Раздвоение личности случаи из жизни

Раздвоение личности случаи из жизни

Глава третья
УДИВИТЕЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ОРГАНИЗМА

Чем же они думали?
Мозг человека — и в этом почти никто не сомневается — вместилище его сознания, носитель психики. Ученые утверждают, что сознание — это функция мозга. В стремлении оградить мозг от нежелательных потрясений извне природа защитила его мощной черепной коробкой. При резком сотрясении мозг может потерять контроль над нервной системой человека на различный срок, в зависимости от силы удара, места приложения и способа его нанесения. В древности многие народы, например египтяне, знали об этом свойстве мозга и использовали его для обезболивания. Перед тем как оперировать больного, они наносили ему удар по голове деревянным молотком, обернутым кожей, и пациент терял сознание. При необходимости процедура могла повторяться.
Однако в истории медицины известны случаи, когда у пациентов, несмотря на катастрофические нелады с мозгом (вплоть до полного его отсутствия!), с умом все или почти все бывало в порядке! О подобного рода курьезах сообщали ученые, практикующие врачи, журналисты, парапсихологи. Последние — в связи с гипотезой о внемозговых носителях психики.
Пожалуй, наиболее известный курьез такого рода произошел днем 13 сентября 1847 года с 25-летним американцем Файнизом Гейджем — мастером участка железной дороги в штате Массачусетс. Его голову насквозь пробил железный прут почти метровой длины и весом около шести килограммов! Гейдж закладывал взрывчатку в шпур, готовясь к взрыву. Он наклонился и утрамбовал порох железным прутом диаметром около четырех сантиметров, который был заострен на верхнем конце. Нижний его конец был совершенно плоским. Никому и в голову ж могло прийти, что при ударе о камень железный прут может высечь искру, отчего взорвется порох. Но именно так и произошло. Взрыв — и железный прут выскочил из шпура, как пуля. Острым концом он ударил Гейджа снизу в скулу и прошел насквозь через голову. Давление было таким, что левый глаз почти вылез из глазницы.
Гейдж не потерял сознания, несмотря на страшную травму. Взрыв отбросил его на два шага в сторону, он упал на спину и оставался в шоке несколько минут. Товарищи доставили его в отель, находившийся на расстоянии одной мили от места происшествия, — ближайший пункт, где ему могли оказать первую помощь. Прибыв туда, Гейдж отказался от помощи товарищей и по длинной лестнице сам прошел в приемную врача, поднявшись самостоятельно наверх. При удалении железного прута из головы хирург вынужден был лишить пострадавшего части мозга и костей черепной коробки. Никто не надеялся на благополучный исход, однако пациент находился в полном сознании. Мастер поправился. Он только ослеп на левый глаз — цена пустячная, если учесть, что он избежал смерти. Гейдж прожил еще много лет, поставив многочисленных светил медицины в тупик тем, как мог человек выжить после такой тяжелой травмы.
Известны и другие случаи, когда очень тяжкие травмы мозга незначительно отражались на жертве. Так, в 1879 году страшную травму мозга получила женщина, служившая на мельнице. В работающий механизм случайно попал большой болт и выскочил оттуда, словно пуля, угодив женщине в лоб как раз у линии волос над правым глазом. Болт пробил череп, вмял кусочки кости внутрь и засел на глубине 10 сантиметров. Часть мозга была утрачена в момент несчастного случая, а также при операции по извлечению болта. Надежды на благоприятный исход было мало, и все же женщина не только не потеряла сознания, но и не почувствовала недомогания: у нее даже не болела голова. Спустя два года врачи в последний раз осмотрели ее и признали абсолютно здоровой. О несчастном случае напоминал только небольшой шрам на лбу. После этого она прожила еще 42 года!
В "Медицинском вестнике Нью-Йорка" за 1888 год описывается случай с матросом, в 1857 году зажатым, как в тисках, между нижним ярусом арки моста и надпалубной надстройкой. Острый мостовой брус срезал верхнюю часть черепа (примерно одну четвертую часть головы). Срез начинался примерно на 5 сантиметров выше правого глаза. В общей сложности вскрытая площадь черепной коробки имела около 18 сантиметров от лба до затылка и 15 сантимеров в ширину.
Обрабатывавшие его через несколько часов после несчастного случая врачи обнаружили, что срез был чистым, как будто его выполнили медицинской пилой. Пострадавший потерял значительную часть крови и мозга.
Больше часа трудились врачи, чтобы закрыть зияющую рану, как вдруг пациент открыл глаза и спросил, что случилось. Когда его как следует забинтовали, он сел. Не успели изумленные врачи удержать его, как пострадавший уже встал на ноги и стал одеваться как ни в чем не бывало. Через два месяца у него появилась некоторая неровность в походке, а потом частично парализовало левую руку и левую ногу.
Этот человек с вмятиной на голове от темени до уха снова попал в больницу в 1887 году, 30 лет спустя после несчастного случая. При его выписке в журнале была сделана запись о том, что у него развилась тенденция к истерии. Когда его бранили за что-нибудь, он рыдал, как ребенок.
Случаи, когда тяжелые травмы мозга не отражались на умственных способностях пострадавшего, имели место и в XX веке. Так, в 1952 году 60-летний Роберт Моллет упал с балкона четвертого этажа. Во время операции ему удалили четвертую часть мозга. Врач, спасший Роберту жизнь, не гарантировал, что он будет говорить или хотя бы двигаться. Но произошло чудо. Роберт не только полностью выздоровел, но и прожил до 84 лет, занимаясь спортом и самостоятельно ведя дела в своей фирме. Более того, в 65 лет он женился в третий раз на 45-летней женщине!
В 1959 году во время работы на стройке на голову 30-летней Джоан Бликер из Бостона (США) упала бетонная балка, и ее в бессознательном состоянии доставили в больницу. Пришлось срочно делать операцию, во время которой несчастной удалили пятую часть мозга. Однако Джоан прожила еще 34 года, никогда не болела, была в здравом рассудке и сохранила прекрасную память. А умерла она в 1993 году в результате автомобильной катастрофы.
Бывает, удаление правого полушария мозга или даже его полное отсутствие никак не отражается на умственных способностях человека. Так, в 1957 году в Американской психологической ассоциации был заслушан доклад докторов Яна В. Брюэля и Джорджа В. Олби. Они успешно провели операцию, в результате которой пациенту пришлось удалить всю правую половину мозга. Больному исполнилось 39 лет, уровень его интеллектуального развития был выше среднего. К великому изумлению врачей, он быстро поправился и не утратил своих умственных способностей. Казалось, операция их просто не задела.
В 1989 году в одном из изданий Американской психологической ассоциации был описан невероятный случай. Известный нейрохирург В. Брувелл со своим учеником доктором Майклом Алби оперировали 29-летнего Джеймса Корделла, который жаловался на сильнейшие головные боли. Пациент только что защитил докторскую диссертацию по экономике и праву в Гарвардском университете. У него подозревали мозговую опухоль, но, когда сделали томографию, стало ясно, что у больного полностью отсутствует правое полушарие мозга. Никто до сих пор не может объяснить этот случай, ведь у молодого человека были такие выдающиеся интеллектуальные способности!
Встречаются случаи, когда мозга вообще нет или он не в состоянии нормально работать, а организм человека этого как бы не замечает. Вот несколько примеров. В 1940 году в Боливии врачи обследовали 14-летнего мальчика. Он поступил в клинику с диагнозом "опухоль мозга". Пациент сохранял сознание и был в полном рассудке до самой смерти, только жаловался на сильную головную боль. Когда врачи произвели вскрытие, то пришли в крайнее изумление: образно выражаясь, мальчик был без мозга. Вся мозговая масса — почти полностью отделена от внутренней полости черепной коробки. Огромный нарыв захватил мозжечок и часть головного мозга.
В 1956 году в одной из больниц Нью-Йорка родился крепкий, здоровый мальчик. Но через три месяца он умер от пневмонии. Родные подозревали мать в преднамеренной халатности и поэтому произвели тщательное вскрытие. И тогда обнаружили невероятную вещь: у ребенка совершенно отсутствовал мозг! Это и послужило причиной его смерти.
Иногда в черепной коробке вместо мозга плещется водица, но это никак не отражается на умственных способностях владельца такого уникального черепа. Так, профессор Хуфланд, известный немецкий специалист в области науки о мозге, провел посмертное вскрытие черепной коробки пациента, которого незадолго до кончины разбил паралич. До самой последней минуты больной сохранял свои умственные способности.
Результат вскрытия привел профессора в замешательство, k поскольку вместо мозга в черепной коробке умершего оказалось 300 граммов воды!
А вот другой подобный случай. Пятидесятипятилетний голландец Ян Герлинг, никогда ничем не болевший, в 1976 году внезапно умер. При вскрытии врачи обнаружили, что в его черепной коробке не было ничего, кроме 300 граммов воды. Родные страшно возмутились таким сообщением. Оно казалось им особенно оскорбительным еще и потому, что Ян был очень известном человеком — одним из лучших Часовщиков в стране!
Позволительно спросить: как и чем все эти люди думали?

