Анализ личности 30 страница

Анализ личности 30 страница

Анализ личности 30 страница

Я хорошо знал этот симптом, так как работал в психиатрической больнице в Вене в течение нескольких лет. Но я ничего не знал о его тесной связи с механизмом галлюцинаций и дезориентации. Моя пациентка проявила этот специфический симптом особенно выразительно. Когда <силы> подходили близко, ее глаза становились затуманенными, взгляд — удаленным, и вдобавок закатывались глаза, когда <размягченные> оргонотические ощущения становились очень сильными. Я решил сконцентрировать свое внимание на этом симптоме и, если удастся, устранить его.

268 Анализ личности

Войдя в комнату, она спросила: <Скажите, могу ли я снова стать медсестрой? У меня плохая репутация. > Она никогда не была медсестрой. Я ответил, что не знаю, так же как не знаю, почему она закатывает глаза всякий раз, когда в нее вселяются <силы>. При оргонной терапии разговаривают мало, а пациенту разрешают занять особое положение, которого, правда, он старается избегать. Поэтому я попросил ее закатить глаза. Она сделала это с колебанием; но затем испугалась и сказала: <Это — место, куда я обычно удаляюсь. Сейчас я его знаю. > И добавила: <Вы обещали лечить меня так, чтобы не касаться сил. Я не хочу их бросать. >

Я ни на чем не настаивал в тот день. Но в голову прочно засела одна мысль: возможно ли, что шизофренический приступ или процесс фиксируется в небольшой области, так же как другие болезненные симптомы, такие как анорексия (отсутствие аппетита), головная боль или сердечное беспокойство? Является ли это место основой мозга, областью пересечения оптических нервов? Было ли разумным сделать предположение, что шизофрения — это настоящая болезнь мозга, вызываемая некоторыми особыми видами эмоциональных сдвигов с локальным сокращением особых частей мозга из-за сильного беспокойства. Многие симптомы шизофрении, казалось, подтверждали правильность этого предположения: типичный шизофреник не смотрит в глаза, у многих шизофреников находят в мозге процессы вырождения (они могли быть вторичными структурными изменениями в тканях, точно так же как атеросклероз может развиваться из-за хронического сокращения сосудов, связанного с тревогой); в отчетах о многих шизофрениках говорилось, что они ощущают <завесу> перед глазами или <натягивание кожи> лба при вспышке болезни.

Пациентка пришла в хорошем самочувствии. Мы работали над выражением ее глаз. Я убеждал ее <удаляться> и вступать в контакт с <силами>, закатывая глаза и воспроизводя усилием воли пустой отрешенный взгляд. Она готова была сделать это, но всякий раз, когда она близко подходила к определенному состоянию и выражению глаз, становилась взволнованной и останавливалась. Казалось, мы на правильном пути. Внезапно без явной причины она сказала: <Вы предполагаете все, что происходит со мной>.

Была только одна возможная интерпретация этого высказывания: преднамеренное закатывание глаз провоцировало ее шизофренический механизм. С того момента, как я настоял на том, чтобы она сделала это, реально я был одним из тех, кто внушал ей все, что она делала. Мысль о том, что я влиял на нее, возникла с чисто биофизической точки зрения. Эта позиция явно провоцировала <высшее> в ее самовосприятии и таким образом привела ее к мысли о том, что на нее влияют. Этот механизм мог бы применяться во многих, если не во всех, случаях мании преследования.

Я предположил, что <отдаленность> в ее глазах появлялась из-за локального сокращения нервной системы в основании мозга, причем это сокращение оказывало то же действие, что и все остальные биопатические сокращения: препятствовало слишком сильным телесным потокам и ощущениям. Таким образом, я пришел к первому твердому обоснованию оргономического понимания шизофренического процесса.

От психоанализа к оргонной биофизике 269

БИОФИЗИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ ШИЗОФРЕНИЧЕСКОГО РАСКОЛА

Мы должны иметь в виду, что оргонные терапевтические исследования в случае шизофрении проводились не на психологической основе. Наоборот: все психологические проявления процесса шизофрении должны быть поняты в терминах глубоких биофизических процессов, которые определяют функции мозга. Я считаю, что сфера души намного уже, чем сфера биопсихического функционирования; что психологические функции — просто функции самовосприятия или восприятия объективных биофизических, плазматических функций. Таким образом, шизофреник дезориентируется, когда его самовосприятие переполняется сильными ощущениями оргонотических плазматических потоков; а вполне здоровый организм будет чувствовать себя хорошо скоординированным под влиянием подобных потоков.

