Раздвоение личности печорина

Раздвоение личности печорина

ГРИГОРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ПЕЧОРИН — АКЦЕНТУИРОВАННАЯ ЛИЧНОСТЬ?

Б. А. НАХАПЕТОВ

Печорин из «Героя нашего времени» М. Ю.Лермонтова — один из самых таинственных персонажей русской художественной литературы. Многие исследователи, стараясь проникнуть в сложный, полный противоречий внутренний мир Печорина, пытались «художественно выявить, объяснить и разгадать» его сущность [4].

Еще В. Г. Белинский, отмечая психологичность романа «Герой нашего времени», писал: «В основной идее романа г. Лермонтова лежит важный современный вопрос о внутреннем человеке». Указывая на то, что «основная идея романа развита в главном действующем лице — Печорине», В. Г.Белинский обращал особое внимание на врожденную страсть Печорина к противоречиям [2; 24]. Действительно, весь образ Печорина соткан из противоречий, все его чувства, мысли и поступки пронизаны ими.

Еще Ап. Григорьев на вопрос: «Что такое Печорин?» — отвечал: «Существо совершенно двойственное» [3; 110].

С. Ломинадзе в своих заметках о «Тамани» обращает внимание на выявленное Б. Эйхенбаумом противоречие между такими автохарактеристиками Печорина, как «странствующий» и «любопытный». Он пишет: «Оба мотива: «любопытства» и «странничества», заявленные в открытую и почти одновременно, противоречат друг другу. Бросившееся в глаза противоречие. оборачивается скрытым противоречием между импульсом к действию и результатом последнего» [8; 339].

Сам Печорин говорит о себе: «Целая моя жизнь была только цепь грустных и неудачных противоречий сердцу или рассудку» [т. 4; 259] *. Вот некоторые из звеньев этой цепи.

Наполнено противоречивыми характеристиками уже первое описание Печорина, принадлежащее Максиму Максимычу: «Например, в дождик, в холод целый день на охоте; все иззябнут, устанут — а ему ничего. А другой раз сидит у себя в комнате, ветер пахнет, уверяет, что простудился; ставнем стукнет, он вздрогнет и побледнеет; а при мне ходил на кабана один на один; бывало, по целым часам слова не добьешься, зато уж иногда как начнет рассказывать, так животики надорвешь от смеха» [т. 4; 203].

Из-за присущего Печорину чувства противоречия он ставит на одну доску милосердный по своей сути поступок княжны Мери, подавшей Грушницкому оброненный им стакан, с возможными в сходной ситуации действиями выпивохи-сторожа, который «сделал бы то же самое, и еще поспешнее, надеясь получить на водку» [т. 4; 259].

Противоречиво и даже двусмысленно («несколько сомнительно», по осторожной оценке княгини Лиговской) поведение Печорина, который упорно добивается любви княжны Мери, не желая ее ни обольстить, ни жениться на ней. Даже В. Г. Белинский, который, по свидетельству П. В. Анненкова, «вообще говоря, весьма сочувственно судил Печорина» [1; 156]. видел в этом поступке Печорина пример того, «до какой степени ожесточения и безнравственности может довести человека вечное противоречие с самим собой» [2; 88].

О себе Печорин сообщает: «Во мне два человека: один живет в полном смысле этого слова, другой мыслит и судит его» [т, 4; 313]. Эту, одну из самых характерных черт Печорина В. Г. Белинский объясняет тем, что «в нем два человека: первый действует, второй смотрит на действия первого и рассуждает о них, или, лучше сказать, осуждает их, потому что они действительно достойны осуждения. Причины этого раздвоения, этой

Ссоры с самим собою, очень глубоки, и в них заключается противоречие между глубокостию натуры и жалкостию действий одного и того же человека» [2; 85].

Сам Печорин следующим образом описывает процесс противоречивого развития своей души: «(С самого детства) все читали на моем лице признаки дурных свойств, которых не было; но их предполагали — и они родились. Я был скромен — меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм,— другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их,— меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир,— меня никто не понял: я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекла в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду — мне не верили: я начал обманывать. Я сделался нравственным калекой: одна половина души моей не существовала, она высохла, испарилась, умерла, я ее отрезал и бросил,— тогда как другая шевелилась и жила к услугам каждого, и этого никто не заметил, потому что никто не знал о существовании погибшей ее половины» [т. 4; 237].