В одном теле — две личности

Странные случаи раздвоения личности, когда в одном человеке попеременно раскрываются две совершенно различные стороны души, всегда привлекали к себе повышенное внимание ученых, писателей и парапсихологов. Состояние перевоплощения личности из одного состояния в другое с большой художественной силой описано во многих романах Достоевского. Подобного рода случаи глубоко интересовали писателя-психолога. Можно указать прежде всего на забавные самонаблюдения действительного статского советника Пралинского, неожиданно опьяневшего на свадебном ужине своего подчиненного ("Скверный анекдот"), затем ряд подобных сцен в "Вечном муже" и, наконец, полное раздвоение личности у господина Голядкина в "Двойнике" и у Ивана Федоровича в "Братьях Карамазовых". Эти примеры показывают, что различные степени раздвоения личности не такое уж редкое явление в повседневной жизни лиц, считающихся как будто здоровыми.
Феномен той же категории — случаи реинкарнации или перевоплощения (переселение душ) — давно интересует пара-психологов. Он заключается в том, что люди — обычно дети от двух до пяти лет — вдруг начинают рассказывать о своей "прошлой" жизни. К удивлению исследователей, подобного рода рассказы зачастую до мельчайших деталей совпадают с действительностью, несмотря на то что ребенок никак не мог знать обстоятельств прежней жизни человека, от имени которого говорил. Вот типичный случай перевоплощения, исследованный ведущим специалистом в этой области, доктором Яном Стивенсоном.
Шестого июня 1926 года господин Кикаи Пандан Сахэй, известный и уважаемый адвокат из городка Барейли в индийском штате Уттар-Прадеш, вернулся от родственников к себе домой, чтобы ухаживать за серьезно заболевшей женой. Пока он был дома, его 3-летний сын Джагдиш Чандра попросил отца купить автомобиль — большую редкость в Индии того времени. Отец ответил!
ни к чему не обязывающим "скоро куплю", но мальчик не желал ядать. "Купи сейчас!" — потребовал он. "Ну и где я, по-твоему, достану автомобиль?" — спросил сына адвокат. К своему немалому удивлению, он услышал в ответ: "Забери мой, он стоит в доме Бабуджи в Бенаресе" (город Бенарес находится на берегу реки Ганг, более чем в трех сотнях миль от Барейли). Когда Сахэй попросил сына объяснить, кто такой Бабуджи, мальчик ответил: "Он мой отец". В другой стране такой выверт немало обеспокоил бы любящего папашу, но индуисты всерьез верят в переселение душ. Сахэй понял, что этой верой и объясняются странные слова сына. Однако разум юриста не пожелал списывать все на религию, поэтому адвокат тщательно записал слова сына, чтобы потом проверить их.
Через несколько дней Сахэй попросил сына более подробно рассказать ему о Бабуджи, и мальчик изумил отца обилием и точностью деталей. Для начала Джагдиш Чандра заявил, что его зовут Джай Гопал и что Бабуджи Панди — его отец. Мальчик добавлял к его имени почетный титул "пандит", подчеркивая тем самым принадлежность Бабуджи к касте браминов (к которой его нынешняя семья не принадлежала). По описанию мальчика, в его бенаресском доме были большие ворота, гостиная и подвальный этаж, где в стену вделан стальной несгораемый шкаф. Малыш сказал, что у Бабуджи два автомобиля, фаэтон и пара лошадей. Кроме того, он подробно поведал о личности этого человека, заявив, в частности, что Бабуджи любит посидеть с друзьями у себя во дворе, распивая банг — хмельной напиток из индийской конопли, обожает массаж, а перед утренним умыванием умащивает лицо или покрывает его пудрой. Еще мальчик утверждал, будто у Бабуджи была жена и два сына, но все они умерли.
Прежде чем предпринять какие-либо действия, Сахэй попросил семерых друзей и коллег из суда засвидетельствовать утверждения его сына и посоветовать ему, как подойти к делу по-научному. Было решено, что в первую очередь следует написать городскому голове Бенареса и попросить его навести справки. Председатель городского совета юрист Мунши Махадева Прасад ответил, что, насколько он смог установить, все рассказанное сыном Сахэя — правда. Бабу Панди — его старый клиент, и Прасад, едва прочитав письмо Сахэя, тотчас понял, о ком идет речь. 27 июня Сахэй опубликовал письмо в ведущей англоязычной газете округа, в котором изложил высказывания своего сына и попросил сообщить ему новые сведения о Бабуджи Панди. В итоге он получил новое подтверждение описанных сыном подробностей. У Бабу Панди Действительно был сын по имени Джай Гопал, умерший несколькими годами ранее. Все сходилось до мелочей, вот только не было у Бабуджи двух автомобилей, просто он время от времени брал их напрокат.
Поскольку эта история начала привлекать к себе внимание публики и прессы, Сахэй попросил местные городские власти провести опрос Джагдиша Чандры и записать все его высказывания. В итоге было получено весьма полное описание дома Панди, с именами и подробным изложением образа жизни и привычек членов семьи. Было упомянуто даже имя проститутки, которая по праздникам приходила в дом как танцовщица и певица. Все эти сведения письменно подтвердили сосед Бабу Панди и его родственник.
Приблизительно через месяц Сахэй с сыном отправились в Бенарес. Сопровождаемый толпой зевак, 3-летний Джагдиш Чандра указал в лабиринте улочек путь к дому Бабу Панди. Мальчик узнал в лицо и самого Панди, и его домочадцев, опознал местные ориентиры и искупался в Ганге, не выказав никакого страха, чего трудно было ожидать от 3-летнего малыша, никогда прежде не видевшего эту реку.
К изучению этого феномена Ян Стивенсон приступил в 1961 году, пополнив и без того богатую документацию, оставленную умершим Сахэем. В 1973 году Стивенсон несколько раз опросил Джагдиша Чандру, его братьев и мать, а также дочерей Бабу Панди. Доктор посетил дома, в которых жили оба семейства, дабы проверить утверждения, попавшие в опубликованный отчет Сахэя.
Благодаря дотошности Сахэя Стивенсон мало что смог добавить к уже известному. Он выяснил, каким образом прежняя жизнь Джагдиша Чандры повлияла впоследствии на его детство. Самым ярким примером такого влияния стала склонность Чандры к образу жизни и обычаям браминов (в особенности в еде и одежде), совершенно не свойственным его собственной семье. Джагдиш Чандра надолго сохранил пристрастие к автомобилям, которое он объясняет тем, что Джая Гопала, ребенка весьма избалованного, часто катали на машине.