Наш подход к шизофрении — биофизический, а не психологический. Мы пробуем понять психологические нарушения на основе плазматических дис-функций; понять космические фантазии шизофреника в терминах функций космической оргонной энергии, которая управляет его организмом, хотя он чувствует энергию своего тела в психически разрушенной манере. Кроме того, мы не верим, что психологическая интерпретация шизофренической идеи может существовать вне значения слов и исторических событий. Она не может, как бы там ни было, достичь чисто физических и биофизических процессов, так как они функционируют вне сферы мыслей и слов. Это представляет собой то, что справедливо называется <глубиной шизофренического мира>, в отличие от поверхностного мира невротика.

Шизофрения — не психическая болезнь; это — биофизическое заболевание, которое также включает в себя психический аппарат. Чтобы понять этот процесс, совершенно необходимы знания функций оргонной энергии. Суть проблемы — разрушение унитарного, общего оргонного функционирования и субъективное восприятие этого разрушения. Конкретные шизофренические симптомы: дезориентация, ожидание <конца света>, потеря ассоциативной силы, потеря значения слов, изъятие интересов и т. д.,- являются вторичными реакциями, расшатывающими основные биологические функции организма. Другие симптомы, такие как удаленный взгляд, транс, автоматизм, оцепенение, замедление реакции и т. д. являются прямыми выражениями биофизического нарушения и не имеют отношения к психологии. Изъятие из мира либидо есть результат, а не причина болезни. Главное ухудшение состояния организма в более поздних фазах процесса является результатом хронического сжатия аппарата жизнедеятельности, подобно тому как это происходит при раковой биопатии, однако отличается от нее происхождением и функцией. Раковые клетки организма не конфликтуют с общественными институтами. Шизофренический организм полностью конфликтует с моделью общества, реагируя на нее специфическим расколом.

Загрузка.

Если бы мы не придерживались четко этих методов подхода, мы бы не получили каких-либо практических результатов. Нас бы самих привели в замешательство природа и функции шизофрении. Перед тем как мы продолжим изучение нашего случая, подытожим сказанное. Совершенно очевидно что то, что обычно называется шизофреническим процессом, есть смесь объективных биофизических процессов, психологического восприятия и реакции на эти процессы. Начиная с лечения данного случая, я обнаружил описанные факты во многих других случаях шизофрении.

270 Анализ личности

Пациентка пришла на девятнадцатый сеанс очень спокойной и скоординированной, но немного рассеянной. Она говорила очень медленно, как будто ей что-то мешало: она сказала, что очень подавлена. За день до этого она ходила по магазинам, впервые за несколько месяцев; она купила много вещей и получила от этого удовольствие, показала покупки своим друзьям и хорошо выспалась. Однако на следующее утро она ощутила пустоту и усталость. В ней <ничего> не было, и она почувствовала потребность спокойно сидеть в углу <и не двигаться вообще>. <Каждое движение давалось с большим усилием>. У нее создалось впечатление приближающейся кататонии, и она застревала на этой мысли.

<Все было очень далеко. Я наблюдала за собой как будто со стороны; я четко чувствовала раздвоение: тело здесь, а душа там. [говоря это, она указала на стену]. Я хорошо знаю, что я в одном экземпляре. но я вне себя. возможно там, где находятся "силы". >

Она взволнованно бегала взглядом вдоль стен. Затем внезапно спросила: <Что такое утренняя заря? Однажды я слышала об этом; в небе узоры и волнистые тропы. [она снова взглянула ищущим взглядом вдоль стен комнаты]. Я слышу вас, я вижу вас, но как-то отдаленно. на очень большом расстоянии. Я знаю очень хорошо, что я дрожу сейчас, я чувствую это. но это не я, это кто-то еще. > И после длинной паузы добавила: Я хотела бы избавиться от этого тела; это не я; я хочу быть там, где "силы ". >

Я был глубоко взволнован, совершенно непрофессионально, когда я стал свидетелем ее ощущения шизофренического раздвоения и деперсонализации таким недвусмысленным способом. Это было впервые в моей продолжительной психиатрической практике, подобного я еще не наблюдал. Я объяснил ей, что она испытывала раскол, который был у нее с детства. <Это то, что называется раздвоением личности?> — спросила она. Она не связала свои собственные слова с тем, что я ей только что объяснил. <Все девушки в психиатрической клинике говорили об этом. это — то?>

