Раздвоение личности интересные случаи

Раздвоение личности интересные случаи

Раздвоение личности

14 марта 1887 года жители одного из домов американскогo городка Норристауна были разбужены отчаянными криками своего соседа, который метался по двору, умоляя всех сказать, где он находится; клялся, что понятия не имеет о Корристауне и что он никакой не мистер Браун, как его называют, а мистер Берн, проповедник из Грина.

За полтора месяца до этого события этот человек прибыл в Норристаун, отрекомендовался Брауном, купил магазин, наполнил его писчебумажными товарами и открыл торговлю.

Жители Норристауна быстро привыкли к этому приветлиному, но малоразговорчивому человеку. Известно было, что жил он в задних комнатах своего магазина, сам себе готовил еду, регулярно ходил в церковь и несколько раз ездил в Филадельфию за товаром.

И вот теперь он утверждает, что знать не знает ни Норристауна, ни норристаунцев, ни даже самого себя!

Полиция, а потом и собственная жена, прибывшая из Грина и бросившаяся к нему в объятия, подтвердили, что он никто иной, как мистер Берн, внезапно исчезнувший из Грина 17 января. Что он делал между 17 января и 1 февраля, и каким образом превратился в Брауна, он объяснить не мог. До тех пор он не проявлял ни малейшей склонности к торговле.

Он вернулся к своей жене и проповедям и стал уже забывать о своем приключении, но на его беду о нем прослышал знаменитый профессор Джемс. Профессор явился к Берну и уговорил его подвергнуться гипнозу, чтобы посмотреть, как он сам писал впоследствии, «не вернется ли в гипнотическом трансе его брауновская память. Она вернулась и утвердилась так прочно, что изгнать ее было невозможно». Браун не признал жену Берна своей женой, сказал, что о Берне вообще-то слышал, но не уверен, видел ли его когда — нибудь, и рассказал во всех подробностях не только что он делал в Норристауне, но и где странствовал в течение первых двух недель.

0 дальнейшей его судьбе история умалчивает.

Люди с раздвоившейся психикой ничего не знают о существовании своего второго «Я» !

А вот другой не менее интересный случай подобного рода, произошедший в США в конце XIX века. Восемнадцатилетнюю Альму 3. неожиданно стали мучить головные боли, которые врачи приписали переутомлению. Однажды она заснула, а, проснувшись, предстала перед своими родными в образе бойкого, жизнерадостного существа, больше всего интересовавшегося не науками и искусством, как первая, а домашним хозяйством. Она знала, что появилась вместо Альмы, жалела ее и считала, что ее собственное назначение заключается в том, чтобы дать той отдохнуть. Когда же она превращалась в Альму, то о своем двойнике ничего не знала, но домашние рассказали о ее втором «я».

Оба «я» общались друг с другом при помощи писем: вторая писала первой, какое ей следует принять лекарство, а первая благодарила вторую за заботу. Врачи лечили Альму, головные боли стали редкими, реже появлялась и Альма № 2. Когда же Альма вышла замуж, визиты Альмы № 2 участились.

Однажды она сообщила, что больше не появится, а вместо нее прибудет новое существо. Тотчас последовал долгий обморок (почти все самопроизвольные превращения личности происходят после сна или обморока); когда же он кончился, на свет явилось существо, уверявшее, что оно мальчик и просившее так его и называть.

Мальчик быстро привык к обязанностям жены, матери и хозяйки. Он был ближе к первой личности, но не обладал ее познаниями. Однако он интересовался новой литературой и в особенности театром. О своих предшественницах Мальчик знал все и относился к ним с уважением. Мальчик временами лишался слуха, но зато по движениям губ собеседника воспринимал все, что ему говорилось: сила и острота его зрения в эти моменты удесятерялись. Такую же чувствительность, граничащую с болезненностью, отмечали врачи и у других людей, когда их личность становилась другой.

Психологи и невропатологи много размышляли над причинами появления новых личностей. Рибо, например, считал, что появление второго «я» связано с изменением «общего жизненного чувства», которое слагается из всех наших внешних и внутренних ощущений, связано согласованной работой нервной системы и поддерживаемое непрерывной памятью. Однако под влиянием стресса, нарушений химического равновесия в организме, накоплению каких-нибудь ядов, вызванных непосильной мозговой работой, в этом общем чувстве происходят перемены, которые в особых случаях становятся ощутимыми и задерживаются надолго. Вокруг задержавшегося нового состояния начинают образовываться новые ассоциации, создавая новую память — память второго «я».

Подтверждение этой точке зрения можно найти в опытах на крысах. Их обучили бегать только в правую сторону лабиринта, затем ввели им пенобарбитал, который снижает возбудимость нервной системы, угнетая ретикулярную формацию. После этого крысы забыли выработанный навык, и их обучили бегать только в левую сторону. Когда действие пенобарбитала прошло, крысы побежали, как и прежде, направо, а когда им снова ввели пенобарбитал, — налево. Две памяти были налицо.

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.