Поначалу семейство Панди относилось к Джагдишу Чандре с прохладцей. Очевидно, наряду с проверенными утверждениями Чандра сделал несколько заявлений, выставивших его "бывшего" отца в весьма невыгодном свете. Из них ясно, что Бабуджи, панда-брамин, обязанный помогать паломникам совершать омовение в священных водах Ганга, нанял отряд головорезов, вымогавших у последних "пожертвования". По утверждению Чандры, Бабуджи однажды даже убил и ограбил паломника. Правда, после смерти Бабу Панди остальные члены семьи приняли Джагдиша Чандру, и он в течение многих лет часто навещал их.
Поскольку Сахэй во всех подробностях обнародовал заявления своего сына, не сделав даже попытки проверить их, Стивенсон решил, что о розыгрыше не может быть и речи. Сахэй был известным адвокатом, плутовство ничего ему не дало бы, а могло лишь повредить, если учесть интерес к делу газетчиков и публики. Все, кто знал Сахэя, утверждали, что он был выдающимся человеком и лишь научная любознательность побуждала его заниматься этим делом.
Маловероятно также, что Джагдиш Чандра случайно наткнулся на сведения о семействе Панди, которые впоследствии разгласил. Ребенок почти не покидал пределов поселка, в котором стоял дом его родителей, а если и уезжал, то в обществе взрослых членов семьи. Сам Сахэй иногда наездами бывал в Бенаресе, но почти не знал этого города, и к нему в дом никогда не приезжали гости из Бенареса, даже живший там двоюродный брат Сахэя.
Стивенсон считает вышеописанный случай одним из самых доказательных примеров переселения душ. Всего же в его архивах, собранных за тридцать с лишним лет, содержатся сведения более чем о двух тысячах таких случаев, изученных им. Ни одно из предложенных учеными объяснений до сих пор не признано состоятельным.
Своего рода двуличием отличаются "одержимые бесом" люди, утверждающие, что в их тело вселилось некое чуждое им сознание, повелевающее их волей и поступками. Нечто подобное происходит и с медиумами на спиритическом сеансе. Находясь в состоянии транса, они говорят, пишут и действуют от имени своих духов-водителей. Что любопытно, и "одержимые бесом", и медиумы иногда сообщают сведения, им не известные и якобы полученные от чуждого им сознания.
В ряде случаев наблюдается самопроизвольное расщепление сознания человека на первичное, нормальное, и вторичное, так называемое сомнамбулическое. Последнее может длиться неделями и месяцами, а потом человек внезапно возвращается в нормальное состояние. Один из интереснейших примеров этого рода приводит Л. Левенфельд в книге "Гипнотизм" (Саратов, 1903). У 13-летней Фелиды, которая родилась от здоровых родителей, обнаружились первые симптомы истерии, а через полтора года начались припадки Истерического сомнамбулизма. С течением времени припадки стали Реже, но вторичное, сомнамбулическое, состояние психики сделалось продолжительнее. Когда ей исполнилось 32 года, последнее Продолжалось около трех месяцев, прерываясь нормальным, первичным, на несколько часов. Вторичная, или сомнамбулическая, ее личность хорошо помнила события обоих состояний, но первичная, или нормальная, не помнила о том, что она делала. Поэтому краткие проблески нормального состояния в последние годы были Фелиде очень неприятны. Вторичная личность для нее проще, чем первичная, что отражалось и на ее характере. В нормальном состоянии она была меланхолична, замкнута, молчалива, жаловалась постоянно на боли, вообще исключительно занималась собой и мало обращала внимания на окружающее. В состоянии сомнамбулизма Фелида казалась веселой и беззаботной, не любила работать и занималась больше туалетом, но в то же время выказывала больше любви и ласки к детям и родным. Таким образом, несомненно, один человек раздваивался на две личности.
Подобного рода расщепления психики зачастую вызываются сильным душевным потрясением. Вот один из таких случаев, сообщенный французским психологом А. Бинэ. Молодой человек, лет шестнадцати, работая в винограднике, однажды наткнулся на змею и был этим так потрясен, что упал в обморок. Когда очнулся, его ноги оказались парализованными. Кроме того, обнаружились глубокие изменения в его психике: молодой человек представлялся самому себе 9-летним мальчиком и вел себя во всех отношениях так, как и мальчишки этого возраста. Он плохо читал, писал, как начинающий, жил исключительно впечатлениями и интересами ребенка 9-летнего возраста. Вся более поздняя полоса жизни оказалась забытой, поздние приобретения жизненного опыта — выпали. Из-за паралича ног молодой человек был вынужден оставить работу в винограднике и перейти в портновскую мастерскую. Там он научился шить, вновь одолел грамоту и занялся портняжничеством. Через несколько лет наш портной переживает новое сильное потрясение, вызвавшее продолжительный обморок. Когда на этот раз к нему вернулось сознание, паралич исчез, а в памяти восстановилась вся забытая полоса его жизни и работы в винограднике, предшествовавшая эпизоду со змеей. Но при этом оказалось забытым все, что касалось жизни в портновской мастерской, а также все знания и навыки по портняжному делу.
Что интересно, Бинэ вызывал у этого юноши черты той или иной личности посредством гипнотического внушения. Если несчастному внушалось, что он работает на винограднике, то по пробуждении от гипнотического сна он вел себя так, как будто трудился только там: его ноги оказывались совершенно здоровыми, но портновские навыки начисто исчезали. На следующем сеансе гипноза ему внушалось, что он 9-летний мальчик. По выходе из гипнотического сна юноша вел себя подобающим образом: он опять не мог ходить, но прекрасно владел иглой.
Как видно из приведенного примера, ученые еще в XIX веке, используя возможности гипноза и внушения, научились воспроизводить подобные состояния искусственно. Оказалось, что загипнотизированному можно на время как бы "привить" черты характера и особенности поведения, ему вовсе не свойственные. То есть эксперимент позволял вызвать такие изменения личности, которые у некоторых истеричных больных развиваются сами собой.
Например, во время сеанса гипноза скромному и добропорядочному человеку внушается, что он — некая скандально известная знаменитость. И тогда загипнотизированный всем своим поведением начинает подражать знаменитости и делает это с искусством, доступным хорошим актерам. В ходе подобного рода исследований и наблюдений ученым удалось понять психофизиологические механизмы феномена "расщепления личности". Однако объяснить, откуда вторая ("лишняя") личность черпает недоступную первой информацию, например сведения о своей "прошлой" жизни, пока не удалось.