Эти пациенты, очевидно, испытывают раздвоение в организме вполне отчетливо, но не могут ни понять этого, ни описать достаточно точно. Когда она говорила, все ее тело дрожало; она держала грудную клетку в положении вдоха, явственно борясь против полного выдоха. Мне было совершенно ясно, что она совсем не ощущала своего дыхания; ее грудная клетка казалась исключенной из ее самовосприятия. Ее глаза были сильно затуманены, лоб был чуть синеватым, щеки и веки были покрыты пятнами. <Мой мозг опустел. Это никогда не было таким сильным прежде. > Я спросил ее, был ли у нее такой тип приступов раньше. Она ответила утвердительно. Я объяснил ей, что этот приступ не сильнее прежних, но только более четко выражен на переднем плане ее само-восприятия.

Она повторила: <Что с утренней зарей. Я предпочла быть душой, только душой, а не телом. > Вслед за этим ее речь стала бессвязной.

Это был один из наиболее важных сеансов в ее лечении и, я должен добавить, один из наиболее поучительных случаев во всей моей практике. Давайте ненадолго остановимся и попытаемся понять, что произошло. Для беспристрастного клинического психиатра, который видит подобные вещи каждый день, это не означает <ровным счетом ничего>; часть из этих <сумасшедших вещей происходят с лунатиками>. Для нас это наблюдение живого организма наполнено смыслом и глубокими тайнами. Я попытаюсь соединить эти феномены с

От психоанализа к оргонной биофизике____________________________________271

Тем, что мы знаем из оргонно-биофизического функционирования организма. Насколько мне известно, ни психология, ни химия, ни классическая физика не смогли предложить какое-либо правдоподобное объяснение.

Загрузка.

Почему она упоминает утреннюю зарю в связи с деперсонализацией. Что означало, когда она сказала, что она нашла себя, свою душу, там, где обычно были ее <силы>?

Было совершенно ясно, что если мы не перестанем думать о подобных вещах с улыбкой или чувством превосходства невежды, мы ни к чему не придем. Мы должны твердо придерживаться логического вывода, что живой организм не может что-то ощущать, если за этим не стоит что-либо реальное. Исследовать мистические ощущения на научной основе вовсе не значит верить в существование сверхъестественных сил. Все, чего мы хотим, — это понять, что происходит в живом организме, когда он говорит о <внешнем>, или о <духах>, или <о существовании души вне тела>. Безнадежно пытаться преодолеть суеверие без понимания того, что это и как это функционирует. Более того, мистицизм и суеверия управляют разумом огромного большинства человеческой расы и разрушают их жизни. Игнорирование этого как <фальшивки>, как это делает невежественный и поэтому надменный механицист, ни к чему не приведет. Мы должны понять мистические наблюдения, не становясь мистиками.

Пациентка спроецировала часть своего организма на стены комнаты и наблюдала за собой со стен. Если мы хотим описать в точности, что случилось, мы должны сказать, что ее самовосприятие появилось там, где обычно возникали ее <силы>: на стенах комнаты. Следовательно, оправдывается утверждение, что <силы> представляют определенную функцию ее организма. Но почему на стенах.?

Слушание голосов <оттуда> и наблюдение предметов на стенах — это типичное шизофреническое ощущение. В основе этого должна лежать определенная базисная функция, которая отвечает за это ощущение. Проецирование определенной функции наружу, очевидно, отвечает за раздвоение личности. В то же время хроническое раздвоение личности или, другими словами, недостаток единства в организме, является фоном, из которого неожиданно появляется резкий раскол. Психоаналитическое объяснение механизма проецирования в терминах репрессивных побуждений, которые приписываются другим людям или предметам вне их, имеет отношение только к удовлетворению спроецированной мысли на внутреннюю сущность, но не объясняет функцию самого проецирования. Эти проецируемые мысли различны у каждого пациента; механизм проецирования — один и тот же во всех случаях. Следовательно, механизм проецирования гораздо более важен, чем его содержание. Важно знать, что преследователь в параноидной галлюцинации — это любящий гомосексуальный объект; но почему один человек проецирует свое гомосексуальное желание, в то время как другой подавляет его и объединяет в некоторые виды симптомов? Содержание — одно и то же в обоих случаях. Поэтому основная причина кроется в разнице между механизмом проецирования и возможностью проецировать.

