Расстройство психической адаптации

Расстройство психической адаптации

НОША — ПО СИЛАМ?

Знаете анекдот: встречаются два приятеля:
— Как дела?
— Ужасно. Жена ушла к другу; дача сгорела; с работы уволили.
— Ну, ничего, это у тебя просто темная полоса, а завтра начнется светлая.
На следующий день:
— Ну как?
— Оказывается, светлая была вчера.

Это СЕГОДНЯШНИЙ анекдот.

Стрессы — это жизнь; они были и будут; в «интересные» времена их количество и интенсивность возрастает для большинства людей — и неуклонно растет частота так называемых «расстройств адаптации».

Расстройство адаптации — патологическое состояние, стоящее на грани нормальной человеческой реакции на несчастье и психическим заболеванием. Коварство и опасность его обусловлено во многом именно этой «промежуточностью», затрудняющей для самого человека и его окружения адекватную оценку данного состояния как болезненного и требующего квалифицированной помощи. А ведь именно от своевременности и качества этой помощи зависит прогноз: полное выздоровление с переходом на качественно новый уровень адаптации, хронифицирование или переход в серьезное психическое расстройство. В настоящей статье мы хотели бы дать читателям некоторые ориентиры: где тот момент, когда Ваши естественные переживания по поводу какого-либо несчастья «зашкаливают» и становятся опасными как для Вас, так и для Ваших близких?

Существующее в психологии определение Критериев обсуждаемого расстройства на первый взгляд непросто для понимания. Расстройство адаптации диагностируется при наличии: Четкой связи с явным психосоциальным стрессом (или множеством стрессов); Возникновения нарушений в профессиональной и социальной сферах; Симптомов. выходящих за рамки нормы и ожидаемых реакций на стресс; Продолжительности данного состояния не менее трех месяцев.

По поводу данного определения возникает множесто вопросов, и самый основной, пожалуй: а что же такое «нормальная, ожидаемая реакция на стресс»? Попробуем пояснить при помощи конкретных примеров. В 1994 году Елена П. 18 лет от роду, потеряла горячо любимого отца. При жизни его личность была для девочки как бы основой существования, стержнем ее эмоциональной жизни и развития. Тяжесть потери предопределила интенсивность реакции: Елена плакала по отцу — в буквальном смысле слова — более года. Казалось бы, такая реакция выходит за рамки «нормы»? Однако: Елена просыпалась, вспоминала — и начинала плакать. Тем не менее она вставала, шла на работу, выполняла ее — вначале с большим трудом, затем все более успешно, — возвращалась, поддерживала и опекала больную мать, — а затем снова начинала плакать. Через год она стретила человека, чем-то напомнившего ей отца. Стала мечтать о ребенке.

Страдала ли Елена расстройством адаптации? Безусловно, нет. Превосходящая «норму», прежде всего по длительности, реакция горя не лишила ее возможности адекватного социального функционирования; ее достаточно сформированное, несмотря на юный возраст, «Я» помогло ей справиться. Следует отметить, что именно целостность и гармоничность личности, четкое осознание свего «Я» предохраняет человека об опасности развития дезадаптивного рассторойства. Поэтому наиболее уязвимым контингентом в этом плане являются подростки и молодежь, люди, ослабленные соматическими заболеваниями, страдающие личностными акцентуациями, старики, больные алкоголизмом. Для таких «предрасположенных» групп пусковым механизмом расстройства может служить с объективной точки зрения вполне «банальный» стресс.

В частности, к сожалению, достаточно банален тот факт, что практически каждая семья в своем развитии проходит ряд «критических» этапов, тягостных периодов конфликтов и непонимания, а зачастую и измен, и серьезных взаимных обид. И жизнь продолжается. Но как она продолжается?

Людмила Н. вышла замуж в девятнадцатилетнем возрасте, по любви, за преуспевающего молодого сотрудника банка. Через два года родился Никита — ребенок желанный, но «сложный», часто болеющий, нервозный. Не слишком закаленной жизнью Людмиле пришлось, конечно же, тяжко, однако к двухлетнему возрасту Никита стал доставлять все меньше тревог и огорчений. Материальное положение семьи стабильно, муж заботлив, хотя отношения за четыре года брака и потеряли несколько эмоциональный накал. Около полугода назад Люда случайно узнала об эпизоде неверности мужа. Сильно переживала — естественно. Муж привязан к семье, раскаивается. Однако прошел месяц, другой, четвертый. Переживание обиды как будто бы сгладилось. А жизни нет.

Людмила просыпается с головной болью. Иногда в течение целого дня «забывает» поесть. Оставшись в одиночестве, испытывает тягостное чувство тревоги, «маяты». И — главное, что ее угнетает — она ощущает все большее равнодушие к мужу и (!) к сыну.

Вот такое развитие событий крайне тревожно. Если бы она ограничилась советами подруг и родных «взять себя в руки», «перетерпеть» — исходом могло бы быть тяжелое психическое заболевание: депрессия, паническое расстройство, фобия и т. п. При обращении за психотерапевтической помощью в период расстройства адаптации лечение ВСЕГДА бывает эффективным и даже не слишком длительным (максимально — в течение трех месяцев); оно, как правило, не включает в себя медикаментозной терапии. В случае же развития осложнений, указанных выше, лечение значительно усложняется, психика и в дальнейшем остается более уязвимой и даже менее интенсивные стрессы могут стать причиной повторения срыва адаптации.

Итак, попробуем сделать некоторые выводы.

Мы не выбираем время, в котором живем. Нам трудно. «Не живем, а выживаем» — жалуемся мы друг другу. А помните, как поет Сергей Никитин: Ты себя в счастливцы прочишь?
А при Грозном жить не хочешь?

Жизнь, как известно, прекрасна. Если Вы, дорогой читатель, не можете ни на минуту вспомнить об этом в течение длительного (около трех месяцев) времени, независимо от причины, вызвавшей такое состояние — будьте внимательны: Вашему психическому здоровью грозит опасность. Если Вы лишились любимой работы, привычного уровня благосостояния, подверглись нападению, изнасилованию, пережили предательство и чувствуете, что действительно НЕ ЖИВЕТЕ, А ВЫЖИВАЕТЕ — бейте тревогу. Не надо думать: всем трудно, и у всех почти все ужасно. Это не так! Что бы ни случилось — если Вы в течении нескольких месяцев не можете «взять себя в руки» и нормально справляться с рабочими обязанностями, хотя бы ненадолго порадоваться солнцу или снегу; если Вам бывает необъяснимо страшно и тревожно; если Вы чувствуете почти все время внутреннюю пустоту и отгороженность от окружающего мира, не можете удержаться от выпивки; если резко изменилось ваше физическое самочувствие: исчез аппетит, появились головные боли, сердцебиения, сильная утомляемость — займитесь сначала своим состоянием, а потом уже стройте дальше свою жизнь.

Лучше всего отправиться к доктору. Зачастую одна-две беседы, взгляд на проблему с новой точки зрения, с учетом квалифицированной оценки ваших психологических особенностей, могут привести к перелому, к началу выздоровления.


Нина Аныкина, Андрей Бабин

Иллюстрация А. Меринова (http://mk. ru/galery/merinov_01_12_04_01.jpg)

Copyright © 2002-2015 Андрей Геннадьевич БАБИН и Елена Александровна ЧЕЧЕТКИНА.
Все права зарезервированы.

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.