Кто такие лунатики?

Здоровые люди, переживая во сне момент какого-либо сновидения, остаются при этом неподвижными или, по крайней мере, не покидают постель. Лунатик же, продолжая спать, оставляет постель и отправляется на прогулку или автоматически выполняет работу, которая ему снится. Сделав свое дело, он возвращается в постель и спокойно спит до утра, а проснувшись, ничего не помнит о своих ночных похождениях.
А. Леманн рассказывает об одном образованном человеке, страдавшем лунатизмом: "Однажды ночью его застали за переводом с итальянского на французский, он рылся в лексиконе и подбирал слова, как будто пользуясь светом рядом стоявшей свечи. Когда свечу погасили, то он отыскал ее и снова зажег. Между тем это было совершенно не нужно, так как комната была освещена еще другими зажженными свечами, которых он не заметил, так как не знал, что они зажжены" (Леманн А. Иллюстрированная история суеверий и волшебства от древности до наших дней. М. 1900.).
Некоторые лунатики, в отличие от персонажа Леманна, который во время сна выполнял привычное, обыденное занятие, совершают во сне необыкновенные действия, в бодрствующем состоянии им не свойственные. Подобные случаи очень интересовали выдающегося русского биолога И. И. Мечникова. В своей книге "Этюды оптимизма" он описывает такой случай. В одну из парижских больниц была принята сиделкой истеричная девушка 24 лет, оказавшаяся сомнамбулой. Однажды ночью дежурный врач наблюдал такую сцену. Девушка встает с постели, поднимается на чердачный этаж, где находится дортуар, в котором она раньше спала. "Дойдя до верхней площадки лестницы, она открывает окно, выходящее на крышу, выходит из окна, гуляет по карнизу на глазах другой сиделки, с ужасом следящей за ней и не смеющей заговорить.
Входит обратно в другое окно и спускается по лестнице. В эту минуту мы видим ее, — говорит дежурный врач, — она ходит бесшумно, движения ее автоматичны, руки висят вдоль несколько наклоненного туловища; голову она держит прямо и неподвижно; волосы ее распущены, глаза широко открыты. Она совершенно походит на фантастическое привидение".
Мечников полагает: "Случаи такого рода показывают, что во время естественного сомнамбулизма человек приобретает свойства, которых не имел в нормальном состоянии, и что он становится сильным, ловким, хорошим гимнастом, совершенно подобным своим человекообразным предкам. Человек унаследовал от своих предков множество мозговых механизмов, деятельность которых была подавлена позднее развившимися тормозами". У лунатика эти древние мозговые механизмы более или менее растормаживаются вследствие торможения позднее приобретенных, свойственных только человеку отделов коры. "Поэтому, — заключает Мечников, — можно допустить, что гимнастические подвиги и поразительная сила сомнамбулов являются возвратом к животному состоянию, то есть к инстинктивным проявлениям лазающих животных, каковыми были ближайшие предки человека" (Мечников И. Этюды оптимизма. М. 1913. ).
Лунатизм, или снохождение, — одна из разновидностей патологического сна, которая встречается не так уж и редко. Возможно, различные проявления лунатизма были одной из причин возникновения верования в доброго домашнего духа — домового. Согласно поверью, в ночные часы, когда все в доме спят, этот дух будто бы выполняет различные домашние работы, которые днем не успели закончить сами хозяева. На самом же деле все это делает один из членов семьи, страдающий лунатизмом. В более редких случаях снохождению бывают подвержены все члены семьи. В наши же дни такие проявления связывают с проделками шумных духов — полтергейстов. Уникальный случай такого рода приведен в книге Игоря Винокурова. В одной семье заметили, что из холодильника пропадают продукты. Провели следствие, но никто не признавался. Стали незаметно следить друг за Другом, но и это не помогло. Обратились к врачу. Врач предложил членам семьи понаблюдать за ними и, получив разрешение, временно поселился в доме. Несколько дней все было нормально, но однажды ночью врач проснулся от шума: оказывается, его пациенты проснулись и принялись одеваться. Он стал наблюдать. Вся семья оделась, умылась, пошла на кухню, и все принялись дружно готовиться к. ночному ужину!
Открыли холодильник, зажгли газ, разогрели, что надо, поели, вымыли посуду, убрали, как обычно, за собой, потом разделись и легли спать.
Утром они ничего не помнили. (Винокуров И. Ужас. М. Мистерия, 1995.)