Давайте поверим каждому ее слову. Впоследствии мы решим, что искажено, а что действительно правда. Наиболее удивительным является утверждение, что восприятие <там, где обычно бывают силы>. Это подобно тому, как если бы восприятия обнаруживались на некотором расстоянии от поверхности тела. Очевидно, должно существовать сильное волнение внутри способности самовос-приятия перед <ощущением существования вне себя>, которое вполне возможно. Это внутреннее волнение есть, как мы выяснили ранее, раздвоение само-восприятия и удаление от объективного биофизического процесса. В здоровом

Организме они объединены в одно ощущение. В бронированном невротике биофизические ощущения практически вообще не развиваются; плазматические потоки значительно ослабевают и лежат ниже порога самовосприятия (<омертвление>). И наоборот, у шизофреника плазматические потоки остаются сильными, но их субъективное восприятие повреждено и расколото; функция восприятия не объединяется с потоками, а становится как бы <бездомной>. Так как субъективное восприятие не имеет отношения к объективным плазматическим потокам, шизофреник ищет причину ощущений, которые он не чувствует как свои собственные.

Эта ситуация может объяснять чувство, которое так часто испытывает шизофреник, когда раскол между возбуждением и восприятием становится сильным. Он чувствует что-то, что не является его собственным; здесь должна быть причина ощущений, которую он не может найти; люди не понимают его; врачи говорят, что это сумасшествие. Беспокойство и волнение являются логическим результатом этого чувства. Шизофреник слышит себя говорящим, но, так как его самовосприятие отделено от биофизического процесса, которому оно принадлежит, он издает странные звуки; слова теряют свой смысл, что так хорошо описал Фрейд; это начало дезорганизации речи. Было совершенно очевидно, что речь нашей пациентки начинала ухудшаться всякий раз, когда <восприятие себя на стенах> достигало максимума.

Пик основного шизофренического раскола, при четком наблюдении ощутимой галлюцинации (<нахождение вне себя>), вызывает конкретные реакции тела. У нашей пациентки этой реакцией было сильное блокирование дыхания против грядущих плазматических ощущений, которые являлись непосредственной причиной проецирования. Ее мозг, несомненно, ощущал недостаток кислорода вследствие блокированного дыхания.

В этой связи мне вспомнилось наблюдение, которое я сделал приблизительно двадцать восемь лет назад в состоянии общей анестезии. Я пошел на это с твердой решимостью, чтобы понять, что чувствует человек, начинающий терять сознание. Я сумел запомнить лишь очень немногое после того, как проснулся. Наиболее впечатляющей частью этого эксперимента было ощущение, что голоса людей в операционной удалялись все дальше и дальше, становились все более и более нереальными; затем я почувствовал, как будто мои собственные восприятия ушли на далекое расстояние. Деперсонализация, из-за сильного действия лекарства, наблюдалась в следующей форме: <Я чувствую, что я все еще чувствую. я чувствую, что я еще все чувствую, что я чувствую. я все еще чувствую, что я все еще чувствую, что я все еще чувствую. > и так без конца. В то же самое время я чувствовал свое эго удаляющимся во внешнее пространство и воспринимающим голоса издалека.

Полная потеря самовосприятия предшествует ощущениям, очень похожим на те, что описала пациентка. Таким образом, тайна приоткрывается.

Проецирование — это фактически процесс удаления способности ощущать, его отделение от функций организма. Результат этого — иллюзии чувственного восприятия <за пределами организма>.

Это отделение функции самовосприятия от функций организма воспринимается в некоторых случаях так, словно <душа покидает тело> или <душа находится вне тела>. Так как восприятие имеет слабый контакт с биоэнергетическими функциями, которые оно отражает субъективно, возникает <самоотчужде-ние> или <самоудаление на большое расстояние>. Процессы проецирования, транса, деперсонализации содержат в своей основе конкретное раздвоение в биоэнергетической системе.

Рис. Шизофренический раскол из-за блокировки восприятия возбуждения; возбуждение воспринимается <удаленно>

Раскол между телесным возбуждением и психическим восприятием этого возбуждения удаляет ощущения тела на расстояние. Между телесным возбуждением и его восприятием возникает блокировка.