Анализируя это высказывание Печорина, известный русский психиатр и психолог И. А.Сикорский писал, что «объяснение самим Печориным отрицательных свойств своего характера не может быть принято всецело: человек не становится дурным только оттого, что о нем дурно думают другие. Этим путем человек не делается нравственным калекою, как о себе выражается Печорин. Нравственным судьей, критиком человека всегда остается его внутреннее сознание, внутренняя правда. Но тот факт, что его дурные качества читали в его лице, имеет существенное значение для вопроса. Очевидно, эти качества были в зачатке в самом деле, как были они у Сократа, и оттого они были заметны чужому глазу. Относительно Печорина немаловажное значение должно быть придано тому, что Печорин глубоко чувствовал добро и зло, но его никто не ласкал, все оскорбляли. Такое холодное и злое воспитание, чуждое материнского влияния, действует тем значительнее, чем нежнее возраст ребенка. И в самом деле, следы жестокости характера Печорина были ясно заметны для его юной собеседницы. Ее отзыв о нем, лично высказанный ею Печорину, хотя резок, но художественно правдив: он основан на экспрессиях» [12; 408].

Как известно, внутренняя противоречивость Печорина находит свое отражение в его внешности — петербургский покрой сюртука контрастирует с армейскими эполетами; светлые волосы на голове — с черными бровями и усами («признак породы в человеке»); крепкое сложение («стройный, тонкий стан и широкие плечи»), способное, казалось, «переносить все трудности кочевой жизни и перемены климатов», странным образом трансформируется, когда Печорин садится на скамью: «Прямой стан его согнулся, как будто у него в спине не было ни одной косточки; положение всего его тела изобразило какую-то нервическую слабость; он сидел, как сидит Бальзакова тридцатилетняя кокетка на своих пуховых креслах после утомительного бала» [т. 4; 236].

В. А.Мануйлов в своем комментарии к роману «Герой нашего времени» писал: «Как и Бальзак, Лермонтов придавал большое значение физическим чертам человека. Ни одного из героев своего романа он не описал так подробно, как Печорина: это описание сделано с обстоятельностью наблюдателя-клинициста, владеющего научным методом. У Лермонтова был свой метод. На него он намекает, говоря: «Мои собственные замечания, основанные на моих же наблюдениях» [9; 136].

Противоречивая взаимосвязь между внутренним психологическим состоянием Печорина и формами его внешнего проявления обнаруживается, например, в таких эпизодах романа, как кончина Бэлы (отсутствие слез на глазах у Печорина, выслушивающего бессвязные речи умирающей Бэлы) или встреча Печорина с Максимом Максимычем (прохладное, граничащее с полным безразличием отношение Печорина к последнему). А. Б.Есин устанавливает три причины

Такого несоответствия: во-первых, Печорин по складу натуры умеет владеть собой, держать себя в руках и даже притворяться; во-вторых, он вообще сдержан: живет преимущественно внутренней жизнью, предпочитая не обнаруживать душевных переживаний; наконец, в-третьих, внутренняя жизнь Печорина слишком сложна и противоречива, чтобы найти себе полное и точное внешнее выражение; кроме того, она идет преимущественно в форме мысли, которая вообще не может быть сколько-нибудь полно отражена в мимике, в поступках и т. д. [4].

Следует отметить, что некоторые попытки дать непосредственный психологический комментарий к изображению Печорина предпринял сам М. Ю.Лермонтов. Так, говоря о том, что глаза Печорина «не смеялись, когда он смеялся», Лермонтов указывает, что «это — признак или злого нрава, или глубокой постоянной тоски» [т. 4; 237].

Психологическая наука давно уже оценила значение так называемых выразительных движений, к которым относится и мимика. Установлено, что мимика — интегральный процесс. В нормальных условиях в выражение тех или иных эмоций включается весь ансамбль лица [6]. Нарушение же внутреннего единства личности проявляется диссоциацией, асимметрией мимики [13; 148]. При этом особое значение придается смеху. Так, Ф. М.Достоевский писал: «Смехом иной человек себя совсем выдает и вы вдруг узнаете всю его подноготную» [5; 110].

О характере и внутреннем мире своего героя Лермонтов судит и на основании анализа его походки. Он пишет: «Его походка была небрежна и ленива, но я заметил, что он не размахивал руками — верный признак некоторой скрытности характера» [т. 4; 236].

Печорин не только внутренне противоречив, он еще и странен. О странностях Печорина говорит Максим Максимыч — сначала осторожно ("немножко странен"), а затем, после некоторого размышления,— более уверенно: «Да-с, с большими был странностями». Как указывает В. А.Мануйлов, «Печорин странный человек. Странным человеком называют его и княжна Мери, и доктор Вернер. Отмечает странность в облике Печорина и офицер-повествователь. Наконец, сам Печорин не раз признается в своих странностях. Б. Т. Удодов отмечает, что этот эпитет применяется применительно к Печорину так часто, что постепенно перестает быть только одним из эмоционально-экспрессивных средств языка автора и героев, но приобретает оттенок терминологически-определительный. За ним встает склад характера, тип человека» [9; 89].