Люди, которые не могут уснуть

Полное отсутствие сна врачи называют хроническим колеститом. Это очень редкое заболевание, как бы вызов всем медицинским канонам. Ведь общеизвестно, что человек не может жить без сна. Лишение сна считается самой тяжелой пыткой. По крайней мере, так утверждают те, кому довелось это испытать. Парадоксально, но некоторые люди не испытывают особых неудобств от того, что не спят. Они просто не могут этого делать!
О случаях подобного рода время от времени пишут газеты. Уже известный читателю Френк Эдварде собрал небольшую коллекцию таких уникумов.
"В сороковые годы XIX века, — сообщает Эдварде, — на окраине Трентона в штате Нью-Джерси жил старый чудак по имени Ал Херпин. Было ему тогда около девяноста лет, и жил он в лачуге, слепленной из листов толя. Много там стояло подобных лачуг, в которых ютились бездомные бедняги, такие же, как и он. Но хибара Ала Херпина была все-таки особой: ни кровати, ни топчана, ни гамака. На это была своя причина — Ал Херпин за всю свою долгую жизнь ни разу не сомкнул глаз.
Его обследовали десятки врачей, устраивая посменно недельные бдения. Результат оказался совершенно обескураживающим. Он действительно не спал, но и не умирал, хотя по всем канонам медицины не мог жить. Достигнув 90-летнего возраста, Ал Херпин пережил многих врачей, обследовавших его, именно тех, которые спали регулярно. Умственные способности Херпина были довольно средние, но здоровье и аппетит хорошие. Он не гнушался никакой работой. Разумеется, Ал уставал после дневного труда, но поскольку не мог спать, то просто садился в свое любимое кресло-качалку и принимался читать до тех пор, пока не чувствовал себя отдохнувшим. Освежившись таким образом и восстановив силы, он снова приступал к работе.
Несмотря на то что обследовавшие его врачи не могли найти подходящего объяснения его фантастической хронической бессоннице, сам Ал был склонен разделить точку зрения своей матери, которая в свое время сказала, что он не может спать потому, что перед самыми родами она сильно ушиблась".
Встречались и другие подобные случаи. Среди страдавших такой необычной бессонницей был Дэвид Джонс из Андерсона (штат Индиана). Вот что о нем писала местная газета 11 декабря 1895 года: "Дэвид Джонс привлек к себе внимание всей медицины тем, что еще два года назад не спал в течение 93 суток, а в прошлом году -131 сутки. Сейчас у него начинается новый приступ бессонницы, который, как полагает сам Дэвид Джонс, будет еще более продолжительным. Три недели назад за ним установили постоянное наблюдение; считая сегодняшний день, он уже двадцать суток как не спит. Ест он и разговаривает как обычно, весьма активен и занят делами. Он не ощущает никаких неприятных последствий, как не чувствовал их и после 131-суточного бдения в прошлом году. В тот период он усиленно занимался делами фермы. Дэвид говорит, что у него такое ощущение, будто он никогда не будет спать. Кажется, такая перспектива его не беспокоит. Мистер Джонс не знает, в чем причина такой анормальности, единственное, что он предполагает, — злоупотребление курением в молодости".
Эдварде комментирует этот случай так: "Не в состоянии объяснить феномен Джонса надувательством и не желая признать его как непреложный факт, медицина оставила своего непонятного пациента в покое. На страницах той же газеты, — продолжает Эдварде, — было опубликовано сообщение о несчастной домохозяйке из Цегледа (Венгрия). Рэчел Саги проснулась однажды утром 1911 года от разламывающей голову боли. Боль долго не проходила, и она отправилась на прием к врачу, который объяснил недомогание злоупотреблением сном. Хотя это и смешно звучит, — замечает журналист, — но доктор, кажется, был прав. С того дня до самой смерти, последовавшей в 1936 году, Рэчел Саги больше не сомкнула глаз, прожив без сна 25 лет 2 месяца и 11 дней. Как только Рэчел перестала спать7 она забыла о головной боли".
Еще один случай такого рода, который просочился в печать, касался рабочего с фермы, испанца по национальности.
Валентин Медина, которому исполнился 61 год, пришел в Мадрид утром 29 ноября 1960 года. Он прошагал 140 миль от Южной Кастилии до столицы Испании за 4 дня и 4 ночи. Останавливался на обочинах дороги немного передохнуть; когда "сильно гудели ноги".
Что заставило его проделать это изнурительное путешествие? — спрашивает Эдварде. Медина пришел в Мадрид по совету провинциальных врачей, чтобы выяснить, не смогут ли столичные светила вылечить его от затянувшейся бессонницы. Он объяснил, что местные врачи ничем не смогли ему помочь. Столичные связались с местными, и те подтвердили уникальность диагноза. Оказывается, один местный врач помнит его таким с детства, его еще пытался лечить отец того врача, тоже врач, пятьдесят лет назад.
После длительного обследования в госпитале Мадрида врачи пришли к выводу, что Валентин Медина действительно не может спать. Их настолько тронули его искренность и бедность, что они собрали ему деньги на билет и отправили обратно поездом: снабдив сильнодействующими успокоительными средствами в надежде, что он хоть раз в жизни выспится. Это была его первая поездка в жизни. В интервью с представителями печати Медина сообщил: "Я работаю как вол. Никогда в жизни не уставал на работе. Вместо подписи до сих пор прикладываю палец, но мне хотелось бы научиться читать и писать. Если бы я научился читать, ночи стали бы для меня короче. Всю жизнь по ночам я сижу на кухне у печи и жду, когда запоют петухи".
Через три недели в Мадрид пришло письмо от врача Медины, в котором он благодарит коллег за доброту, проявленную к его странному пациенту. При этом он сообщал, что его подопечный прекратил принимать таблетки, так как после очередного приема ноги становились ватными, а сам он все равно бодрствовал.
А вот другой похожий случай. В августе 1961 года Юстасу Бернетту, фермеру-англичанину, исполнился 81 год. Жил он на своей ферме недалеко от Лестера и ничем не отличался от местных старых фермеров, за исключением того, что с 27 лет никогда не спал. Вот уже 54 года по ночам он читает книги, слушает радио и решает кроссворды, в то время как остальные домашние сладко похрапывают и посвистывают во сне. Откуда только к нему не наведывались врачи, чтобы собственными глазами увидеть лишенного сна человека и убедиться, что он вполне здоров.
Конечно, медики делали попытки заставить его поспать, но они лишь теряли время. Гипноз не вызывал у него даже сонливости, а от снотворного болела голова. После отъезда врачей Бернетт возвращался к обычной жизни: ночью он шесть часов лежал в постели, чтобы дать телу отдых, но мозг его продолжал работать.
Подобные случаи наблюдаются и в наши дни. Как недавно сообщил известный российский журналист Игорь Царев, полным отсутствием сна отличается Яков Цеперович из Минска: "В 26-летнем возрасте он пережил клиническую смерть: от выпитого вина ему стало так плохо, что друзьям пришлось вызывать "скорую помощь". Врачи
вернули Якова с "того света", но совершенно другим человеком. Цеперович ощущал в себе огромную физическую силу, температура его тела понизилась до 34 градусов, а главное — он совершенно перестал спать. Снотворное на него не действует. "У меня такое состояние, как будто времени нет вообще, — говорит Цеперович. — Я не чувствую прожитых лет. Такое ощущение, что длится один и тот же день без разрывов и промежутков. Мне кажется, что моя жизнь будет продолжаться бесконечно". Якова осматривали известные специалисты. Никаких отклонений и патологий не обнаружено. Якову исполнилось 43 года, но внешне, как свидетельствуют очевидцы, он по-прежнему выглядит на 26, словно время замерло для него".
Как это ни парадоксально, но в значительной части случаев люди, которые не спят, оказываются долгожителями. Возможно, таким будет и Яков Цеперович. Как говорится, нет худа без добра.