Рис. Аффект-блок компульсивного невротика из-за блокирования оргонотического потока общим панцирем. Возбуждение заблокировано, наступает эмоциональное омертвление: самовосприятие полное, но <безжизненное>

У компульсивного невротика поток энергии ослаблен или заключается в панцирь, как только он возрастает. У шизофреника поток энергии не уменьшен и блокировки в производстве самой энергии нет, есть только недостаток восприятия высокой возбудимости. Этот недостаток восприятия несомненно связан с определенным блоком в области основания мозга; особенно в оптическом нерве, который выражается в типичном шизофреническом взгляде. Я считаю, что нужно искать соматическое повреждение где-нибудь в мозге. Крайним заблуждением было бы думать, что можно лечить шизофренический процесс путем фронтальной лоботомии. Шизофрения, так же как и рак, — это главные биопатические процессы, местные симптомы которых появляются из-за нарушенного функционирования в органах. Не следует также принимать местное нарушение в мозге за шизофренический процесс, как нельзя принимать местную раковую опухоль за всеобщий раковый процесс. Обе ошибки противоречат медицинским принципам.

Функция самовосприятия пациентки нарушалась в зависимости от того, насколько сильно развивался раскол между возбудимостью и восприятием. Разобщенность и количество бессмысленных слов увеличивалось, когда усиливался раскол. Нормальная функция речи возвращалась, как только раскол ослабевал и пациентка вновь начинала чувствовать телесные потоки как свои собственные. Это привело меня к заключению, что функция самовосприятия в целом зависела от контакта объективной возбудимости с субъективным ощущением возбудимости. Чем теснее этот контакт, тем сильнее функционирует само-восприятие.

ВЗАИМОСВЯЗЬ СОЗНАНИЯ И САМОВОСПРИЯТИЯ

Описанное ниже есть первая оргономическая попытка приблизиться к проблеме взаимосвязи сознания и самовосприятия. Это не попытка разрешить самую большую загадку природы, а попытка четко сформулировать проблему самопонимания: сознание есть функция самовосприятия, и наоборот. Если са-мовосприятие полное, то сознание также ясное и полное. Когда функция са-мовосприятия ухудшается, функция сознания тоже ухудшается, что приводит к нарушению речи, ассоциаций, ориентации в пространстве и т, д. Если само-восприятие непосредственно не нарушено, а только отражает жесткость структур организма — как у аффектно блокированного невротика, — функции сознания также будут жесткими и механическими. Когда самовосприятие отражает притупленное функционирование организма, тогда сознание также будет притупленным. Когда самовосприятие отражает удаленную, слабую возбудимость, в сознании будут развиваться идеи существования <внешних незнакомых и странных сил>. Вот почему шизофренический феномен, лучше, чем любой другой тип биопатии, позволяет приблизиться к одной из наиболее сложной и неясной проблеме всего естествознания: способностью живой материи осознавать себя.

Хотя самовосприятие образует самопонимание и хотя природа самовосприя-тия определяет тип сознания, эти две функции мозга не идентичны. Сознание появляется как более высшая функция, развивающаяся в организме намного позже, чем самовосприятие. Степень его ясности и единства зависит, судя по наблюдениям шизофренических процессов, не столько от интенсивности са-мовосприятия, сколько от более или менее завершенной интеграции бесчислен-275

Ного количества элементов самовосприятия в одно единое ощущение самого себя. Мы видим, как при шизофреническом расколе это единство рушится и как, вместе с этим, функции сознания распадаются на составные части. Обычно распад самовосприятия на части предшествует распаду функций сознания. Дезориентация и беспорядок — первые реакции на собственную дискоординацию восприятия. Мыслительная ассоциация и скоординированная речь. которые зависят от этого, является следующими функциями сознания человека, которые разрушаются, когда раскол самовосприятия зашел достаточно далеко. Тип дискоординации сознания отражает тип распада самовосприятия.

В параноидной шизофрении, где самовосприятие сильно нарушено, ассоциации и речь также бессвязны. При кататоническом оцепенении, когда организм резко и сильно сжимается и становится неподвижным, как правило, наблюдается отсутствие речи и эмоциональных реакций. В картине шизофренической болезни, где прогрессирует медленное ухудшение и притупление всех биофизических процессов, восприятие и сознание также, как правило, притупляются и сильно замедляются.

Таким образом, мы можем сделать вывод: психические функции самовос-приятия и сознания непосредственно связаны с определенным биоэнергетическим состоянием организма. Это позволяет утверждать, что шизофрения — это действительно биофизическое, а не психическое заболевание. Причину психических расстройств до сих пор искали в механических или химических повреждениях мозга и его ответвлений. Наш функциональный подход кладет в основу другое понимание этой причины.

