Профессор психиатрии Поль Эйген Блейлер ( – )

Профессор психиатрии Поль Эйген Блейлер ( – )

Профессор психиатрии Поль Эйген Блейлер (30.04.1857 – 15.07.1939)

Профессор психиатрии Цюрихского университета, директор Цюрихской психиатрической клиники. Ввёл в теорию психиатрии термины «шизофрения», «амбивалентность», «аутизм».

Его именем названо одно из самых загадочных явлений XX века, болезнь Блейлера. Такое второе название имеет «королева психиатрии», шизофрения.

На принятие решения стать психиатром повлияло наличие у родной сестры Эйгена Блейлера психического расстройства.

В этой статье мы не преследуем цели произвести анализ и дать оценку всем научным взглядам профессора психиатрии Эйгена Блейлера. Нас интересуют взгляды профессора исключительно на проблему шизофрении. Под понятием «SCHIZOPHRENIA» Эйген Блейлер объединил целую группу психических расстройств, именуемых до него «Dementia praecox» (преждевременное слабоумие) [Kraepelin E. 1898]. Почему профессора Э. Блейлера не устроил термин, предложенный Креплиным? Потому, что введение нового термина было не простой заменой старого. Оно было продиктовано острой необходимостью. Многие клинические случаи не укладывались в рамки, описанные профессором Крепелиным. Расстройства со схожими клиническими проявлениями не всегда протекали одинаково и не всегда приводили к слабоумию. Эйген Блейлер решил навести порядок в классификации психических расстройств и разделил все психические заболевания на две большие группы: 1) заболевания с ясной этиологией, клиникой, патогенезом и прогнозом; 2) заболевания, с неясной этиологией, клиникой, патогенезом и прогнозом. Вторую огромную группу расстройств, от попытки разобраться в которой, раскалывалась голова, профессор, шутя, назвал ШИЗОФРЕНИЯ (от греч. shizo — раскалывать, phrenum — разум). Эйген Блейлер совершенно не собирался вводить новую нозологическую единицу. Термин «шизофрения» по представлениям учёного должен был носить сугубо теоретический характер и сохранять актуальность до тех пор, пока психиатрической науке не удастся разобраться в этом сложном и запутанном вопросе. Однако, последователи Э. Блейлера восприняли его идею неверно, и в результате — целое столетие психиатрия пыталась лечить «непонятно что». Термин «шизофрения» обрёл мистичность, мощь, непобедимость и статус «королевы психиатрии». Только сейчас психиатры начинают робко догадываться об истинном смысле, который вкладывал швейцарский профессор в термин «шизофрения», и, стремясь исправить свою собственную ошибку, вводят новый термин «расстройства шизофренического спектра», объединяя такой расплывчатой формулировкой довольно широкую группу психических расстройств. К сожалению, современные психиатры практически так же далеки от истины, как их коллеги из прошлого века. Скорее всего, Эйген Блейлер догадывался о том, что огромное количество психических расстройств, которые не поддаются лечению известными психиатрии средствами и методами, имеют более глубокую, пока непостижимую наукой, природу. Однако, будучи истинным учёным-материалистом, он, скорее всего, был очень далёк от идеи, что многие психические расстройства вторичны и имеют духовные корни.

По совершенно случайному недоразумению, пребывая в тени невежества психиатров, шизофрения безраздельно господствовала в психиатрии целое столетие, завоевав своей неприступностью и непобедимостью титул королевы. Знал бы профессор Эйген Блейлер, что его попытка временно навести классификационный порядок среди психических расстройств принесёт столько горя, несчастья и страданий миллионам людей, он, возможно, вообще оставил бы психиатрию и занялся иной научной деятельностью. Но история не терпит сослагательного наклонения. Произошло так, как должно было произойти, и страдания шизофреника обусловлены, в первую очередь, его собственными ошибками. Ошибки психиатров лишь усугубляют заслуженные страдания тех, чей разум объявил бескомпромиссный ультиматум всему миру.

Можно ли помочь тому, кто из-за безумия разума оказался в состоянии хронического декомпенсированного духовного кризиса. Конечно, можно. Разум не безумен по своей природе. Безумным его сделало окружение. Поменять окружение, и со временем поведение разума тоже изменится. Но процесс реабилитации лостера должен носить не пассивный характер, а активный. Мало не допускать новых ошибок — нужно исправить последствия допущенных ранее ошибок — отработать их, отстрадать. Организовать процесс длительного непрекращающегося покаяния может только тот, кто лишён жалости и жестокости, тот, кто научился любить. Без непосредственного руководства процессом выведения лостера из состояния хронического декомпенсированного личностного кризиса мудрого духовного лица преодолеть шизофрению невозможно.

Метки: , , . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.