А. Б.Есин пишет: «Для вдумчивого читателя Печорин, каким он предстает в «Бэле», не просто странен, а именно загадочен. Мы начинаем предполагать: что же стоит за столь противоречивым поведением, какими причинами оно вызвано» [4; 75]. Как будто отвечая на этот вопрос, Лермонтов постоянно дает нам понять, что многие мысли и поступки Печорина являются не выражением его сущности, его внутренней природы, а всего лишь игрой, маской, комедией.

Касаясь этой стороны образа Печорина, В. Г.Белинский отмечал, что «его равнодушие и ирония — больше светская привычка, нежели черта его характера» [2; 70].

Б. Т.Удодов пишет, что «Печорин принимает свой дворянско-аристократический статус «не всерьез», а как вынужденную роль в трагикомедии жизни» [14; 81].

Играть — значит притворяться. «Притворяться обманутым» — вот одна из составных частей того, что Печорин называет жизнью.

Притворство Печорина постоянно. Он притворяется, применяя «последнее» средство для завоевания сердца простодушной Бэлы. Он притворяется, обнимаясь с Грушницким, которого он не только не любит, но даже ненавидит. Он притворяется, когда волочится за княжной Мери, чтобы отвлечь внимание окружающих от его романа с Верой. Он притворяется, когда в частных беседах с доктором Вернером очень серьезно толкует об «отвлеченных предметах».

Правда, иногда это притворство становится обременительным. Например, для того, чтобы привлечь к себе обожателей княжны Мери, Печорин, который всегда

Ненавидел гостей, вынужден постоянно принимать их у себя: «Теперь у меня каждый день полон дом, обедают, ужинают, играют» [т. 4; 266].

В соответствии с избранной им ролью Печорин ведет двойную игру: то он подходит поближе и прячется за угол галереи, то он отходит подальше и украдкой наблюдает за происходящим, то он прячется в толпе мужчин и оттуда ведет свое наблюдение, то тихонько подходит сзади, чтобы подслушать разговор, то, в конце концов, подкрадывается к окну и подслушивает разговор подвыпивших офицеров.

При этом Печорин не только не дает проявляться своим эмоциям, но, напротив, делает все для того, чтобы ввести своих собеседников в заблуждение: он то и дело принимает серьезный, смиренный, глубоко тронутый, самый покорный вид, удаляется с притворной досадой, задает вопросы с видом чистейшего простодушия.

Притворство Печорина нередко камуфлируется присущей ему иронией. Так, стараясь подделаться под напыщенный тон Грушницкого, Печорин переиначивает его глубокомысленное изречение, превращая мелодраму в фарс. Объясняя Грушницкому причину изменения выражения глаз княжны Мери действием вод, Печорин явно иронизирует по поводу известного всему «водяному обществу» длиннющего списка самых неожиданных осложнений, якобы могущих возникнуть после приема минеральных вод, составленного пятигорским врачом того времени И. Е.Дроздовым [10]. Явно пытаясь эпатировать бедную княжну Мери «длинной диссертацией» о благотворном влиянии послеобеденного сна на здоровье, Печорин при этом также иронизирует по поводу правил поведения больных на Кавказских Минеральных Водах, предусматривающих, в частности, обязательный сон после обеда.

Наконец, театральность, нарочитость поведения Печорина проявляется в том, что, осуществив свой жестокий план и убив на дуэли несчастного Грушницкого, Печорин не может удержаться от типично театральной ремарки: « Finita la comedia ».

Всеми критиками романа, включая и такого «критика» как Николай I, было отмечено, что Печорин — человек незаурядный, ярко выраженная личность с самобытным характером. «Волею автора,— пишет А. Б.Есин, — он наделен такими чертами, как необычная интенсивность нравственно-философских поисков, исключительная сила воли, чрезвычайно аналитический ум, способный проникать до самых глубин философских вопросов; наконец, Печорин наделен просто незаурядными человеческими качествами. Иными словами, перед нами личность исключительная» [4; 67].

Эта исключительность Печорина, отличающая его от окружающих, может быть определена как акцентуация личности.

Понятие «акцентуированная личность» было введено в последние годы. По сути — это не патологические, а нормальные личности, «крайние варианты нормы», имеющие все же определенные личностные «заострения». Как позволил себе выразиться Б. Ф.Ломов, «акцентуированная личность — это, говоря, житейским языком, человек, который имеет «пунктик» (см. «Биология и медицина». М. 1985).

По современным представлениям, акцентуированные характеры зависят не от природно-биологических свойств, а от факторов внешней среды, которые накладывают отпечаток на образ жизни данного человека.