О тех, кто не в состоянии проснуться

Мы познакомились с людьми, у которых не было потребности спать. Теперь рассмотрим их антиподов — тех, кто не в состоянии бодрствовать, поскольку погружены в непробудный, патологический сон, называемый летаргическим. В состоянии такого сна больные могут находиться без перерыва много дней, недель, месяцев, а иногда даже лет и в исключительных случаях — десятилетий.
Вот один из типичных примеров недолгого летаргического сна, описанный в статье доктора Бирда "Сущность и явления транса": "Доктор Розенталь в Вене обнародовал случай транса у истерической женщины, которую пользовавший ее врач признал умершей. Когда Розенталь увидал ее, то кожа ее была бледна и холодна, зрачки сужены и нечувствительны к свету, пульс неощутим, конечности расслаблены. Ей пробовали капать на кожу растопленный сургуч и не могли заметить при этом ни малейших отраженных движений. Ко рту прикладывали зеркало, но на поверхности его не могли заметить и следов влажности. Не было возможности различить ни малейших дыхательных шумов, но в области сердца выслушивание показало еле-еле заметный перемежающийся звук. Больная уже 36 часов находилась в подобном, по-видимому, безжизненном состоянии. При исследовании прерывистым током Розенталь нашел, что мышцы лица и конечностей сокращались. Больная оправилась после 12-часовой фарадизации. Два года спустя она была жива и здорова и рассказывала Розенталю, что в начале приступа она ничего не сознавала, а затем слышала разговоры о своей смерти, но ничем не могла помочь себе" (Менделеев ДИ Материалы для суждения о спиритизме. С.-Пб. 1876.).
Пример более продолжительного летаргического сна привел известный русский физиолог В. В. Ефимов. Он рассказал, что одна французская девочка четырех лет с неустойчивой нервной системой была чем-то испугана и упала в обморок, а затем погрузилась в летаргический сон, который длился 18 лет без перерыва. Ее положили в больницу, где за ней заботливо ухаживали, благодаря чему она проснулась взрослой. Но ее ум, интересы, чувства остались теми же, что были до наступления многолетнего сна. Так, очнувшись от летаргии, девушка попросила дать ей куклу.
Еще более продолжительный сон был известен академику И. П. Павлову. Человек в течение 25 лет пролежал в клинике "живым трупом". Он не производил ни одного движения, не произносил ни одного слова с 35-летнего до 60-летнего возраста, когда постепенно стал проявлять обычную двигательную деятельность, начал вставать, говорить и т. п. Старика стали расспрашивать, что он чувствовал долгие годы, когда лежал "живым трупом". Выяснилось, что он многое слышал, понимал, но не мог двигаться, говорить. Павлов объяснял этот случай застойным патологическим торможением двигательного отдела коры больших полушарий мозга. К старости, когда тормозные процессы ослабевают, корковое торможение стало уменьшаться и старик проснулся.
Вообще подобные состояния, особенно долговременные, встречаются редко. Так, за последние годы официальная медицина России не зарегистрировала ни одного случая летаргического сна. А вот в США в 1996 году после 17-летнего сна обрела сознание Грета Старгл из Денвера, штат Колорадо. "Невинное дитя в теле роскошной женщины" — так называют Грету врачи. Дело в том, что, как сообщают журналисты, в 1979 году трехлетняя Грета попала в автокатастрофу. Бабушка и дедушка погибли, а она уснула на. 17 лет.
"Невероятно, но факт, мозг мисс Старгл оказался совершенно не поврежден, — отмечает швейцарский нейрохирург Ханс Дженкинс, прилетевший в США, чтобы познакомиться с недавно пришедшей в себя пациенткой. — Двадцатилетняя красавица выглядит взрослым человеком, но сохранила интеллект и невинность трехлетнего ребенка".
Грета умна и очень быстро учится. Однако она совершенно не знает жизни. "Недавно мы вместе пошли в супермаркет, — рассказывает мать Греты Дорис. — Я отошла буквально на минуту, а когда вернулась, Грета уже направлялась к выходу вместе с каким-то парнем. Оказалось, он предложил ей пойти к нему домой и здорово повеселиться, и Грета охотно согласилась. Она ведь и представить себе не могла, что конкретно имелось в виду".
Пройдя тестирование, Грета сегодня учится в школе. Ее учителя Утверждают, что девушка прекрасно ладит с малышами-одноклассниками.
Как сложится жизнь бывшей спящей красавицы, покажет будущее.

Воскресшие из мертвых

При летаргическом сне не только произвольные движения, но и простые рефлексы бывают так подавлены, физиологические отправления органов дыхания и кровообращения настолько заторможены, что люди, мало знакомые с медициной, могут принять спящего за умершего. Американский писатель Эдгар По собрал целую коллекцию историй о "преждевременных погребениях". Подобного рода трагические случаи всегда производили потрясающее впечатление. Отсюда, по всей вероятности, берет начало вера в существование вампиров или вурдалаков — людей, умерших "ненастоящей смертью", покидающих в ночное время могилы и склепы, чтобы поддерживать свое полуживое-полумертвое существование кровью живых людей.
Страх быть погребенным заживо преследовал людей особенно в XVIII — начале XIX века. Немецкий профессор Г. Галле приводит в этой связи составленное врачом Тири "Наставление к попечению о мертвых". Вот фрагмент этого необычного документа: "Поелику есть примеры, что истеричные мнимоумершие женщины даже по шести днях опять оживали. полезно строить мертвые домы на каждом кладбище. Определенные надзиратели должны ежедневно тела по нескольку раз осматривать. Надлежит умершего оставить в постели покрытого одеялом, нос, рот и глаза содержать открыты. В комнате почасту впускать свежего воздуху. Комнату накуривать уксусом, поливая оным на разожженные камни, ибо пары для тела и здоровых людей полезны, и при оных электризование тела лучше
действует. Станется, что сие составило бы лучшую предосторожности в рассуждении ранквременных погребений" (Галле Г. Магия, или Волшебные силы натуры. М. 1801.).