Шизофренический процесс раскола биофизической системы проявляется в совершенно определенной форме. Расстройство самовосприятия и сознания непосредственно связано с расстройствами эмоциональных функций; однако эмоциональные функции являются функциями оргонотической плазменной подвижности, а не структурных или химических состояний. Эмоции — это биоэнергетические функции, а не психические, химические или механические. Общий принцип функционирования можно представить следующим образом:

Биоэнергетические функции — "раздваиваются": Психические функции (вверх) и Механические и химические функции (вниз).

Никакая другая структура не возможна. Поместить во главу угла механические и химические функции вместо биоэнергетических означало бы увязнуть в механистических способах мышления классической психиатрии, которые ни к чему бы не привели. Признание приоретета психических функций над биоэнергетическими привело бы нас к метафизике.

Давайте попытаемся понять функциональные отношения между самовос-приятием и эмоциями. В своей книге <Раковая биопатия> я попытался нарисовать приблизительную картину развития маленького ребенка следующим образом.

Движения новорожденного еще не скоординированы в одну функцию и, соответственно, в них нет никакой <цели> и <значения>. Правда, удовольствие и реакции беспокойства уже ясно сформированы: но мы не находим пока никаких скоординированных движений, которые указали бы на существование общего сознания и самопонимания. У новорожденного самовосприятие уже существует и полностью функционирует, но не в скоординированной форме. Руки движутся сами по себе, и глаза, которые пока еще не фиксируются на опреде-276 Анализ личности

Ленных объектах, движутся также сами по себе. Ноги совершают бессмысленные и неосознанные движения, без какой-либо связи с движением других частей тела. В течение первых нескольких месяцев жизни медленно развивается координация независимых и раздельных движений. Мы должны предположить, что некоторые виды функциональных контактов прогрессивно устанавливаются между многими органами и возникает единство с более многочисленными контактами. Возможно, мы не будем слишком далеки от истины, если также признаем развитие и координацию функций различных восприятий. Поскольку самовосприятие зависит от плазматических движений, самовосприятие во внутриутробном и послеродовом существовании могло быть только смутным и расколотым на большое количество самоощущений в соответствии с раздельностью плазменных потоков. С возрастанием координации движений их восприятие также постепенно координируется друг с другом, пока не достигается состояние, при котором организм движется скоординированно как одно целое, поэтому многие различные восприятия самого себя объединяются в одно общее восприятие своего движения. Но до тех пор, пока этого нет, нельзя говорить о полностью развитом сознании. <Цель> и <значение> биологической деятельности, возникают как вторичные функции, тесно связанные с развитием координации. Этот процесс происходит у низших животных значительно быстрее, чем у человека. Причина этого пока неизвестна. У ребенка способность говорить не развивается до тех пор, пока движения тела и соответствующее само-восприятие не достигнут определенного единства.

Следует отметить, что цель и значение движений извлекаются из функции координации, а не наоборот. Цель и значение, следовательно, — вторичные функции, полностью зависящие от степени координации движений отдельных органов.

Рассуждая логически, мы должны далее принять, что разумность деятельности, которая является целеустремленной и значимой относительно окружения и собственной биоэнергетической ситуации, также появляется как функция эмоциональной и восприимчивой координации. Очевидно, что никакая разумная деятельность не возможна до тех пор, пока организм не функционирует как хорошо скоординированное целое. Мы ясно видим это при шизофреническом расколе, который отменяет подлинный процесс биоэнергетической координации, причем целеустремленность, значимость, речь, ассоциации и другие высшие функции организма распадаются до такой степени, до которой распадается их эмоциональное, биоэнергетическое основание.

Теперь понятно, почему шизофреническое раздвоение так регулярно обнаруживается уходящим корнями в предродовое и непосредственно послеродовое развитие: каждое серьезное нарушение, которое происходило в процессе координации организма, создает слабое место в личности, в котором позже, при определенных эмоциональных условиях, и будет наиболее вероятно наблюдаться шизофреническая дискоординация.

То, что в психоанализе называется <фиксацией в раннем детстве>, собственно говоря, есть не что иное, как слабость в структуре функциональной координации. Шизофреник не <впадает в детство>. <Регресс> есть просто психологический термин, описывающий фактическую эффективность определенных исторических событий. Детские ощущения, однако, не могли бы быть эффективными двадцать или тридцать лет спустя, если бы они на самом деле не нанесли ущерб процессу координации биосистемы. Это — действительное повреждение в эмоциональной структуре, а не длительное ощущение в детстве, которое составляет динамический фактор болезни. Шизофреник не <возвращается в материнское лоно>. Он становится жертвой точно такого же раскола в координа-От психоанализа к оргонной биофизике 277

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.