Как считает известный немецкий психиатр, автор переведенной на русский язык монографии «Акцентуированные личности», К. Леонгард, к акцентуированным личностям могут быть отнесены люди, которые обладают особым психологическим складом, характеризующимся изменчивостью настроения без видимого повода,— так называемые аффективно-лабильные личности. «Такие люди,— отмечает он,— то весьма деятельны и болтливы, то медлительны и скупы на слова. Изменчивость (лабильность) подобного типа объясняется сугубо биологическими причинами, а поэтому мало располагает к созданию художественного образа. Найти такой образ в художественной литературе нелегко»,— уверяет К. Леонгард, подчеркивающий

Свое знакомство с художественной литературой разных стран и народов, в том числе и с русской классической литературой. Однако, если бы он обратился к роману «Герой нашего времени», то он уже в первом описании Печорина нашел бы именно впечатляющий образец аффективно-лабильной личности.

Акцентуированные личности многозначны, они реализуются в различных психических сферах: в интеллектуальной деятельности, в направленности интересов и способностей, в выражении чувств и в волевых проявлениях.

По мнению американской исследовательницы немецкого происхождения К. Хорни, изучавшей психологию межличностных конфликтов, люди ощущают постоянное «основное беспокойство», возникающее в связи с осознанием противоречий между потребностями и возможностями их удовлетворения в существующей культуре [15]. Подобное беспокойство испытывает и Печорин, который говорит о себе: «Во мне душа испорчена светом, воображение беспокойное, сердце ненасытное: мне все мало» [т. 4; 225].

Критерием потребности К. Хорни считает отношение личности к людям. В соответствии с этим она выделяет три различных варианта личностной акцентуации, три направленности потребностей: к людям (уступчивый тип), от людей (отстраненный тип) и против людей (агрессивный тип). Агрессивная личность видит жизнь как арену постоянной борьбы всех против всех, а ее главная потребность — господство любыми средствами (сила, богатство и т. д.). С этой точки зрения Печорин представляет собой типичную агрессивную личность: «Первое мое удовольствие,— пишет он,— подчинять моей воле все, что меня окружает; возбуждать к себе чувство любви, преданности и страха — не есть ли первый признак и величайшее торжество власти?» [т. 4; 285].

Таким образом, тайна противоречивого, странного поведения Печорина может быть, по нашему мнению, объяснена его сознательным, идущим от ума притворством. Стремясь найти свое место в современном ему обществе, Печорин сочиняет, ставит и разыгрывает трагикомедию своей жизни. При этом он, будучи личностью агрессивно-акцентуированной, «не сомневается, что его собственная роль в ней — главная» [11; 166].

1. Анненков Л. В. Литературные воспоминания. М. 1989.

2. Белинский В. Г. Герой нашего времени. Сочинение М. Лермонтова // М. Ю. Лермонтов в русской критике. М. 1955. С. 27—116.

3. Григорьев А. А. Искусство и нравственность. М. 1986.

4. Есин А. Б. Психологизм русской классической литературы. М. 1988.

5. Ковалев А. Г. Ф. М. Достоевский как психолог // Психол. журн. 1987. № 4. С. 103-110.

6. Куприянов В. В. Стовичек Г. В. Лицо человека: анатомия, мимика. М. 1988.

7. Леонгард К. Акцентуированные личности. М. 1981.

8. Ломинадзе С. О классиках и современности. М. 1989.

9. Мануйлов В. А. Роман М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». Комментарий. Л. 1976.

10. Нахапетов Б. А. Врач-курортолог штаб-лекарь И. Е.Дроздов // Вопр. физиотер. 1985. № 5. С. 60-61.

11. Рез З. Я. М. Ю. Лермонтов в школе. Л. 1959.

12. Сикорский И. А. Книга жизни. Психологическая хрестоматия для школы и жизни. США, 1931.

13. Сухаребский Л. М. Клиника мимических расстройств. М. 1966.

14. Удодов Б. Т. Роман М. Ю.Лермонтова «Герой нашего времени». М. 1989.

15. НоRnЕуК. Our inner conflicts. A constructive theory of neurosis. N. Y. 1966.

Поступила в редакцию 12.Х 1992 г.

* Здесь и далее ссылки на издание: М Ю. Лермонтов. Собр. соч. В 4 т. М. 1969.

Incoming search terms:

  • https://yandex ru/clck/jsredir?from=yandex ru;search;web;;&text=&etext=1834 9IIkuoT7L_hmFh62KLXMsFh4TllsRTupY1-K2RuS2TQo7v4hVopJsScFm0vkji-c f17440aa8bfa3f5fa87828dd8a9d10aa9b1e448c&uuid=&state=_BLhILn4SxNIvvL0W45KSic66uCIg23qh8iRG98qeIXme
Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.