Известно немало описаний случаев преждевременных погребений. Степень их достоверности различна. В 1865 году 5-летний Макс Гофман, семья которого имела ферму неподалеку от небольшого городка в штате Висконсин (США), заболел холерой. Срочно вызванный врач вынес приговор: по его мнению, никаких надежд на выздоровление не было. Через три дня, накрывая тело Макса простыней, врач объявил его мертвым. Мальчика похоронили на Деревенском кладбище.
На следующую ночь матери приснился жуткий сон. Ей снилось, что Макс перевернулся в гробу и как будто пытается выбраться оттуда. Она увидела, как он сложил ручки и положил их под правую щечку. Мать проснулась с душераздирающим криком. Она умоляла мужа выкопать гроб. Тот отказался. Мистер Гофман был уверен, что ее сон — результат нервного потрясения и извлечение тела из могилы только усилило бы ее страдания. Но на следующую ночь сон повторился, и на этот раз взволнованную мать переубедить стало невозможно. Гофман послал старшего сына за соседом и фонарем. Во втором часу ночи мужчины приступили к эксгумации. Они работали при свете фонаря, висевшего на ближайшем дереве. Когда наконец вскрыли гроб, то увидели Макса лежащим на правом боку, как и приснилось матери, со сложенными ручками под щекой.
Ребенок не подавал никаких признаков жизни, но отец вынул тельце из гроба и поскакал верхом на лошади к доктору. Врач недоверчиво взялся за работу, стараясь оживить ребенка, которого объявил мертвым два дня назад. Более чем через час старания его были вознаграждены: у Макса дернулось веко. Пустили в ход бренди, под тело и руки положили мешки с разогретой солью. Мало-помалу стало заметно, как мальчик возвращался к жизни. За неделю Макс полностью оправился. Он дожил до 80 лет и умер в Клинтоне (штат Айова). Среди самых памятных для него вещей хранились две небольшие металлические ручки от гроба, из которого его извлекли благодаря сну матери.
Почти аналогичная история, но уже в XX столетии, произошла с 7-летней Хильдой Сигурддоттир из Исландии. Ее, как выяснилось позже, похоронили явно преждевременно. Инга, мать Хильды, потеряв единственную дочь, страшно страдала. Всю ночь после похорон ее мучил тяжелый сон, будто Хильду посадили в тюрьму. Девочка изо всех сил колотила руками и ногами в дверь, словно пытаясь вырваться из заключения. Инга очнулась от кошмара и стала умолять мужа произвести эксгумацию. Он отказался, решив, что у несчастной повредился рассудок. Однако сон повторился на следующую ночь. Тогда муж поддался на уговоры жены. Ночью, чтобы не возбуждать ненужных подозрений, он вместе с братом пошел на кладбище и вырыл гроб своей дочери. Девочка лежала в нем со сжатыми кулачками и не подавала никаких признаков жизни. Тем не менее отец настоял на том, чтобы ее отвезли к врачу, который несколько дней тому назад констатировал ее смерть. Доктор, нисколько не веря в успех, отправил ее в реанимацию. Примерно через час даже видавшие виды медики чуть не лишились чувств, увидев, что у "умершего" ребенка приоткрылся один глаз. Через две недели абсолютно здоровую Хильду выписали из больницы.
Отчего "умерла" Хильда, осталось неизвестным, а вот миссис Тереза Батлер, о которой рассказал Френк Эдварде, приняла большую дозу снотворного в своем доме в Сан-Франциско 8 ноября 1952 года. Ее нашли спустя несколько часов в ванной, и врач, убедившись в отсутствии пульса, жизненных рефлексов, дыхания, объявил о ее кончине и распорядился отправить тело в морг.
Представьте себе удивление одного из служащих морга, когда он увидел, что "труп" задвигал челюстями и стал глубоко зевать. Служащему в жизни не приходилось видеть подобного. Даму поместили в клинику, где она пролежала в состоянии комы еще пять дней. Вечером на шестой день после "смерти" она уже узнавала дочь и доктора Дж. К. Гейгера, управляющего центром здравоохранения их района. Несколько дней спустя она возвратилась домой, а медперсонал стал размышлять над проблемой: когда же следует считать человека мертвым и как это определить?
Эдварде приводит комментарии ряда врачей, пораженных этим случаем. Вот, например, что говорит доктор Гейгер: "По всем принятым правилам констатации смерти, миссис Батлер умерла от излишней дозы снотворного. Она не проявляла никаких признаков жизни. У нее наступила клиническая смерть. И все-таки она живет и здравствует. Очевидно, нам придется пересмотреть свое отношение к констатации необратимости смерти".
Доктор Томас Альберс, главный врач больницы в Сан-Франциско, заявил своим коллегам и журналистам: "Это самый противоестественный и необъяснимый случай в моей практике. Она умерла, она не могла воскреснуть. Этого не должно было произойти, но все-таки случилось".
Многие врачи, обследовавшие миссис Батлер после этого случая, утверждали, что она должна поправиться полностью, однако решили наблюдать за ее выздоровлением: не окажут ли на нее какое-либо воздействие последствия "смерти" и воскрешения из мертвых.
Об одном из последних случаев преждевременного погребения в сентябре 1997 года сообщил обозреватель газеты "Мегаполис-экспресс" Олег Памирцев. Вот его свидетельство: "Двое мужчин работали слаженно и быстро. Время от времени лопаты издавали мерзкий, скрежещущий звук, натыкаясь на камень или остатки старой Кладбищенской плиты. Могилу нужно было раскопать как можно быстрее, чтобы не успел опомниться сторож, свалившийся от водочного угара. Стоявшие наверху — однорукий и его телохранители — разговаривали шепотом. Фонарь был прикрыт курткой, так что его свет попадал только в могильную яму. Увидев еще не успевшую почернеть крышку гроба, все заметно оживились. В ход пошли два украденных у сторожа лома. Крышка поддалась, а то, что произошло дальше, мало кто из присутствующих может точно припомнить. Первыми рванули из ямы сами копатели — они понеслись с этого проклятого деревенского кладбища, не разбирая дороги. Те, кто был наверху, заглянув в могилу, оторопели: труп не лежал, а буквально сидел в гробу, насколько позволяло стесненное деревянное пространство. Его лицо растянулось в гримасе безумного крика. "
Следующую историю Памирцеву рассказал случайный попутчик в ожидании очередного авиарейса. В крупном сибирском городе происходили разборки между двумя криминальными группировками. Один из главарей, по кличке Паук, решил "лечь на дно" с большой суммой денег и ценностей и скрылся в деревне у своей любовницы и ее матери. Все трое жили в постоянном страхе, как затравленные зверьки. Однажды утром Паук не проснулся. Считая его умершим и опасаясь чужих глаз, женщины наняли за пять бутылок водки соседа, который и отвез гроб на кладбище. Похоронили Паука в могиле дальних родственников.
Дружки нашли любовницу бандита и потребовали выдачи клада. Насмерть перепуганные бабы позволили переворошить все свое барахло и перекопать огород. Когда братва поняла, что женщины ничего о деньгах не знают, они решили заглянуть в могилу. На всякий случай, не подозревая, что застанут там человека, уснувшего летаргическим сном. В городе ходили слухи, что Паук был отпетым убийцей. Он мочил соперников ночью, когда те мирно спали. И однажды сон убил его самого.
