла в нервном ожидании, тянулась, как год. Он готовился, как к вылазке в опасную зону. Собрал портфель.

В день визита, вечером, в кабинете психиатра Хайдсон несколько успокоился. Сбросив пиджак, кинул его на кресло. Рядом поставил принесённый портфель. Расположившись на широкой кушетке, накрытой клетчатым пледом, неподвижно уставился глазами в потолок.

Психиатр, приятный мужчина лет пятидесяти, лысеющий, в узких очках без оправы, уютно расположился в своём кресле и привычно задал вопрос:
— Пожалуйста, мистер Хайдсон, расскажите о своей проблеме.

Хайдсон рассказал, старательно отметил особенности изматывающего состояния. Сделал упор на странную раздвоенность восприятия всего, что раньше было вполне нормальным.

— Всё ясно, мистер Хайдсон. Работа в вашем офисе достала вас, и вы, не спеша, день за днём, приобрели «синдром двух Я». Думаю, ничего страшного. Уже существуют хорошие, надёжные препараты; я выпишу, в течение месяца будете принимать, успокоитесь, — всё образуется.

— Вы сказали, док, синдром двух Я. Как это понять?

— Видите ли, мистер Хайдсон, наш мозг — это вместилище двух разных личностей, живущих в тесном контакте, как родные братья. Для этих личностей мозг имеет два полушария — левое и правое. В норме эти две личности живут, как единое целое, без конфликтов. Но случаются разногласия. Каждое из полушарий требует своего питания жизненными эмоциями, впечатлениями. К тому же, мозг — это деятельный орган. Он не любит бездействия, скуки, монотонности. Ваше правое полушарие жаждет сильных эмоций, потрясений. А левое жаждет стабильности, уверенности в будущем, чтобы знать: что вы, как индивид, будете делать завтра, послезавтра, через месяц. Каждое полушарие нужно кормить своим видом работы, своими результатами действий, которые принесут вам удовольствие и моральное удовлетворение. Таков порядок вещей.

Хайдсон задумался. В его лице отразилась напряжённая работа ума.
— Вы говорите, док, что мне надо уцепиться за идею удовольствия?
— Определиться в том удовольствии, которое хотите получить от практических дел, — поправил его психиатр.
— Пожалуй, вы правы, док. — лицо Хайдсона исказила жутковатая улыбка. Он поднял с пола портфель. — Я давно хотел получить удовольствие от вида вышибленных мозгов.

Хайдсон открыл портфель, достал пистолет с глушителем и твёрдой рукой, прищурясь, навёл его в голову психиатра, целясь на два пальца выше очков.
— Что вы. что вы делаете. — психиатр в ужасе вжался в кресло.
— Поверьте, док, ничего личного. Вы мне даже симпатичны, особенно ваш лысеющий лоб и ваши очки. А я всего лишь хочу накормить своё второе Я.

Хайдсон нажал курок. Тихо чавкнул выстрел.

© Copyright: Владимир Сандовский. 2012
Свидетельство о публикации №212102800342

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.