Мания величия в легкой форме

Мания величия в легкой форме

ЕЩЕ ОДИН НЕЗАВЕРШЕННЫЙ МИФ.

Можно ли с уверенностью сказать, что автор этих строк когда-либо существовал? Можно. Но без уверенности. Как же тогда, позвольте спросить, писать о личностях, не существовавших вовсе, или, как Льюис Кэролл, существовавших лишь в воображении, но ставших от этого не менее реальными? Тут мы и упираемся в некую подковыку, поскольку с тем же успехом можно писать о себе самом. Тем и займемся.

Так кто же такой Хенди? Некоторые из моих знакомых знают (или говорят, что знают – в данном случае это абсолютно едино) его как голос в телефоне, как строчки на экране монитора или корявыe буковки из мятого конверта. То есть этаким Мальчиком Банананом, говорящим в трубку ту-ту. Но здесь вкрадывается одна маленькая неточность.

Из непроверенных (но абсолютно достоверных) источников мне известно, что по телефону Хенди говорить не умеет, не любит, и прибегает к этому (весьма распространенному в нашем обществе) способу общения лишь в случае крайней нужды – пожара, ограбления, тоски, съехавшей крыши, общественного долга, святой обязанности и etc. чего нельзя сказать о компьютерном общении и почте. Почтой этот персонаж пользуется со вкусом, смаком и воодушевлением. Более того, не схвати я его однажды за рыжую бороду (достаточно забавная деталь биографии. но об этом в другой раз), я до сих пор представлял бы себе его в виде руки из сериала о семействе Адамс. Но борода есть (оторванный клочок до сих пор трепетно хранится в моей личной коллекции), а, значит, есть и все остальное. В том числе и зубы.

Почему зубы? Потому что он вампир, но вампир неправильный, поскольку любит чеснок и не терпит вкус крови. В остальном все сходится – ночной образ жизни, черная одежда, мания величия, паранойя в легкой форме, любовь к летучим мышам и ящерицам и совершенно человеконенависническая лирика, которую он никому сам не показывает, но под шафе и разговор может вдруг начать декламировать. Сии, как он их сам называет, «экзерсисы» были подслушаны мной во время одного из всенощных бдений (а, может, во время предпоследнего крестового похода – память меня теперь иногда подводит). С разрешения Хенди я окрестил их «Эпатажной лирикой» . Стоит ли утверждать, что данные произведения никоим образом не могут пролить свет на эту темную и непонятную личность.

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.