Конечно, попутчика журналиста мог и бес попутать — уж больно ненадежен источник информации! — но Памирцев, как бы предвидя такое возражение, оговаривается, что сегодня любой врач или мало-мальски грамотный человек сумеет отличить состояние глубокого сна от смерти: по виду зрачков, приставленному к губам зеркальцу, состоянию кожи и т. п. Правда, продолжает он, московским медикам трудно поверить в то, что, например, в деревне Курехино в 260 километрах от Москвы давно нет не только врача, но и медсестры. Одиннадцать домов — все, что здесь осталось. Старухи, несколько дедов да два мужика — и все пропойцы. Кто будет покойнику зеркальце приставлять? В этом году похоронили двоих, и без всяких медицинских справок.
Вообще-то с людьми, находящимися без сознания, случаются еще более невероятные истории. Об одной из них недавно сообщил Сергей Иванов. Вот что он рассказал: "Джон Хорас уже купил авиабилет и в субботу готовился вылететь в канадский город Монреаль. Однако в среду вечером представители правоохранительных органов США решили поздравить Джона Хораса с рождением сына и взять под стражу — именно по этому же поводу. А началось все почти десять лет назад, когда студентка Корнеллского университета попала в автомобильную катастрофу. Врачи сохранили ей жизнь, но вернуть женщине сознание до сих пор не удается. Пациентка медицинского факультета университета Рочестера (штат Нью-Йорк) все эти годы пребывала в коматозном состоянии. В конце декабря 1995 года в ходе обычного врачебного осмотра выяснилось — больная находится на пятом месяце беременности.
В срочном порядке уникальную пациентку перевезли в специализированный госпиталь. Она готовилась стать матерью, так и не приходя в сознание, никогда не видев отца своего будущего ребенка.
Тем временем подозрения медперсонала и полиции пали на Джона Хораса, который работает в лечебном заведении санитаром. В 52 года он не был женат, любил ночные дежурства, в первую очередь у больничных коек пациенток. Его однажды уже остановили при попытке овладеть 48-летней больной, которая пребывала в коме несколько лет. Тогда дело возбуждать не стали.
По настоянию прокурора штата Нью-Йорк был сделан генетический анализ, который подтвердил отцовство Хораса. Он, по версии полиции, летом прошлого года изнасиловал 29-летнюю пациентку.
Мальчик родился в понедельник, на 9 недель раньше срока. Его вес — 1,2 килограмма. Малыш чувствует себя нормально, но временно останется под наблюдением врачей. К сожалению, мать, возможно, никогда так и не увидит сына — роды не оказали влияния на ее состояние. А судьба Джона Хораса будет решаться в суде, который начнется в середине апреля".
Как известно, летаргический сон естественного, а не травматического или иного происхождения обычно развивается у истеричных больных. В некоторых случаях и здоровые люди, отнюдь не истеричные, используя особые приемы, могут вызывать у себя близкие состояния. Например, индусские йоги, применяя самогипноз и задержки дыхания, могут по собственному желанию приводить себя в состояние глубочайшего и продолжительного сна, сходного с летаргией или каталепсией. Л. Левенфельд сообщает, что в 1893 году Г. Вальтер в своей диссертации поместил перевод с санскрита одной древнеиндийской рукописи об упражнениях, при помощи которых йоги вызывали у себя продолжительный сон. Упражнения состоят главным образом в том, что человек постепенно увеличивает период задержки дыхания, а это в конце концов влечет за собой временное прекращение деятельности сознания. Одновременно йог принимает удобное положение и с опущенной головой, полуоткрытыми глазами "направляет свой взор в одно место между бровями", закрывает (или ему закрывают) нос, рот и уши и "напряженно прислушивается к внутреннему голосу", который напоминает то звон колокола, то шум раковины, звук трубы или жужжание пчелы. Все эти приемы якобы и приводят к глубочайшему самогипнозу, похожему на летаргию — "кажущуюся смерть истеричных больных"1. Подобные вопросы очень интересовали академика И. Р. Тарханова, который считал, что в меньшей степени, но все же нечто подобное сну йогов удавалось вызывать и некоторым европейцам — с той, однако, разницей, что они упражнялись не в остановке дыхания, а в задержке волевым усилием сердцебиения. "Как ни трудно себе представить, чтобы сердце или сосуды повиновались воле, подобно любой мышце нашего скелета, писал ученый, тем не менее в медицинской литературе цитируются случаи, указывающие, по-видимому, на возможность подобного рода факта. Так, Бель (английский физиолог. — Авт.) мог прямо по желанию в значительной степени замедлять биение своего сердца. Чермак (известный физиолог. — Авт.) Мог замедлять и останавливать биение сердца. Наконец, в литературе упоминается об одном английском полковнике, Таунсенде, как о субъекте, произвольно вызывавшем остановку своего сердца, настолько продолжительную, что он впадал от нее в обморочное состояние; тело его во время подобного опыта холодело, как бы окоченевало, глаза делались неподвижными и сознание под конец совершенно исчезало; после нескольких часов такого состояния он вновь постепенно приходил в себя (подобно йогу. — Авт.). Долгое время подобные сеансы сходили для него благополучно, но однажды, произведя при многих свидетелях опыт подобного рода, он скончался вечером того же дня".
Подобного рода примеры наблюдаются и в наши дни. Напримем! известный артист-уникум Валерий Лавриненко еще двадцать лет назад в редакции журнала "Техника — молодежи" наряду с прочими психофизиологическими феноменами демонстрировал остановку сердца. В редакционном отчете сообщалось: "Наконец следующая демонстрация.
— Сейчас я остановлю свое сердце, — заявил Валерий. — Пусть выйдет кто-нибудь с секундомером и проконтролирует.
Вышел парень, взял руку Валерия, нащупал пульс. "Начинаем!" Удары считались вслух. Один, два. Восемнадцать. Счет замедлился. Один удар в две секунды. Еще реже. Еще реже. Нет счета. Нет пульса. Парень заметно побледнел. Валерий же спокойно сидел на стуле и, казалось бы, был в беспамятстве — веки опущены, голова бессильно откинута. Но дыхание ровное и широкое. Четыре секунды — вдох, четыре секунды — выдох. Но вот пульс появился. Сердце Валерия Лавриненко не билось в течение восьми секунд. И с каждым ударом все быстрее и быстрее возвращалось оно к "жизни", пока не вошло в нормальный ритм — семьдесят два удара в минуту.
. По что происходило с пульсом?
— Откровенно говоря, этот эксперимент небезопасен, — сказал Лавриенко. — Показываю я его редко и только для того, чтобы люди убедились в возможностях аутотренинга. Погружаясь в дремотное состояние, я приказываю себе, чтобы сердце билось как можно реже. Ритм замедляется.
Вот и все. Некий Иво Русс задерживал пульс на полчаса. Этого не нужно. Хотя еще неизвестно: вдруг "сердечное успокоение" понадобится медикам — сердце стоит, а организм живет, и с ним ничего плохого не происходит. Вдруг в этом заключены новые возможности для хирургии?"
И все же европейские умельцы уступают йогам в искусстве "прикидываться" мертвыми. Так, в 1837 году в Лаоре йог Харидас был закопан в землю на сорок дней, после чего его выкопали и стали приводить в чувство. Йог ожил с небольшими осложнениями и после своего добровольного захоронения прожил еще много лет.
А вот англичанка Эмма Смит в 1968 году установила мировой рекорд по продолжительности захоронения живьем: она провела в гробу 101 день! Правда, не в летаргическом сне и без использования каких-либо психотехник, она просто лежала в закопанном гробу в полном сознании. При этом в гроб подавались воздух, вода и пища. Эмма даже могла беседовать с теми, кто находился на поверхности, с помощью телефона, установленного в гробу.

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.